Слезы моря читать онлайн

— Хорошо. Обещаю, — вздохнула, присаживаясь на кровать и обнимая подругу.
Мы немного посидели и помолчали.
— Мне сегодня в патруль идти, а завтра ты расскажешь, что там произошло? — шепотом спросила она.
— Да.
— Спасибо, что спасла мне жизнь.
— Спасибо, что ты у меня есть. Будь осторожней, пожалуйста.
Лотта кивнула, поднялась, поправила рубашку и натянула камзол.
— А они красивые? — вдруг спросила она.
— Кто? — не поняла я вопроса.
— Те маги…
Подруга мечтательно улыбнулась и сверкнула синими, как море, глазами.
— Лотта!
Я невольно рассмеялась. Все‑таки девушки — это девушки в любой ситуации. Их не ритуал и жертвоприношения интересуют, а мужчины.
Ну, а что! Интересно же! И почему ты молчишь?
— Если скажу, что да, ты от меня не отстанешь, — вздохнула я. — А нам нужно идти. Завтрак скоро начнется.
Я отвернулась к окну и всмотрелась в грозовое небо, предвещающее бурю. Даже странно знать, что на Заброшенном Острове сейчас сияет солнце, и горячий песок лежит неподвижно, не тронутый бродягой — ветром. Я вздохнула.
— А как ты уговорила магистра Нариса взять тебя с собой?
Лотта хихикнула, потом сделала серьезные глаза.
— Ты не поверишь, — сказала она, поправляя прядку волос, что выбивалась из узла на затылке.
— Что?
Сознаюсь, я сразу же заподозрила худшее, вспомнив разом все шалости подруги. Да одна ее выходка с капитаном судна, на котором мы плыли, чего стоила!
— Я пообещала ему… хорошо себя вести!
Я рассмеялась.
— Неужели купился?
— Ты меня недооцениваешь, — хмыкнула Лотта, открывая дверь. — Я могу быть весьма убедительна. Профессора Ори радует мое ораторское искусство.
О, да! Если подруга начнет говорить, остановить ее сложно. По — моему, профессор Ори Лотту просто боится, поэтому оценки у нее всегда высокие.
— К тому же, — кокетливо заметила она, — ректор Нарис забыл уточнять, как долго я собралась вести себя хорошо.
В общем, ждем новой каверзы! Интересно даже, сколько Лотта продержится?
Мы спустились в столовую, поеживаясь от грома за окнами и радуясь, что нам не нужно идти на плац после завтрака. У нас должны быть занятия в аудиториях. История, военное дело, способы борьбы с нечистью, распознавание ядов и ловушек и лишь после обеда — очередная тренировка.
Студенты бросали на нас косые взгляды. Они уже знали, что я смогла спастись, и чувствую, горели желанием выяснить, как мне это удалось. От расспросов их сдерживал многообещающий взгляд ректора, сидевшего за преподавательским столом. Давненько он в столовой не появлялся, а сегодня, сдается, появился тут из‑за меня.
Я ела омлет с ветчиной и думала о том, что впереди безумно длинный день, наполненный любопытными взглядами, от которых на парах не спрячешься. А чего я хотела?
В аудиторию мы с Лоттой пришли последними. Остаток перерыва я потратила на сбор сумки, а подруга дописывала сочинение по одному из видов яда. Мы привычно уселись за парту, и практически сразу же прозвенел колокол. В аудиторию быстрой походкой вошел профессор Грэм, на ходу скидывая плащ и стряхивая капли с волос.
Я глянула в окно, прикрытое тяжелыми бархатными портьерами темно — синего цвета. Дождь лил стеной, но его было почти не слышно. Значит, боевые маги обновили защиту Военно — морской Академии, а она, как известно, приглушает звуки.
— Открываем тетради и записываем сегодняшнюю тему: «Реформы образования во время правления Артура Великого».
Я отвлеклась от разглядывания мокрых окон с темным небом и быстро записала необходимое. Профессор Грэм начал диктовать лекцию, объясняя термины и понятия, но сосредоточиться у меня не получалось. Внутри росло жуткое чувство тревоги, которое с каждой минутой становилось все сильнее и сильнее. Мне захотелось вскочить, бежать сквозь ледяной дождь… Куда? К кому? Нет ответа.
Я сжала кулаки, прикусила губу, чувствуя, как перед глазами все плывет. Что происходит?
— Тебе нехорошо? — прошептала Лотта, отрываясь от записывания лекции и с беспокойством смотря на меня.
— Все нормально, не волнуйся.
Головокружение прошло, но виски ломило от боли.
— Трин…
— Я просто переволновалась там, на Заброшенном Острове, и немного устала.
Лотта нашла мою ладонь, сжала и уткнулась в тетрадь. Я же всмотрелась в бушующую за окном бурю и почему‑то представила себе Ала. Ему наверняка такая погода пришлась бы по душе.
Алэрин.
Злость взялась из ниоткуда. Наполнила изнутри, жгла каленым железом так, что я почти не мог дышать. Беспричинная, непонятная и поэтому сжимающая сердце в тиски страха. Я боролся с этим как мог, но злость напополам со страхом вырывалась наружу и не исчезала даже тогда, когда нес девчонку через лес, а потом и через море — к берегу, где должен ее оставить.
Я получил передышку лишь на мгновение — когда, словно безумный, пил дыхание Трин, жадно касаясь губ. Пил — и не мог остановиться. Тело при этом ломило, чуть ли не скручивало судорогой, жгло огнем. Что со мной происходит? Не понять. Заболел? Попал под проклятие?
Я выпустил девчонку, заставляя волну нести ее к берегу. Там ждали. У Трин все будет хорошо. Хоть одна да спаслась. Ради этого стоило ждать. Но почему же мне так плохо? И почему до отчаяния хочется отправиться в Кардос и что‑нибудь сотворить… С городом, людьми, этим проклятым миром!
Я глубоко вдохнул и нырнул, поплыл под ледяной водой, надеясь, что злость утихнет, перестанет копошиться ежом в горле. Сила рвалась наружу, требуя действовать, и я не стал ее сдерживать. Выпустил, вдыхая запахи бури — свежего воздуха и соли. Волна вытолкнула меня на поверхность, подняла на гребне, швырнула. Я попробовал нырнуть, но небо слилось с водой, и море понесло меня непонятно куда. Сейчас я сам себе напоминал безмозглого моряка, который по глупости борется с бурей.
Спину обожгло болью, будто кто‑то полоснул ножом по позвоночнику. Я, задыхаясь, ушел под воду, ничего перед собой не видя, кроме темноты. Каким‑то чудом вынырнул, пытаясь удержаться на волне. Призвал магию и…
Да быть такого не может! Куда делась моя сила? Стихия не исчезает просто так! Я прикрыл глаза, прислушался к ощущениям и с облегчением вздохнул. Нет, магия никуда не делась, но почему‑то сейчас не действовала. Немыслимо.
Боль вернулась, скручивая мышцы до темноты в глазах и желания кричать, как безумный. Позвоночник жгло, словно кто‑то всадил нож и с особой жестокостью медленно тащил лезвие вниз. Я глотнул соленой воды и провалился в беспамятство.
Глава 4
Тринлейн.
Утро выдалось холодное и промозглое. Я выглянула в окно и не разглядела ничего, кроме тумана. Он окутал Военно — морскую Академию, все еще спящий город и, казалось, проник даже за стены Волчка. Я поморщилась, выползая из‑под одеяла.
Лотта, вернувшаяся несколько минут назад с ночного патруля, зевала. Пока она собирала вещи, я приняла душ и переоделась. Подруга последовала моему примеру.
— Ганс приходил, — неожиданно сказала она, когда мы доставали мечи и прикрепляли к поясу.
Я посмотрела на внешне спокойную Лотту.
— И?
— Прощения просил, твердил, что любит и не может без меня жить, — фыркнула подруга.
— А ты?
— Послала… морем.
Лотта скрутила косу в узел на макушке, посмотрела на меня.
— Думаешь, зря?
— Нет, — тихо ответила я. — Он не стоил тебя, Лотта. Когда любишь — не отпустишь умирать. Лучше сам…
— Знаю, Трин.
Она крепко меня обняла, выпустила и вздохнула.
— Я думала, любовь — это самое светлое чувство на свете. Она заставляет биться даже холодное сердце. А оказывается…
Подруга замолчала, нервно потеребила край рубашки.
— Она такая и есть, Лотта, когда настоящая, — прошептала я. — Если любишь — нельзя предать. Сердце не позволит.
Мы оказались в коридоре, добрались до поворота, свернули и вышли в огромный холл, украшенный синими гобеленами с серебряной и золотой вышивками.
— Я просто решила… забыть, Трин. Нет, не твой отчаянный поступок, а Ганса. Давай в ближайшие выходные сходим в город и с кем‑нибудь познакомимся?
— Как будто тебе тут кавалеров мало, — отозвалась я, не особо желая куда‑либо идти.
Сегодня у меня выдалась беспокойная ночь. Все не верилось, что я жива. Боялась заснуть и перестать существовать. Лотта же ушла в патруль, и одиночество в привычных стенах давило сильнее, чем обычно. А еще стоило только сомкнуть глаза, все слышался чей‑то голос, повторяющий мое имя. Я прислушивалась, пытаясь хотя бы понять, мужской он или женский, но казалось, будто шепчет сама буря, что бьется в окна. Глупость, конечно.
Я встала на место в строю других заспанных кадетов, глянула на собранную и решительную магистра Тару. Она оглядела нас, словно приценивалась, а потом начала отдавать привычные четкие команды. Вскоре мы отправились на пробежку.
Влажная земля хлюпала под ногами, дыхание сбивалось, но останавливаться я себе не позволяла. Получить лишний круг за отсутствие выносливости — это не беда, но чувство недовольства собой будет грызть изнутри. В конце концов, я поступала в Военно — морскую Академию, чтобы учиться и уметь себя защитить, если что… Служба в королевской гвардии меня мало интересовала. Даже жаль, что от нее никуда не деться. Придется приносить клятву либо правителю, либо кому‑то из аристократов. А я бы лучше отправилась на один из патрульных кораблей, что стерегут морские границы от пиратов и нечисти. Несбыточная мечта…
— Закончили пробежку! Приступаем к общему блоку упражнений! И пошевеливайтесь! Вы не сонные мухи, вы — кадеты, будущая гордость королевской гвардии! Киренэ, перестаньте зевать! Лиринэ, еще один круг, я видела, как вы останавливались!
Магистр Тара продолжала сыпать замечания, пока студенты дружно стонали и охали.
— Да вы посмотрите на себя! Выглядите жалко. Вас любая нежить убьет, потому что вы ей будете казаться легкой добычей!
Да уж… магистр сегодня никого не щадит. Пора бы привыкнуть, но кадеты отчаянно верят в чудо. Кое‑кто поговаривает, будто если она влюбится, тогда станет помягче. Нелепость какая‑то. И ладно просто на такое надеяться, но отчаявшиеся и замученные кадеты готовы на что угодно, лишь бы проверить. Они, рискуя головой, покупают у торговок запрещенные приворотные зелья, подливают их магистру Таре. Наблюдать за этим смешно. Наш куратор — маг, имеющая защиту от таких зелий. Но разве это останавливает кадетов?
— На пары разделиться, к обрабатыванию колющих ударов приступить! Кадет Киренэ, вы сегодня тренируетесь со мной.
Понятно, значит, очередное зелье применил к магистру именно он.
Студент обреченно вздохнул, жалобно покосился на товарищей.
— Хватит смотреть на меня как на палача! Нужную позицию для атакующих ударов принять. Начали!
Лотта, привычно вставшая со мной в пару, хихикнула.
— Ты нападаешь, я защищаюсь, — предложила она.
Я кивнула, делая шаг вперед.
К завтраку мы пришли уставшие и измученные. Я поводила ложкой по каше с яблоком, отпила травяного чая и подавила зевок. Спать хотелось до безумия, но сегодня мне не суждено заползти под одеяло. Патрулирование, чтоб его родное!
Остаток дня пролетел скучно. Лекции, обед, тренировки, штудирование учебников, ужин. Я переоделась, прикрепила меч, накинула теплый плащ.
— Удачи, Трин! Будь осторожна!
Лотта растянулась на кровати, наблюдая за моими нехитрыми сборами.
— До завтра.
К воротам Военно — морской Академии я шла быстро, надеясь согреться и мечтая, чтобы не достались для патрулирования улицы, далекие от моря.
Начальник Ночной Стражи — Апар, бывалый воин, красавец — блондин, по которому вздыхала почти вся женская половина Кардоса, ждал у ворот. Помимо меня, рядом с ним стояло пятеро магов и двое студентов. Последние переминались с ноги на ногу, посматривали на стремительно темнеющий горизонт и явно мечтали оказаться где угодно, но не на ночном патрулировании улиц. Когда подтянулись остальные, нас распределили на группы. По пятеро в каждой, включая одного мага.
— Меня зовут Плис. Далеко не отходим, если замечаем признаки нежити — следы, запах тухлятины или странные шорохи, — напомнил он, — сразу же сообщаем мне. Сами не действуем.
— Боитесь, что умрем? — не вытерпел Лир, мой одногруппник.
— Нет. Мне просто лень будет тащить ваш труп до Академии и писать сотню объяснительных, — отрезал маг.
И эти слова он произнес таким тоном, что ерничать Лир сразу перестал, лишь недовольно поджал губы.
Мы покинули Академию, дошли по пустынной дороге до города, постоянно оглядываясь и делая вид, что наступающая ночь нас не пугает. Моросил мелкий дождик, и я натянула капюшон плаща.
Плис остановился на главной площади.
— Нам достался участок, который тянется от берега моря до площади. Это сорок улиц, которые мы должны обойти и убедиться, что нежити на них нет.
— А если встретим, то…

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14