Сексуальный студент по обмену 2 читать онлайн

первой записке, которую Кингстон оставил утром после того, как я буквально свалилась на
его колени.
Я смеюсь над горьким воспоминанием и понимаю, что это было только начало
наших моментов, которые мы создадим вместе. Я никогда не чувствовала себя счастливой,
по сути, но как я не могу не испытывать это сейчас?
У меня есть только один человек, которому стоит сказать спасибо, тому, кто начал
все это.
Я стучу в дверь спальни моего брата, которая слегка приоткрыта.
Разочаровываясь, когда он не отвечает, я все равно открываю ее и захожу внутрь. Не
знаю где его носит, но его здесь нет… и потому что я могу – это привилегия сестры –
пошпионить. В конце концов, у меня уже был такой опыт.
Но Себ облегчает мне задачу. Мне даже не нужно рыться в ящике, потому что все,
что я хочу видеть, лежит прямо на столе.
Открытки — более дюжины из них, из разных европейских городов.
— Ищешь что-то конкретное?
Его голос пропитан смехом, и я подскакиваю от этого звука.
— Нет, просто, хм… зашла сказать привет.
Я нагло лгу, но он пропускает это мимо ушей.
— И тебе привет. Кингстону понравился танец?
— Ага, он влюбился в него.
— Кто бы мог подумать? — Мой брат хихикает и качает головой. — Моя сестра
влюблена. Я рад за тебя, Эхо, очень. Вы заслуживаете друг друга. Отлично дополняете
друг друга.
Он прислоняется к стене своей спальни, скрестив лодыжки и руки.
— Значит, ты действительно возвращаешься в Шотландию вместе с ним, да?
Я киваю, слезы появляются в моих глазах.
— И ты останешься там?
— Я останусь там, где останется Кингстон. Всегда.
Он выглядит задумчивым, прежде оттолкнуться от стены. – Иди сюда.
Он разводит руки, и я лечу к нему, закрывая глаза и борясь, чтобы не зареветь.
Ничто не может сравниться с объятиями старшего брата.
— Эй, а, ну, не плачь. В том особняке ведь найдется местечко для старшего брата?
Я соплю, но отвечаю: — Конечно. В любое время.
— Эхо, — он отступает и смотрит на меня сверху вниз. – Нет смысла грустить. Я буду
приезжать. Обещаю.
— Знаю, — я отхожу, вытирая глаза. — Но я хочу, чтобы ты тоже был счастлив, Себ.
Никто не заслуживает этого больше, чем ты.
— Я работаю над этим, — он шевелит бровями, изощренно – о, недостаточно для того,
чтобы я это так просто пропустила – его глаза падают на кучу открыток, а затем снова на
меня.
— Ох, понятно, — отвечаю я. Я усмехаюсь и подхожу к ним, поднимая одну, чтобы
потешиться.
— Я догадывалась, что что-то происходит там. Ты и Натали, да? – смеюсь я, громко и
сильно, уже представляя это.
Он наклоняет голову в бок, поднимая брови. – Чего ты смеешься?
Я щелкаю языком. – Ох, дорогой братец, ты понятия не имеешь во что
ввязываешься. Как же тебе это сказать? Нат…
Я ищу правильные слова.
— Необычная. Как глоток свежего воздуха. Очень умна. Прямая. – Смеюсь я. – Она
определенно не даст тебе заскучать.
Его глаза загораются, и появилась самая большая улыбка, которую я когда-либо
видела на его губах.
— Да, я уже понял это и сам… и я наслаждаюсь каждой минутой.
Document Outline
Внимание!
Текст книги переведен исключительно с целью ознакомления, не для получения материальной выгоды. Любое коммерческое или иное использование кроме ознакомительного чтения запрещено.
Любое копирование без ссылки на переводчика и группу запрещено.
Создатели перевода не несут ответственности за распространение его в сети.
Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Как и было обещано, он берет полный контроль, и я впадаю в состояние чистой покорности, следуя его молчаливой команде.
Он начинает с поцелуя настолько глубокого, медленного и замечательного, что я уверена, он ощущает мою капитуляцию. Его руки скользят по моим рукам, только чтобы затем поднять их над моей головой.
— Держи их там для меня, — рычит он.
Затем он немного поднимается, чтобы смотреть как он постепенно, мучительно скользит по моему животу, груди и наконец, к моей голове.
Он стонет, одобряя. – Совершенная.
Мои соски твердеют, а кожа пульсирует от его блаженных прикосновений. Каждый инстинкт говорит мне прикрыться, поскольку я намного уязвимее, чем когда-либо в своей жизни. Но он говорит то, что мне нужно услышать.
— Женщины думают, что они понимают мужчин, — его взгляд скользит по его рукам, скользящим по моему животу, который дрожит под его прикосновеньями. – Вот почему ты задумалась над тем, что у меня в голове. Ты прикидываешь, сравниваешь… достаточно ли сексуальна?
Он продолжает изучать каждый дюйм моей обнаженной плоти, дразня мои соски, которые слегка подпрыгивают от моего неровного дыханья.
— То, что ты не знаешь, что самцы очень – первобытные существа, они знают все о своей паре с той минуты, как только видят ее… — Он опускает голову, кончик его носа скользит по моей коже. – Нюхают ее. И когда они заявляют на нее права, она становится их, навсегда.
Глава 20
Проснувшись на следующее утро, я снова могла вспомнить свои сны. Но на этот раз они были не просто желанием моего сердца найти жизнь во сне. Картинки, которые крутились всю ночь в моей голове, были воспоминаниями, мой разум продлевал радость каждого прикосновенья, поцелуя, слов, произнесенных шепотом и толчков его тела в мое.
— Утречко.
Его сексуальное приветствие раздается над ухом, когда он целует мою шею, и я чувствую, как его рука сжимает мою талию. – Как ты себя чувствуешь?
— Любимой, — выдыхаю я счастливо, извиваясь в его объятиях. – А ты как себя чувствуешь? — Невзрачный вопрос, возможно, учитывая, что это не его первый раз, но все же мне нужно услышать ответ.
— Счастливым.
Я смотрю на него через плечо, и то, что я вижу, заставляет мое дыхание задержаться в легких от осознания. Его утренний шепот, эта сонная улыбка… Я хочу, чтобы каждая из них, принадлежала только мне на всю оставшуюся жизнь.
Знаю, что должна чувствовать себя глупо – слишком молодая, влюбленная дурочка, однако это так далеко от истины. Я никогда не стану стыдиться своих чувств к Кингстону, я никогда не буду бороться с этим снова. Любая битва, которой я буду противостоять, будет заключаться в том, чтобы защищать то, что мы имеем против любого, кто осмеливается преуменьшить или опровергнуть это… и да, я больше всего боюсь, что это будет мой папа.
Я люблю Кингстона, и всегда буду любить. И хотя мой папа сказал, что он понял, и позволил мне остаться с Кингстоном во время его горя, я не знаю, как долго продлится его снисхождение дальше. И пока я не могу предсказать, что будет в будущем, уверена в одном – я больше не потеряю Кингстона.
Разве это не грустно, как жизнь… общество… да что угодно, поучает нас? Когда что-то оказывается слишком хорошим, чтобы быть правдой, все быстро говорят: «Подумай». Но когда что-то действительно вдохновляющее и чудесное, каждый сомневается в этом – или, в лучшем случае, не ценит это, как следует.
И все же, трагичные любовные истории продолжают удерживать рекордные кассовые сборы каждые выходные. Стоит только попробовать.
Но я отказываюсь соблюдать правила. Я буду верить всем сердцем, верить всем своим духом, с гордостью размахивая этим причудливым флажком.
Мы не торопясь, наслаждаемся своим новым статусом наших отношений с томными поцелуями. Наши непослушные руки бродят по нашим телам, и мы говорим ласкающие слова против теплой кожи.
Я знаю, что он сдерживается, боясь, что мне будет больно, и это на самом деле так, но блаженное возбужденное состояние заставляет меня приблизиться к тому, чтобы снова попросить его внутри себя – любить меня, медленно и нежно – когда в дверь кто-то стучит.
— Мистер Хоторн? – незнакомый голос раздается за дверью. — Простите меня, сэр, но вам нужно срочно спуститься вниз.
— Спасибо, Барклай, — громко отвечает Кингстон, поднимаясь с кровати.
— Это бабушка, — волнуясь вслух, говорит он, когда быстро одевается.
— Подожди меня.
Я хватаю одеяло и пробегаю по коридору, мимо Барклая, скромность – самая далекая вещь в моем разуме. Я должна добраться до своей одежды, которая все еще находится в моей комнате, а затем спешу обратно к Кингстону.
Я быстро одеваюсь, заплетая свои волосы, и брызгаю водой на свое лицо, делая все возможное, чтобы бесстыдно не «объявить» его семье, как мы провели прошлую ночь, потому что я почти уверена, что выгляжу совершенно растрепанной.
Мы встречаемся в коридоре, соединяя наши руки, прежде чем спуститься вниз в комнату, где находится Поппи.
Она бодрствует, ее глаза открываются, излучая радость, а Джерард сидит у ее постели.
— Бабушка, — голос Кингстона дрожит, когда мы медленно приближаемся к ней, и он ускоряет наш темп. — Что случилось? Что я могу сделать?
Она улыбается, красивые морщины ее возраста, любви и мудрости углубляются на ее лице, когда она отвечает слабым голосом: — Идите сюда.