Семья безопасности читать онлайн

– Искин, как я понял, это искусственный интеллект?
– Да. У нас стоит хороший искин 16 класса и кластер из пяти искинов десятого класса. В основном для научных исследований, но также для управления базой.
– Понятно. Да, мы решили попробовать жить в Содружестве. Пока планируем жить в движении, перелетая с планеты на планету. Хотим присмотреться. Тем более, что наша жизнь теперь будет длиннее. Спасибо мед капсулам. Потрясающие устройства.
– Хорошо. Я подготовил для вас карты медицинского обследования. У вас крайне высокие показатели. У Коль Ки уровень интеллекта 137 и уровень нейроактивности 200. Это очень нестандартный и высокий уровень. Но он будет корректироваться. Гормональный баланс ещё изменится. Он растёт и будет меняться ещё где-то 10-15 циклов. Я бы не рекомендовал ему ставить сразу нужную нейросеть. Да и ставить её в принципе не рекомендовал. Всё ещё изменится. У вас уровень интеллекта 179, а уровень нейроактивности 180. Очень хороший показатель. Выше среднего по содружеству. У Гал и Ны уровень интеллекта 211. Уровень нейроактивности 199. Это высоко. Очень высоко.
– Выходит, жена умнее меня.
– Вас это расстраивает?
– Нет. Я это давно подозревал. У нас дома мужчины обычно себя чувствуют неудобно, если жена умнее. Но при этом, умных женщин много. Обычно, они это скрывают и манипулируют мужчинами, позволяя им думать, что они умнее.
– Это разумная тактика. Но у нас ум является большим достоинством. Все не скрывают, а скорее даже выставляют на показ уровень интеллекта. Это показатель возможностей. А кое-где и кредитный рейтинг.
– А что показывает уровень нейроактивности?
– Скорость восприятия и обучения, реакции, адаптабельность. Это тоже очень полезный параметр.
Значит, мы умнее и быстрее большинства жителей содружества?
– Да. Это надо использовать. Если вас это не смутит, я хочу предоставить вам свои рекомендации по выбору нейросетей и имплантатов. Мы, в мире Ларуа, не являемся поклонниками биокомпьютеров, но при этом и не отвергаем их.
– Я читал про имплантаты, но до конца не понял, что они из себя представляют. Как и нейросети.
– Практически никто не знает, что это такое. Их производят пять корпораций. Они монополисты. И тщательно охраняют свои секреты. Было множество попыток как промышленного шпионажа, так и правительственного давления. Все они были отбиты. Если очень упрощённо, то нейросеть – это компьютер – коммуникатор. Он позволяет взаимодействовать с устройствами и внешними источниками данных из мозга на прямую. Наши органы коммуникации не совершенны. Для обучения достаточно загрузить необходимую базу в мозг. Правда, потом потребуется практика. Так же можно напрямую подключаться для управления устройствами. Это удобно. Для тех, у кого нет дара. Импланты или имплантаты – это устройства, которые через нейросеть могут влиять на мозг напрямую. Например, есть импланты для увеличения индекса интеллекта или нейроактивности. Есть импланты для виртуальной реальности. Банковские импланты привязывают ваши уникальные свойства мозга к вашему счёту, и вы можете им управлять силой мысли. Есть емкие хранилища данных. Есть специализированные импланты, которые могут стимулировать определённые участки мозга. В содружестве учёные таким варварским способом пытаются управлять даром эмпатов. Вы узнаете всё это, когда придёт время. Вам помогут.
– Я примерно понял. У меня есть ещё вопросы.
– Задавай их.
– Где мы можем установить нейросети?
– Таких мест много. У них есть рейтинги. Вы можете их найти и выбрать. Ваши коммуникаторы, которые мы вам дали, будут иметь доступ в информационные сети.
– Это дорого?
– Да. И чем выше уровень нейросети, тем она дороже.
– И какие вы порекомендуете нам?
– Тебе я порекомендую установить «Тактик-4А». У тебя индекс таков, что можно установить и «Тактик-5». Но тогда ты не сможешь взаимодействовать на прямую с устройствами. И эта сеть не даёт прироста нейроактивности. Но выбор за тобой. Для Гал и Ны я бы порекомендовал нейросеть пятого уровня. Возможно «Тактик» или «Инженер». Хотя её талант лежит в области взаимодействия с людьми, у неё тяга к созиданию. Пусть так и будет. Юному Коль Ке я бы просил ближайшие десять – пятнадцать циклов нейросеть не ставить. Он может очень далеко пройти по пути своего таланта, а нейросеть будет его ограничивать.
– Так и попробуем. Как мы отсюда улетим?
– Через месяц придёт корабль с припасами. Он заберёт вас. Можете сойти на орбитальных базах Кольца. Ну или прямиком отправиться на планету и остаться там – Чарнк улыбнулся, давая понять, что не верит в такой вариант, но очень на него надеется.
– Какие деньги в Содружестве? Я читал про кредиты, но не видел их в живую.
– Кредиты. Они безналичные и практически универсальны. Только в некоторых окраинных мирах их не принимают, используя местную валюту. А также у нелюдей. Разве что Аш-Камази. Эти всегда готовы брать любые деньги. Те ещё любители денег. Мы снабдим вас небольшой суммой. Ваш сын принёс большую пользу и его социальный индекс очень высок. Мы дадим вам десять тысяч кредитов. Это не много. Нейросети не поставить. Но на первое время хватит. А дальше всё зависит от вас. Кроме того, у вас ещё не открыт счёт. Так что придётся вам воспользоваться банковским устройством внешнего доступа. Оно безымянно, не потеряйте его. Им может воспользоваться любой, кто знает ключевые слова.
– Я понял. Мы действительно привыкли полагаться только на себя.
– Кроме денег я могу разрешить канибализировать атмосферный крейсер пиратов.
– Что сделать? – Михаил подумал, что ему предложили съесть космический корабль.
– В этой системе первоначально нашли обломки артефакта Ушедших в астероидном кольце. Наш корабль начал их исследование. На него напал крейсер пиратов. Исследовательский корабль дал отпор. Вообще то это странно. Идиотов, готовых нападать на корабли Кольца найти сложно. Сложно и спутать наши корабли с остальными. Но тут вот отыскались такие. Носитель был уничтожен, но небольшой крейсер-разведчик смог уйти. Выскочить из системы он не успевал, а вот нырнуть в атмосферу смог. Крейсер был с возможностью атмосферных манёвров. Редкий экземпляр. Но посадка была жёсткой. Больше он не взлетит. Вы можете забрать оттуда всё, что захотите. Я распоряжусь, чтоб вас сопроводили туда под охраной базы.
– А экипаж крейсера?
– Мы никого не нашли, но следы вели в сторону болот.
В Михаиле проснулся участковый. Ему это напомнило банальный гоп-стоп, при котором хулиганы получили отпор и предпочли скрыться. Участковый в нём спрашивал: «А где хаза налётчиков?».
– Мастер Чарнк, а вы не думали, что у налётчиков на планете есть свой схрон?
– Это вполне возможно. Но что с того?
– Есть схрон, но нет корабля. Вы не опасаетесь, что от отчаяния они попробуют захватить ваш корабль?
– Хм. Не думаю. Всё хорошо защищено. У нас надёжная охрана. Но, если вы что-то найдёте на корабле, указывающее на такую возможность, сразу сообщите мне. К кораблю вы получите доступ завтра.
– Конечно. А если я узнаю, где находится бункер?
– Я подумаю. Возможно мы его захватим.
Утро. Рассвет тут, на планете, наступает внезапно. Деревьев и гор нет и солнце как бы выскакивает из-за горизонта. Атмосфера на планете несколько разряженная, хотя кислорода вполне достаточно для жизни. Чем местная биосфера активно пользуется. Гравитационная платформа скользила в метре от земли. Михаил в сопровождении трёх упакованных как терминатор бойцов двигался к разбившемуся космическому кораблю. Собственно, это должен был быть первый космический корабль, который Михаил должен был увидеть. Это немного возбуждало. Как, кстати и полёт в метре над землёй в аппарате без кабины, где только скамьи и ограждения по пояс. Уже знакомый Арник, десятник, лысый крепыш, с двумя своими бойцами поглядывал на радар, установленный на платформе и окрестности. Для наёмников пейзаж был не более чем декорацией в их служебных буднях.
– Арник, ты сколько уже в наёмниках? – Михаила тянуло поговорить. Он первый раз был за пределами базы и открытое пространство в больших количествах его немного нервировало. Всё же Сибирь больше лесами известна.
– Где-то лет тридцать уже. Я с окраинного мира. Нас тогда набрали по контракту с минимальной ставкой в наёмный отряд «Шаартл». Два года на корпорацию «Ландак Ши» оттарабанил. Денег едва хватило расплатиться за нейросеть и несколько нужных баз. Ну и оружие своё было. Но следующий контракт уже был на хороших условиях. Подписал контракт с корпорацией «Ван-Мо». Не бог весть что, но уже не по минимуму и с процентом от трофеев. Корпорацию тогда наняли одни культтисты, чтоб разобраться со своими конкурентами. Так и пошло-поехало. Сейчас уже контракт десятника со своим оборудованием. Это раз в двенадцать большая получаю чем в первом контракте. Приличный процент с трофеев, если будут. Компенсация потери оборудования, если случиться. Через полгода контракт уже можно будет продлить на лучших условиях. Тут правда движухи нет, как и трофеев. Охрана на тихой планете. Но деньги капают. Можно в кредит базы покупать. Я сейчас как раз прикупил базу «тяжёлое мобильное вооружение» третьего уровня. Стоила она мне конечно пять с лишним тысяч кредитов. Но зато я потом смогу кое какой хитрый модуль использовать, который у меня затрофеен был после одной операции. У меня личный оружейный комплекс Корза-109. К нему есть съёмный безоткатный ракетомёт «Гало Ша БМ» со сменными боеприпасами. Можно поставить вместо дробовика. И тогда я смогу изрядно наподдать боевому дроиду. Четвёртое поколение скорее всего с первого выстрела не остановить, но до третьего включительно – гарантированно со второго выстрела поражаю. И база и ракетомёт не очень распространены, так что я буду очень востребованным бойцом. И с мясом меня в первую волну уже не пошлют. Буду в прикрытии. – Михаил в принципе начал понимать, что десятник Арник простой как три копейки человек. Со своими не самыми грандиозными планами на жизнь. Но при этом являлся характерным образчиком жителя содружества. А жизнь тут простая – если хочешь благосостояния и роста, то надо вкладываться в себя. А для этого нужны кредиты. Двадцать лет ждать не хотелось.
– А по поводу трофеев можно поподробнее?
– Что с бою взято, то свято – ухмыльнулся Арник – в каждой корпорации есть свои правила. Они в контракте оговариваются. В «Ландак Ши» мясу трофеи не полагались совсем. А сейчас 80% трофеев отойдёт отряду. Правда с этим прокол. Место тут тихое и трофеев не видать. Из всех трофеев сначала компенсируются потери отряда. Боеприпасы и запчасти на ремонт приходится за кредиты брать. Опять же если кого убьют или надо полечить – тоже накладно. Потом от оставшегося 60% уходят в развитие, а 40% делятся пропорционально заслугам каждого. У командира есть тактический искин, который всё отслеживает. Ну и всякая мелочь часто не попадает в список трофеев и на неё бойцы накладывают руку самостоятельно. Я вот так ракетомётом разжился. Он у меня два с половиной года на дне рюкзака лежал. То денег на базы не было, то купить негде.
– Что ты знаешь о корабле, который упал?
– Это трофей Одарённых с Кольца. Нам к нему подходить нельзя. Сейчас мы только тебя сопровождаем.
– Ты знаешь, что экипаж куда-то ушёл?
– Нет. Нам это не доводили, а сами мы только ближайшие окрестности обследовали, да спутник над базой подвесили.
– Если я узнаю, куда смылся экипаж, что можно будет сделать?
– Хороший вопрос. А ты что за информацию хочешь?
– Долю от трофеев. Ну и помочь немного. Подсказать где или посоветовать. Информация нужна. У моей семейной ячейки ничего нет из того, что нужно для жизни в других местах. Мы как на необитаемом острове, любой мелочи будем рады.
– Я передам это предложение командиру. Но, скорее всего, мы договоримся. – Арник искренне заулыбался. Всё же 80% трофеев, это серьёзная заявка на успех.
Платформа затормозила возле того, что Мастер-инструктор Чарнк назвал крейсером-разведчиком. Большой сигарообразный корпус с утолщением на одном конце и заострением на другом, метров сто двадцать в длину, прежде чем приземлиться пропахал в планете траншею с километр. По дороге он потерял небольшие треугольные крылья, чёрные чешуйки корпуса, про которые Арник заметил, что это броня с противолазерным покрытием, и многое другое. Под конец корпус переломился в двух частях. На землю вылилось много гелеобразной жидкости.
– Это что такое вонючее? – поинтересовался Михаил
– Топливо для прыжковых двигателей. Оно не опасно. А вот если бы это было бы топливо для малых системных кораблей, то могло бы и рвануть. Тут в принципе две трети корабля по идее одни топливные баки. Жилой модуль в начале. Он очень небольшой. Мелки склад. Когда

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11