Сексуальный студент по обмену 2 читать онлайн

Аннотация:
Когда Эхо Келли приглашают совершить путешествие по всей Великобритании, она
тут же хватается за эту возможность, которая выпадает один раз в жизни, отказываясь
позволить мимолетному прошлому остановить ее.
По крайней мере, это то, в чем она убеждала себя, до того момента пока снова не
встречается с ним. Не лучшее время для выяснения отношений, и поэтому ей
необходимо подготовиться, чтобы справиться с этим. И что самое интересное –
объявление, которое она никогда не видела … Он – гид.
У нее нет никакого запасного плана для этого случая.
В тот момент, когда Эхо приняла предложение, Кингстон понял, что это значит. И когда
он видит ее, стоящую около своего дома детства, ее судьба предрешена навсегда.
Ничего не помешает, наконец-то, заполучить то, что всегда принадлежало ему.
Ее.
Не каждому дается второй шанс, и Кингстон Хоторн уж точно уверен, что он не
упустит его.
Пролог
— И никакого алкоголя, — предупреждает Себастьян тихим шепотом, обнимая меня
на прощание.
Я не даю никаких обещаний, продолжая дразнить. – Я достаточно взрослая, чтобы
пить в Великобритании, поэтому…
— Эхо, — он прерывает наши объятия и кладет свои руки на мои плечи, его голос по-
прежнему тихий, но твердый. – Я бы не тратил последний месяц, помогая убедить нашего
отца (самого упрямого, чрезмерно опекающего мужчину во всем мире), чтобы позволить
тебе путешествовать по всему миру для того, чтобы ты напилась или еще хуже. Поэтому,
пожалуйста, будь благоразумной, надежной сестрой, которой я доверяю. И не делай того,
чего бы я ни делал.
Он выгибает одну бровь и посылает мне хитрую мелькающую усмешку.
Узнаваемый огонек горит в его глазах. Именно тогда я понимаю, что у меня есть его
благословение погулять, пока буду путешествовать по всей Европе … до тех пор, пока не
осознаю, что это просто забота старшего брата, и нужно прислушаться к некоторым из
его советов.
— Я буду беречь себя, — улыбаюсь ему. – И пообещай мне, что ты расскажешь, если
Саванна и Клей будут шнырять в округе. Или…
— Остановись, — перебивает он меня. – Ты беспокойся о том, чтобы у тебя хватало
места выпрямить ноги во время полета и расправить крылья во время путешествия, а я
позабочусь обо всем здесь. Договорились?
Я киваю. – Хорошо.
— Я настаиваю, Эхо. Мы не просто меняемся местами, мы меняемся ролями. Теперь
моя очередь, чтобы остаться дома и позаботиться о родителях, Сэмми и «змеях», о
которых мы думали, что они заботятся о нас. Теперь твоя очередь жить, младшая
сестренка. Не позволяй вводить себя в заблуждение, как это было со мной, тратя время
впустую. Просто живи.
— Постараюсь, — резко поворачиваю голову, решительно настроившись сдержать
обещание, которое дала Себастьяну и себе, а затем смотрю на остальную часть моей
семьи.
Я уже провела добрый час, прощаясь со своими родителями и Сэмми, которые
стоят в нескольких футах позади, наблюдая. Глаза моей мамы все еще красные от
предыдущих слез, но не сдерживающие намека на грусть. Теперь, они заполнены только
ярким чувством гордости, смешанным с небольшим оттенком страха, который у нее не
получается скрыть.
И выражение лица моего отца мягкое, почти ничего не выдающее, кроме истинной
любви. Это удивляет и захватывает, потому что если он не беспокоится, то, как быть тогда
мне? Я до сих пор понятия не имею, как моя мама и Себастьян уговорили его позволить
мне поехать, но знаю, что буду вечно им благодарна.
— Я люблю тебя и клянусь, что буду звонить как можно чаще, — говорю я своим
родителям, прежде чем забрать свою сумку у Себастьяна.
Когда я готовлюсь сделать шаг к линии безопасности, Себастьян говорит
окончательное предложение, пугающее сообщение.
— Кингстон не так уж и плох, Эхо. Каждый совершает косяки однажды, но иногда
они идут на пользу. Так же, как иногда ты думаешь, что знаешь человека, и оказывается,
что ты была не права … Или, может быть, ты была права все время.
Его слов достаточно, чтобы заставить меня испытать головокружение. Откуда это
взялось, и зачем вспоминать прямо сейчас, когда я буквально одной ногой в самолете?
Я не слышала имя Кингстона уже шесть месяцев. И несмотря на цветы,
доставленные на мой день рождения, и билет на мой выпускной, я думала, что он исчез с
моего радара, или я с его. Не говоря уже о том, что мне сообщили об его отсутствии на
этой летней поездке.
Так почему же мой брат выбрал разбрасываться загадками? Словами, которые,
возможно, имеют глубокий смысл, если бы он говорил на простом, понятном языке. Об
этом я не знаю, и счастлива по этому поводу.
— Что? – все, что я могу сказать в ответ, мое лицо выражает смятение.
Себастьян смеется над моей гримасой, которая мне хорошо известна, пожимая при
этом плечами. – Просто не забывай об этом.
— Эхо, лучше встать в очередь, — говорит моя мама, и мне интересно, слышала ли
она финальный, импровизированный разговор между братом и мной. – До твоего вылета
осталось меньше часа, дорогая.
— Хорошо, — отвечаю я. Смотрю на нее, затем поворачиваю голову обратно к
Себастьяну. – Ты говорил с ним? Я с ним увижусь? Я не хочу этого! – шиплю я.
Он улыбается. – Ты просто должна довериться мне. Теперь иди, повеселись и
убедись, что сможешь привезти Сэмми лучший сувенир, чем я. Я безнадежен в покупках, —
он сжимает мою руку. – Люблю тебя.
Он отстраняется, когда приближающаяся линия безопасности достигает меня,
забирая нетерпеливых путешественников, ударяющихся об мои ноги.
— Удачи! – кричит Сэмми.
Я машу и поворачиваюсь, чтобы присоединиться к очереди, убеждая себя, что мой
отец никогда бы не разрешил эту поездку, если Кингстон был бы ее частью. Жерар Хоторн
и мой папа стали друзьями, там было доверие, но не настолько сильное.
Возможно, мой брат сказал слова, чтобы точно описать ситуацию, но это не было
нормальным советом. Себастьян говорил, опираясь на его философский опыт,
подтверждая характер Кингстона. Я знаю, мой брат и он не догадывались о чем-то
подобном, особенно после того, через что мы прошли с двумя «друзьями», чьи характеры,
как мы думали, знаем.
А что если он разговаривал с Кингстоном? Когда? Они виделись друг с другом,
когда Кингстон вернулся в Лондон?
Так много вопросов без ответов проносятся в моей голове, пока я в нервном
ожидании передаю свой билет и паспорт на проверку.
Да кого я обманываю? Как обычно, навыдумываю всякое в своей голове, раздувая
до неимоверных масштабов, чем оно есть на самом деле, рискуя провести это лето, ломая
голову. Кингстон и я провели всего два месяца, живя рядом друг с другом, и редко
разговаривали в течение половины этого времени. Кого заботит, если я увижу его? Не
думаю, что этот короткий кусок нашего проведенного времени, что-то значил для
него.
Я бросаю свою сумку на конвейерную ленту и, наконец, позволяю себе
непринужденно улыбнуться. Мое будущее – исследовать целый мир, а Кингстон Хоторн не
что иное, как часть небольшого прошлого.
Глава 1
Я просыпаюсь, хватая воздух от неожиданности. Сбрасывание самолетом высоты,
превращается в классический клубок у меня в желудке, пока мы начинаем наше
приземление в аэропорте Хитроу.
Молчаливо зевая, улыбаюсь, радуясь, что снотворные таблетки, которые я теперь
принимаю каждую ночь, оказались стоящими на мой первый международный рейс. Спала
как ребенок.
— Похожа на мертвеца, если спросишь меня.
Моя голова резко поворачивается влево. Взгляд проходит мимо свободного
центрального места и устремляется на парня, сидящего в конце нашего ряда, который
смотрит на меня. Я что сказала последнюю фразу вслух?
— Извините? — Я нарочно спросила вслух прямо сейчас.
— Мы попали в довольно сильную турбулентность пару часов назад, и ты даже не
шелохнулась. Если не считать твоего храпа, я начал переживать, — он улыбается, а затем
возвращает свое внимание к просмотру фильма перед ним.
— Я не храплю, — утверждаю я, наблюдая, как его губы ползут вверх. – И разве тебе
не нужны наушники, чтобы слушать фильм?
— Неа, твой храп был милым. Не хотел пропустить его, — он смотрит на меня,
ухмыляясь, в то время, как мои щеки краснеют.
— Серьезно, никто никогда не говорил мне раньше, что храплю, поэтому я называю
это фигней. Думаю, тебе просто померещилось, — я заправляю часть волос себе за ухо,
отметив, что мой голос намного дружелюбнее, чем я ожидала. Я что флиртую?
Быстро опускаю взгляд, внезапно испытывая неуверенность в себе, не говоря уже о
продолжении флирта.
Парень выглядит примерно моего возраста. У него теплая, дружелюбная улыбка – и
по тому, как он сел, я могу сказать, что у него тело, словно у американского футболиста.
Его широкие плечи выходили за пределы его сиденья, и его футболка, пытающаяся со всех
сил удержать накаченные бицепсы. Он выглядит немного пугающим на первый взгляд, но
есть что-то и милое в нем.
Поэтому, да, возможно, я все-таки флиртовала с ним … немножко. Это заставляет
меня осознать, что меня на самом деле волнует, говорил ли он правду. Так, когда я
храпела? Возможно ли, что это побочный эффект снотворного?
Его ответ получается милым, с нотками игривости, которые я легко воспринимаю.
— Возможно, они просто не хотели ранить твои чувства?
Я на самом деле начинаю хихикать за кратчайшие секунды. – Но у тебя нет с этим
проблем?
— Очевидно, что нет. Будучи незнакомцами, общение становится проще.
— В этом есть логика. Ну, я Эхо… больше не незнакомцы.
Я едва не позволяю своему мозгу вернуться в то время, когда в последний раз
встретилась с «незнакомцем» ( и хриплые, непристойные слова, которые он прошептал в
темноте), но тут же запихиваю эти мысли куда подальше.
— Так, — начинаю я, откашливаясь, меняя тему, — не стесняйся избавить меня от
каких-либо других унизительных замечаний.
— Эхо, — повторяет он, его глаза сверкают. – Уникальное имя… мне это нравится.
Поэтому, это означает, что я вероятно не должен упоминать о тихом фырканье, который
слышал тоже?
Он смеется – не удивительно, потому что мое лицо стало просто вялым.
— Шучу, — он вскидывает руки. – И храп был едва заметным, но, как я уже сказал,
очень даже милым.
— Эм… спасибо, — бубню я, мое выражение лица натянуто с долькой смущения. –
Так, у тебя есть имя?
Он открывает рот, чтобы ответить, в это время колеса самолета касаются земли. Я
инстинктивно хватаюсь руками за свое сиденье и смотрю в окно, отказываясь пропустить
мое первое приземление туда, где я сейчас нахожусь – Лондон. Земля Кингстона.
Мое сердце сжимается от мысли, второй мысли в водовороте всего лишь за