Сексуальный студент по обмену 2 читать онлайн

отвлекаюсь, потому что не только задница Кингстона выглядит потрясающе в его хорошо
облегающих, темных джинсах – что отвлекает само по себе – но и Чад устраивает для
меня величайшую экскурсию всю дорогу.
— Итак, ты и Кингстон, — интересуется он. – Вы разобрались между собой?
Я облегчаю его ношу резким ответом. – Да, только дружба. Что мы и делаем.
— Ты точно уверена? – упорствует он еще больше. – И больше ничего?
Я раздраженно смотрю на него.
— Не думаю, что это тебя касается, и я действительно не хочу, чтобы весь день
пошел «коту под хвост». Поэтому, можем мы прекратить это? – я дарю ему легкую улыбку.
– Давай наслаждаться городом.
— Ты права, — отвечает он, посмеиваясь. – Виноват. Извини, больше такого не
повторится.
— Ничего страшного, — я игриво толкаю его локтем, не желая портить себе день.
Больше никаких вопросов, как и было обещано, и через несколько минут мы уже
оказываемся у собора. Я не могу заглушить свой восторженный вздох. Я стою перед одной
из самых больших, самых известных церквей в мире – я, Эхо Келли, из Келли Спрингс.
Я чувствую, как слышу его слабый смешок, и, кинув на него взгляд, нахожу
мягкую, но сексуальную улыбочку, посланную мне.
— Вы готовы войти внутрь, — он обращается ко всем, но опять же, я знаю, что он в
действительности спрашивает только меня.
Я киваю головой в сдерживающем волнении, и его улыбка становится невероятно
широкой.
Не могу не смотреть, восхищаясь, но достаточно быстро прихожу в себя;
величественная история окружает меня. Я делаю столько фотографий, сколько могу, даже
когда мы поднимаемся по бесконечной лестнице к знаменитой колокольне. И знаете какой
отсюда вид? Невероятный! Просто нет слов, чтобы описать все это.
Прежде чем я осознаю, что мы уже просмотрели все, что смогли увидеть, и пришло
время двигаться дальше. Мне кажется, что я только что приехала, но прекрасно понимаю,
что прошло уже несколько часов.
Я смотрю на ярко-синее небо возле церкви, когда бархатный, с ноткой сочувствия
шепот посылает мурашки по моей коже.
— Я привезу тебя обратно, когда захочешь, Любовь моя – только ты и я. Мы можем
двигаться настолько медленно, как ты захочешь.
Я не знаю, что соблазняет меня больше – мысль о том, чтобы снова приехать сюда,
или его чувственные намеки, лежащие в основе.
На самом деле, все это ложь. Собор поражает, но…
— Не давай обещаний, которых не сможешь выполнить, — отвечаю я ровным тоном,
но вкладываю некое значение, связанное с этим, прежде чем уйти.
Прогулка к Лувру не занимает много времени, и снова я делаю как можно больше
фотографий, соблюдая правило «никакой вспышки», которую игнорируют все остальные,
при этом все они неодобрительно хмурятся.
Чем более известна картина, в частности, Мона Лиза, тем больше толпы вокруг
нее, поэтому всем очень скоро становится скучно с экскурсией по музею. И как бы мне не
хотелось остаться, слишком скоро пришло время двигаться дальше.
Пешее путешествие начинает сказываться на группе, поэтому мы идем
неторопливо, прогуливаясь по самым красивым, ухоженным паркам, которые я когда-либо
видела. Когда мы подходим к великолепному фонтану, я начинаю искать монетку, чтобы
загадать желание.
— Что загадала? — спрашивает Кингстон, подмигивая мне.
Я качаю головой с кокетливой усмешкой. — Если скажу, это не осуществится.
— Зависит от желания. Если это что-то близко к тому, на что я надеюсь, тогда я
действительно смогу воплотить его в жизнь.
Я игнорирую оптимистичный поворот во мне и поворачиваюсь спиной к нему,
загадывая про себя желание, когда бросаю в воду блестящий, медный символ надежды.
Мы идем некоторое время, догоняя других. В конце концов, я чуть ли не
задыхаюсь, узнавая монумент передо мной: Триумфальная арка, построенная
Наполеоном!
Я беру свой телефон и спрашиваю Кингстона, сможет ли он сфотографировать мене
перед этим. Но вместо этого он поворачивается к незнакомцу, проходящему мимо, говорит
по-французски, а затем берет меня за руку.
— Ему лучше не воровать мой телефон, — бормочу я, когда Кингстон обнимает меня
за плечо и прижимает к себе.
— Это будет последняя вещь, которую он сделает. А теперь улыбнись.
После нескольких иностранных слов, которые, как я предполагаю, означают
«Спасибо», Кингстон забирает мой телефон. Но он не отдает его мне, занимаясь тем, что
стучит по экрану.
— Что ты делаешь? – спрашиваю я.
— Отправляю себе копии, я надеюсь это наше первое совместное фото. И твой код
по-прежнему 1-2-3-4, Любовь моя? – смеется он.
— Тише ты, — усмехаюсь я, отбирая свой телефон обратно. – Куда теперь?
— Увидишь. Но лучше, найди своего напарника Чада. Будет на твоей совести, если
бедняжка онанист потеряется.
Я обзываю его грубым и разворачиваюсь, оглядываясь через плечо, чтобы добавить:
— Ты абсолютно прав.
Группа начинает ныть о ванной и еде, именно в этом порядке. В общем, все
соглашаются на необычное кафе, и снова доказывая, что он не козел, как я иногда себе
говорю, Кингстон предлагает заплатить за каждое блюдо.
Я сижу за столом с Чадом и еще двумя людьми, с которыми мне еще предстоит
познакомиться, они представились, как Лейлани и Крис.
— Лейлани? – смеется Крис. – Ты не похожа на гавайца.
— Ну и ты не похож на Криса Хемсворта. – Она одаривает его сдержанной улыбкой.
– Но если ты скажешь мне, что это твое имя, обрати внимание, как я приму его и
воздержись от дальнейших комментариев.
Я одариваю Лейлани небольшой улыбкой одобрения… молодец. Затем, я ловлю
себя на том, что смотрю на Кингстона, который сидит с двумя другими людьми. Они были
с нами сегодня, девушкой по имени Ким, с которой я перекинулась несколькими фразами,
и с парнем, которого не знаю.
Он ловит мой взгляд, мгновенно осознавая, что я смотрю… и на этот раз я не могу
прочитать его выражение. Крошечная усмешка немного кислая, а его серые глаза пустые и
бездонные.
У меня нет времени выяснять причину, потому что меня внезапно осеняет. Четыре
человека сидят за моим столом, и с Кингстоном сидят двое, а это значит…
Черт. Мы кого-то потеряли.
Он выгибает брови, наконец-то, хоть какие-то признаки жизни на его лице, тихо
спрашивая меня о причине тревоги на моем лице.
« Что случилось»? – он одними губами.
Я поднимаю шесть пальцев, хихикая от вспышки в памяти того, что когда-то это
могло означать между нами, и шепчу: « Только шесть. Мы кого-то потеряли».
Его глаза расширяются, а голова поворачивается влево и вправо, прежде чем он
смотрит на меня и вздыхает.
— Кто-нибудь видел Карсона? — спрашивает он с громким раздражением.
Я не могу ответить, видела я его или нет, потому что, если честно, понятия не
имею, кто такой Карсон, даже если бы он свалился на меня как манна небесная.
Никто другой также не может ответить, и когда я осматриваю местность, не вижу в
воздухе белого флага.
— Идите и заказывайте. – Встает Кингстон. – Я скоро вернусь. Если он появится,
наберите меня, пожалуйста.
Часть меня хочет кинуться и помочь ему в поиске, но я передумываю. Нет никакого
смысла в том, чтобы идти и увеличить наш счет «потерь». Поэтому я смотрю на улицу,
желая, чтобы появился белый флаг.
Вскоре подходит официантка, к счастью, она та, кто говорит по-английски, видимо,
заметно, что мы не говорим по-французски. Я заказываю себе и Кингстону выпить.
Но когда она возвращается и спрашивает о наших заказах, я отказываюсь выбирать.
— Ты же наверняка голодна, — говорит Чад, толкая меня в плечо.
— О, я голодна, но уверенна, что и Кингстон тоже. Не думаешь?
— Да, знаю, — его губы изгибаются в улыбке. – Ты и вправду очень милая девушка,
Эхо. Если он где-то накосячил, то он полный придурок.
Лейлани наклоняется, любопытство горит в ее глазах. – О чем вы болтаете? Я что-
то упустила.
— Ничего, — отвечает Чад коротко за меня, прежде чем наклонить голову, чтобы
сказать так тихо, чтобы только я смогла услышать. – Прости, только хотел тебя похвалить.
Даже не подумал.
— Все окей, — отвечаю я, а затем встаю с места, когда ловлю вспышку белого цвета
через улицу. – Карсон?
Парень оборачивается, когда я кричу, облегчение заметно на его лице.
Когда он подходит, я вытаскиваю свой телефон.
Я: Карсон найден, он здесь с нами.
Кингстон: Спасибо, возвращаюсь.
Я: Заказать тебе что-то?
Кингстон: Нет, я не хочу тормозить других. Приду намного позже. Наслаждайся.
Я: Наслаждаться чем? Я еще ничего не заказывала.
Кингстон: Почему?
Я: Я ждала тебя.
Кингстон: Моя ты хорошая. Ты устала притворяться?
Я: Не понимаю, о чем ты.
Кингстон: Ага, ты понимаешь.
Он прав. Я понимаю.
Я: Ты слишком уверен в себе.
Кингстон: Вполне.
Я: Откуда такая уверенность?
Кингстон: Потому что ты сейчас улыбаешься и покраснела? Ты делаешь это только
для меня.
Я поднимаю голову и без усилий обнаруживаю, что он стоит всего в нескольких
футах от меня, наблюдая за мной с заразной улыбкой и чувственным пламенем в его
глазах.
Я закатываю глаза и отвожу взгляд, поправляя салфетку на коленях.
— Карсон, — Кингстон присоединяется к нам во внутреннем дворике. – Рад видеть,
что ты нашел путь назад.
Он занимает свое место за другим столом и подзывает официантку, прося меню,
которое, как мы говорили, будет теперь на обед.
Я даже не осознавала, что солнце было немного ниже в небе, яркий оранжевый
цвет становится ярче, когда верхний слой приобретает оттенок фиолетового, начиная
двигаться.
Сегодня, учитывая то, что мы видели много чего более ошеломляющего и
сюрреалистичного за последние время, похоже, все пролетает мимо меня.
Глава 13
В то время как мы закончили с едой, я думаю, все осознали, какой это был долгий
день. В нас у всех присутствует чувство лени, и я замечаю несколько зевков и сонных глаз.
Будет ли приятней вернуться в отель на автобусе или такси, и продолжить завтра на