Сексуальный студент по обмену 2 читать онлайн

Глава 7
Имя нашей официантки – Кловер, которое я раньше говорила как «Гровер», если бы
она была мужчиной. Тем не менее, она великолепна, и после того, как я сказала ей это
искренне, как и достаточно громко, чтобы все могли услышать, моя Вселенная стала
свободной.
Вот почему я сейчас нахожусь на полпути к третьей рюмке.
— Последняя, Эхо, — рычит Кингстон, глядя на меня.
— Чувак, уймись, — бросает Чад. – Ты не ее папочка.
— Нет, и ей чертовски повезло, что это не так, — говорит Кингстон. – Ее отец
остановил бы ее еще на входе. Разве я говорю неправду, Эхо?
Я кусаю губу, избегая зрительного контакта.
— Хорошо, что я не вижу его где-нибудь поблизости, — Чад на самом деле имеет
стальные яйца, раз говорит это со смешком. – Пойдем, прекрасная, потанцуем!
Чад вытаскивает меня из-за стола в толпу, прежде чем могу запротестовать. Не то,
чтобы я действительно этого хотела.
— Эй! – кричит Нат, когда мы танцуем рядом с ней и Берком; их тела сильно трутся
друг об друга. – Наконец-то ты дала этому стулу отдохнуть! Покажи мне, как ты умеешь!
Энергия и пламя бились из нее, они были полностью заразительны, и я начинаю
двигаться в такт без какой-либо помощи. Мои руки свободно бродят по спине Чада; его
руки на моих бедрах, притягивают меня ближе. На самом деле это приятно.
И вот тогда я понимаю, что пьяная. Но желание выпить четвертый напиток
остается, и я хочу толкнуть себя дальше, несмотря на то, что это весь мой опыт с
алкоголем, выпитый за последний час.
Но также свободно, как я себя ощущаю, я не могу избавиться от чувства, что он
смотрит на меня, гневно изучающий каждое мое движение.
— Наш гид походу не очень счастлив! – говорит громко мне на ухо Чад, смеясь, когда
его нижняя часть вращается напротив моей.
Я отталкиваю его толчком в грудь, настолько нежно, что это может быть ошибочно
принято за часть нашего танца, но достаточно эффектно, чтобы дать мне немного
пространства.
— Он, наверное, просто устал и волнуется… присматривая за всеми.
Чад откидывает голову и на этот раз громко смеется. – Эхо, красавица, он следит
только за одним человеком, за тобой. И если ты хочешь, чтобы он действительно
приревновал, я более чем счастлив, помочь тебе в этом.
— Я не пытаюсь ему что-то доказать. Просто подумала, что потанцевать будет
забавно, — отвечаю искренне, наполовину говоря правду, ну, а другую ее часть немного
опускаю.
Проиграли два последних аккорда следующей песни, музыка останавливается и
начинается шум иного рода. Девушки начинают кричать, и я вижу, как люди толкаются и
пихаются со всех сторон, заставляя мое расслабившееся тело вновь обрести чувство
страха. Но прежде чем я осознаю, что происходит на танцполе, меня перебрасывают через
плечо и уносят в массу.
В результате у меня начинается паника, мой пьяный ум уже немного протрезвел от
нахлынувшего адреналина, но я действительно вздыхаю с облегчением по нескольким
причинам. Во-первых, меня не похищают – меня спасают от сумасшедшей сцены, которую
теперь я осознала, из маленького проблеска, который успеваю заметить, началась борьба.
А во-вторых, я надела шорты, поэтому никакие части меня не были оголены (не то, чтобы
это было заметно в этой толпе, если бы это было так). И, наконец, я бы узнала это
прикосновение и запах моего спасателя даже во сне.
— Кингстон! – кричу я, хлопая его по спине. – Стой! Мы должны найти Натали!
Он идет к машине, которая стоит возле тротуара и запихивает меня внутрь, а затем
быстро присоединяется ко мне и хлопает дверью.
— Берк позаботится о ней, Любовь моя, клянусь. Я доверяю ему.
— Ну, так я не доверяю! – пытаюсь перелезть через его колени и открыть дверь,
чтобы выйти, но это совершенно бесполезно. – Я так просто не оставлю ее, Кингстон! Ну,
пожалуйста!
Он вытаскивает свой телефон и кратко говорит. – Эй, Натали с тобой? Ага, спасибо,
встретимся в отеле. — Он вешает трубку и смотрит на меня, теперь я уже на своем месте, а
не на его коленях. – Она в безопасности, едет на такси с Берком, и он так же видел, как
другие тоже брали такси. Все в порядке.
Он проводит рукой по моей руке, позволив тишине окутать нас, прежде чем
спросить. – А теперь, как твое самочувствие?
Я быстро реагирую, откинув голову назад. – Хорошо, правда. Ничто так не делает
тебя трезвым, как борьба в баре и поездка на плече. – Я смеюсь. – Спасибо… за то, что
спас меня.
Его брови нахмурены, а голос низкий. – Всегда, пожалуйста. Ты не должна была
побывать там первым делом. Все это было ужасной затеей.
— С каких это пор ты такой сноб? – Злюсь я. – Это было весело!
Тон его следующих слов напряженный с упрекающим наклоном.
— Весело? Ты напилась и зажигала прямо у меня под носом! – рычит он. – Этот
парень, Чад, просто подкатывал к тебе под видом танца, или это он так болтал с тобой?
— Я не напивалась, — коротко отрезаю, — не настолько. Сейчас я абсолютно трезвая. И
оттолкнула его; я так не танцую. Кроме того, мы уже с тобой это обсуждали: и эти
вопросы, твой тон, и кровавый блеск в твоих глазах, не говорят уже о «просто друзьях»
мне, Кингстон.
— Друзья заботятся друг о друге. Это то, что я делаю.
— Чепуха! Ты ревнуешь. И, эм… — я опускаю взгляд, бормоча. – Ты не должен
ревновать.
Мы подъезжаем к гостинице, он открывает дверь, выходит и помогает мне, ничего
не говоря. И помощь — это именно то, что мне нужно, потому что именно в этот момент я
понимаю, что моя голова, может быть, и протрезвела, но мое тело чертовски медленно
догоняет. Я быстро обнаруживаю затяжное действие алкоголя, слишком сильный шум
накрывает меня, когда встаю на ноги. Это все, кажется, отдается в моих ногах, поскольку
они едва могут нести меня вперед, не спотыкаясь друг о друга.
Я дрожу от мучительной агрессии, исходящей от него, еще более сильной в ее
тишине, и решила не отказываться, когда он берет меня за руку.
— Увидимся в твоей комнате, — говорит он, его неприступность заставляет меня
держаться в вертикальном положении. – Если конечно все хорошо?
— Все хорошо, — мямлю я смущенно. – Спасибо.
Поездка на лифте полностью бессловесна, напряжение высасывает весь кислород.
Его хватка не покидает моей талии, пока я прижимаюсь к дверной раме, ища ключ от
комнаты. Я чувствую, как он отстраняется, когда вставляю ключ в замок.
Повернувшись к двери, говорю.
— У меня была замечательная ночь, Кингстон, правда. И это благодаря тому, что
знала, что ты будешь всегда рядом возле меня. – Я забираю ключ и поворачиваю ручку,
останавливаясь перед тем, как войти, но все еще смотрю куда угодно, но не на него. —
Спасибо… еще раз.
— Я не уйду, пока не увижу тебя в постели.
Его рука отталкивает дверь, и мне приходится собрать все силы, чтобы не упасть
ему в ноги, когда я поворачиваюсь.
— Что? – я чуть не кричу. – Ты не подойдешь и близко к моей кровати!
— Я понесу тебе к ней, если придется. Не позволю тебе идти туда, когда ты еле
стоишь на ногах, ты можешь разбить голову!
Он подходит ко мне, но я хлопаю его по рукам.
— Эхо, я клянусь Богом, что не оставлю тебя в покое, пока ты первый раз в своей
жизни пьяная, и не представляешь даже, как твое тело воспримет последствия!
— Откуда, мать твою, ты знаешь, что я не была пьяна тысячу раз с тех пор, как ты в
последний раз видел меня, а? – я качаюсь на ногах и закрываю глаза, когда хватаюсь за
дверную ручку.
— Я знаю тебя, нравится тебе это или нет, знаю. – Он кладет свои руки на мои и
держит меня неподвижно. – Позволь мне уложить тебя… ради моего собственного
душевного спокойствия.
Я не могу противиться мольбе в его глазах, и мысли о том, что он поможет мне лечь
в постель. Поэтому, отстраняюсь от едва открытой двери, отпустив немного ручку и
кричу: — Нат, ты тут?
— Ага, — отвечает она, и я улыбаюсь Кингстону.
— Если я и разобью голову, то она уж точно сможет обратиться за помощью так
быстро, как только сможет. – Я делаю один шаг в комнату, мои глаза не покидают его глаз.
– Доброй ночи.
Он подходит ко мне ближе, его губы скользят по моему уху.
— Сладких снов, Любовь моя.
****
Когда я вхожу, Натали смотрит в окно.
— Эй, — говорю я мягко, благодарная, что путь к моей кровати чистый.
— И тебе привет, — отрезает она коротко, все еще сосредоточившись на том, что
привлекает ее внимание за окном.
Я сажусь на край кровати и начинаю снимать обувь. – Как ты? — спрашиваю я,
снимая носки.
Она не оборачивается, когда отвечает. – Помнишь, когда я положила глаз на
Паттона?
— Дааа … — протягиваю я, не зная, куда идет этот разговор.
— Теперь забудь об этом.
— И почему это, из-за Берка? — с надеждой спрашиваю я, глядя на подушки, готовая
немного поспать.
— Берк отличный, но нет.
Я ползу к верней части кровати и откидываю одеяло. – Тогда…
— Паттон отпадает, потому что в данный момент он трахает Джеки, — говорит она,
указывая в окно. – И твой партнер по танцам тоже.
— Что? – вскрикиваю я, новая волна адреналина поднимает меня на ноги и помогает
подбежать к ней.
Конечно, у нас прекрасный вид на шоу из окна на одну из их комнат. – О, мой Бог.
— Ага, именно это она и стонет, наверное. – Выдыхает Нат, направляясь к своей
постели. – Доброй ночи.
Я тоже должна идти спать, но я не могу оторвать взгляд. Паттон, хоть и полный
кобель, но обладает славным полностью обнаженным телом, а его мышцы ягодиц и ног
красиво выглядят, когда он входит и выходит из Джеки, которая тоже не имеет недостатков
в телосложении.
А Чад? Он не настолько мощно сконструирован, как Паттон, но далеко не убогий и
стоит прямо позади нее. Я не спец или даже новичок, но я достаточно хорошо знакома с
базовой анатомией человека. Это он, эм… в ее заднице, что ли?
Я густо краснею от этой мысли, дергаю занавески и бегу в ванную.
Я умываюсь и чищу зубы, и к тому времени, когда немного успокаиваюсь, все, что
мне хочется сделать – это избавиться от изображений в моей голове. У меня теперь
появилась новая «самая противная вещь, которую я когда-либо делала», и чувствую, что
шпионство за этой тройкой надолго останется на первом месте.
Но не могу отрицать, что это меня очень затронуло, почему, не могу объяснить. Чад
не привлекает меня, и теперь думаю, мое отношение к Паттону стало намного хуже… но
не из-за того, что я их видела.
Я видела, как три тела двигались, как одно, в голодном удовольствии: отдавало и