Сексуальный студент по обмену 2 читать онлайн

Кингстон не говоря ни слова, смотрит на меня, вес его непоколебимого взгляда
тяжелый, когда я делаю свой заказ. В тот момент, когда официант уходит, меню больше не
мой щит, я обнимаю себя.
— Теперь, как я уже сказал… что ты не договариваешь, Эхо? – спрашивает он с
любопытством.
Черт, краснея, чувствую, как нагреваются шея и лицо. Без еды, на которой бы
можно было сосредоточиться, у меня не остается другого выхода, кроме как сдерживать
смущение, глядя на него. И, в конце концов, я подняла эту тему.
— Предположим, я случайно кое-что заметила прошлой ночью, эм… скажем так, что
заставило задуматься, что ты был с ней или планировал быть, снова… — я делаю глубокий
вздох и набираюсь смелости. – Ты не единственный, и должен быть осторожным с ней.
— Ах, моя прекрасная, краснеющая Эхо. – Он посмеивается, затем наклоняется,
понижая голос до соблазнительного тембра. – Ты видела ее трахающеюся с кем-то?
Я могу только кивнуть.
— И ты подсматривала?
Моя голова снова кивает, я облизываю губы и поднимаю ее, пытаясь спасти
ситуацию.
— Это все, что я тебе скажу, — отвечаю ему. – Я вообще не должна была ничего
говорить; это не мое дело. Я словно сплетница, которой не хочу быть. Поэтому не
спрашивай меня, кто это был.
— Мне все равно с кем она там трахалась. Но мне очень интересно узнать… — он
поднимает пальцем мой подбородок. – Что это зрелище заставило тебя ощутить, как твое
тело отреагировало на это.
В его глазах стоит решительность, и также похоть, из-за которой я немного
напрягаюсь в своем кресле.
— Разве это не заставило тебя задаться вопросом, как твое тело будет реагировать на
это? Заставило – не так ли, Любовь моя?
— Нет! – обманывающее кричу, в знак протеста. Но он только ухмыляется шире,
упиваясь своей уверенностью, что я не говорю правду.
— Ты лжешь, — подтверждает он, когда его язык скользит по нижней губе. –
Последний вопрос, и я отстану… пока что.
Мое дыхание становится неровным и слишком шумным, немного догадываюсь и
немного предвкушаю, каков будет его последний вопрос.
Он упирается своим лбом в мой и рычит.
— Когда ты представляла это – касания такого вида – это доставило тебе
удовольствие, представляла ли ты меня, клеймящим каждый твой дюйм?
Глава 9
Мы закончили тем, что добрались до станции метро Паддингтон, поезд был
намного лучше, чем пробка – более просторный и чистый. И вид сельской местности
Англии был совершенно захватывающим.
Я так и не ответила на его последний вопрос за завтраком, вместо этого позволила
ощутимой тишине задержаться дольше и дольше между нами, пока еда не появилась
передо мной. Я погрузилась в нее с удовольствием, позаботившись о том, чтобы мой рот
оставался забитым для разговора.
Однако это не имело значения. Он слышал каждое негласное слово, которое
объясняет тайные, чувственные улыбочки, награждающие меня каждый раз. И теперь,
когда я пытаюсь сосредоточиться на красоте Римских бань, одного из самых великолепных
мест, где я когда-либо была и, возможно когда-нибудь еще буду, моя кожа по-прежнему
покрывается мурашками, когда его взгляд проходит по мне.
— Я понимаю, что у тебя есть прошлое и он может быть и облажался, но, черт
возьми, — Нат драматично машет на себя. – Как ты можешь это выдержать? Я сексуально
возбуждена, а он на меня даже не смотрит!
Моя новоиспеченная подруга, конечно, разошлась не на шутку, и подозреваю это
надолго. Но это здорово, потому что она мне очень нравится.
Но не ее громкость.
— Ты можешь немного понизить голос, Джезибель? – гримасничаю я.
— Прости, — она спадает с десятки на твердую шестерочку. – Это тебе за то, что
рассказала Паттону, что он мне нравится.
— Ну, прости. У меня была цель, и она была в твоих интересах, — говорю с полной
искренностью. – Клянусь.
— О, верю, — отвечает она, кладя свою руку на мою. – Ты прощена. Я все равно
должна была вернуть тебе должок, думаю. А теперь, давай сделаем несколько снимков.
Она говорит мне, чтобы я позировала первой. Я сижу на краю гигантского,
впечатляющего бассейна, улыбаясь, когда она нажимает, делая снимок на телефон.
Подлетаю, встречая ее на полпути, чтобы поменяться и захватить несколько
похожих фото с ней.
— Хочешь, чтобы я сфоткал вас вместе?
Голос Кингстона пугает меня, но я не роняю телефон. И так как Натали с
нетерпением кивает, поворачиваюсь и вручаю ему его.
— Конечно, было бы здорово. Спасибо.
— Мне только в радость, — он улыбается. – И Эхо? После этого мне очень бы
хотелось немного твоего внимания, хочу показать тебе кое-что особенное для меня.
— Думаю, группа нуждается в тебе прямо сейчас, — уклоняюсь я, избегая быть
наедине с ним. – Ты же гид.
— Все уже улажено.
Он машет, и я вижу, что Берк идет к нам. Я смотрю на Нат, которая уже заметила
его и пытается со всех сил не улыбаться от уха до уха.
— Что ты хочешь мне показать? – я иду вперед и спрашиваю, сохранив свое
любопытство дольше, чем я ожидала.
— Увидишь, — говорит он, подмигивая. – Во-первых, проведешь время со своим
другом, чтобы я смог сфотографировать твою очаровательную улыбку. И, кстати, она
просто восхитительна. Я рад, что вы двое подружились.
— Она такая, — отвечаю я, затем направляюсь к Нат.
— Собираюсь оставить тебя через минуту, чтобы пойти и пофлиртовать с Берком –
ты об этом уже догадалась, верно? – бормочет Нат, когда я сажусь рядом с ней.
— Тип того. И почему я не удивлена, — говорю с мягким хихиканьем. — У Кингстона
есть что-то особенное.
— Слышала. Надеюсь – это его член. – Она усмехается. – Потому что готова
поспорить, что он то у него чертовски особенный.
Когда Кингстон рассмеялся, я съежилась. Не нужно беспокоиться о том, слышал ли
он ее, так что я просто трясу головой… потому что, что мне еще остается делать.
****
— Куда это, Бога ради, ты меня ведешь? — спрашиваю я, заинтригованная и
возбужденная, когда идем через деревню с Кингстоном.
Прежде, чем он может ответить, мы достигаем вершины холма. Мне не хватает
воздуха, мои глаза наполняются слезами, потому что я знаю, глубоко в душе, где мы
находимся.
— Это где…
— Твои родители впервые встретились, — это звучит, как продолжение фразы, с
трепетом от эмоций.
Его голова дергается в мою сторону, глаза широко раскрыты от удивления. – Как ты
об этом узнала?
— Твой отец рассказал мне историю.
— Серьезно?
Я приближаюсь к воде впереди нас. – Да, он очень детально все описал, когда
говорил, — отвечаю я, больше себе, чем ему.
— Хмм.
— Что? – я присаживаюсь на корточки и провожу руками по ледяной воде, глядя на
него.
— Это просто… странно, — отвечает он, потирая затылок.
— Почему это?
Он не отвечает, он смотрит в одну точку, что означает о его задумчивости.
Я скольжу на землю и снимаю обувь, начиная понимать, почему Миранда ее сняла.
Причиной была вода – то, как она плавно течет по мшистой гальке и острым камушкам,
маня к себе.
С ногами, погруженными в прохладу, я позволяю себе запрокинуть голову, и мои
волосы тут же спадают мне на плечи. Закрываю глаза, вздыхаю в полном удовлетворении.
— Я ошибался, — его голос хриплый и напряженный. – Это совсем не странно.
Блаженно. Смотрю через плечо, чтобы найти напряженность в его взгляде,
настолько сильную, что все мое тело начинает дрожать, и я не могу отвести взгляд.
— Мой отец не очень скучает. — Он подходит ближе, протягивая мне руку. – Пошли.
Я соглашаюсь, давая ему мою руку.
Он ведет нас к огромному дереву. Под ним есть корзина для пикника и одеяло.
— Теперь ты увидела мое особое дерево, тоже.
— Кингстон…
— Я понял, никаких воспоминаний. Прости. Но, прошу, сядь и пообедай со мной? –
спрашивает он, используя свой голос и глаза.
— Хорошо, — говорю я, кивая. Он помогает мне сесть на землю, затем
присоединяется ко мне сам.
Я нервничаю и жую нижнюю губу, оглядываясь, когда он достает все из корзины.
Противоречивые чувства ведут борьбу внутри моей головы. Льстит ли мне, что он делится
таким святым местом и частью своей жизни со мной? Да. Но в тоже время, я держусь за
свое сопротивление изо всех сил.
— Что ты говорил о том, что твой отец не так сильно скучает? – спрашиваю я.
— Я никогда не слышал, чтобы он кому-то рассказывал, кроме меня, историю о том,
как он встретил мою маму, но он решительно выложил все тебе. – Он прекращает рыться в
корзине и смотрит на меня. – Видимо, он почувствовал какую-то причину, чтобы сказать
тебе. Как ты думаешь, что это за причина?
— Я просто восхищалась ее портретом.
Он медленно качает головой. — Я подозреваю, что было гораздо больше, чем это.
Я тоже, но я этого не скажу.
Кингстон двигается, придвигаясь ближе так, что наши ноги теперь касаются друг
друга, его рука ложится на мое колено. – Он не знает, что когда я смотрю на тебя, я вижу,
что он видел, когда смотрел на мою маму – настоящую, невероятную и абсолютно
безусловную любовь.
Я карабкаюсь назад, как испуганный краб.
— Кингстон, — выдавливаю я, — ты же согласился на просто дружбу, больше ничего.
Он быстро настигает меня, его губы захватывают мои, прежде чем я осознаю, что
только что произошло.
— Тебе прекрасно известно, что между нами никогда не было просто дружбы, и
никогда не будет. Даже когда ты была несовершеннолетней и находилась в доме своего
отца, это всегда было больше чем друзья. Ну же, отрицай снова.
Его губы касаются моих в легком поцелуе. Мои глаза закрываются, когда мой рот
трепещет под его ртом, все мое тело изнывает от тоски, и я боюсь, что больше не смогу
сопротивляться.
— Поцелуй же меня, Эхо, — произносит в мой рот.
И тут меня осеняет, я беру себя в руки, отстраняюсь и встаю.
— Кингстон, нет! Я не хочу быть такой жестокой в этом прекрасном, важном месте,
но я имела в виду то, что сказала, только друзья и ничего большего! Я не смогу выдержать