Семья безопасности читать онлайн

– Эх, Миш, вот ушёл бы ты из органов то? К брату своему пошёл бы. Он же организует тут туристическую свою компанию. Иностранцев водить будет по природе нашей. Денег тебе платить будет хорошо. Да и начальство родное и в одном лице, а не как сейчас. – Галина подмигнула супругу и устало откинулась на сиденье. День был тяжёлым.
– Говорил я с ним. Как раз перед отъездом и говорил. Работу предлагал. Но, говорит, английский надо учить. А куда мне? Я с языками только с русским да матерным дружу. Вон, Колька пусть учит и водит, когда школу закончит. А я служить останусь. Да и сама подумай внимательно, тут и тебе с места срываться, новым бытом обрастать, работу искать. Или в декрет? – Михаил нежно подтолкнул в ответ плечом супругу, но при этом бдительно следил за реакцией.
– Не, в декрет не пойду. – встряхнулась супруга – Да и про работу ты прав. Но и нервы так себе мотать тоже не дело. – припечатала супруга рукой по приборной панели.
Помолчали. Пустынная дорога убегала, плавно заворачивая в право. Внезапно, из-за поворота рыскнул луч света и следом за ним выскочил на встречку КАМАЗ. Бешенный поток адреналина захлестнул сознание Михаила. Галина только начинала набирать воздух для крика, а он уже выкручивал руль в право. Выкручивал и понимал, что не успевает. Не успевает ни разминуться, ни в кювет соскочить. Ничего. Яркая вспышка ударила по глазам. Не начавшийся крик оборвался как струна. И тишина. Ни ударов железа об железо. Ни крика так и не успевшей набрать воздух Гали. Ничего. Только тишина и покой. И немного запаха лаванды. А может какой другой травы. Кто её разберёт?
Водитель с двадцатилетним стажем, Гасанов Мухтар Идрисович, которого практически весь автопарк звал «Гасаныч» топил в пол педали тормоза и сцепления. КАМАЗ по инерции протащило ещё метров пятнадцать. Трясущимися руками Гасаныч открыл дверь кабины и практически вывалился на пустынную дорогу. Сердце подступило к горлу и нещадно колотилось. Руки и ноги дрожали. Он проковылял к смятому белому жигулёнку и с ужасом в глазах заглянул в выбитое окно. Мозг ещё не осознал, а глаза уже видели пустоту. В кабине никого не было. Взгляд поискал рядом с машиной тело водителя, но и рядом никого не было. Ни тела, ни крови ничего. От переизбытка чувств нервы Гасаныча не выдержали, и он потерял сознание, мешком осев на перемешанный в кашу снег.
Звук был из ниоткуда. Кажется, он окружал тебя и давил на психику как комариный зуд в середине лета. Михаил сквозь утреннюю дрёму улыбнулся и подумал, как быстро наступило лето. Стоп! Какое лето! Зима же была! Авария! КАМАЗ летит на встречу, руль в право до упора, удар. Все эти воспоминания как молния темноту пронзили мозг Михаила. Он с ужасом широко распахнул глаза.
На Михаила смотрел и улыбался безволосый, худощавый молодой человек с непонятным красным иероглифом на лбу. Одет он был в блестящий, плотно облегающий комбинезон. Кришнаит что ли, подумал Михаил. Юноша с иероглифом что-то сказал. Иностранец, решил Михаил. Первое, что пришло в голову тут же сформировалось в вопрос: «Do you speak English?» Юноша нахмурился, после чего и свет и звук вновь погасли.
Следующее пробуждение сопровождалось головной болью. Правда не сильной. Помнится, когда в позапрошлый визит к родителям он употребил самогон Кузьмича «на кедровом жмыхе», вот тогда не столько голова болела, сколько жбан раскалывался, хоть и принял всего пару рюмок после бани. А эта боль была вполне терпима. Но её происхождение терялось в тумане. Открыв глаза, Михаил вновь увидел знакомого кришнаита.
– Как вы себя чувствуете? –спросил юноша, протягивая сосуд с жидкостью.
– Хреново. – констатировал Михаил, принимая сосуд и вливая в себя его содержимое. Гадость, но голова болеть перестала почти сразу. Мысль бросилась в вдогонку за выпитым. – Что-то неправильно. А! Вот! Я же «хреново» сказал как-то не по-русски. Да и кришнаит говорил не по-нашенски.
– Ваша память скоро усвоит интер, а пока говорите короткими фразами. У вас пока словарный запас ребёнка, но скоро вы сможете нормально говорить. – кришнаит делал успокаивающие, как он думал, жесты.
Михаил произнёс несколько коротких фраз и отдельных слов, но не на внезапно выученном языке, а на старом, привычном. Звучали они несколько чуждо, ибо Михаил так и не смог вспомнить их аналогов в новом для себя языке. Впрочем, высказанные слова и фразы привели душу в некоторое равновесие.
Слова вновь изученного языка щекотали нёбо Михаила. Мысли тут же начали метаться в голове как тараканы на кухне, когда внезапно включили свет. Однако, Михаил, как сотрудник внутренних органов дисциплинированно сжал все нервы в кулак. Профессионализм взял верх, и матёрый участковый перешёл к допросу заграничного кришнаита.
– Как зовут?
– Имя мне Ксент. Я младший в экспедиции.
– Младший сотрудник чтоль? Это не страшно, до профессора дорастёшь, станешь старшим.
– Увы, не с моим малым талантом одарённого стать мне Старшим. Однако я стараюсь и много тренируюсь.
– Это правильно. – уверенно кивнул Михаил, одновременно осматривая только глазами помещение – Умение и труд всё перетрут. Мы сейчас где находимся, мил человек?
– Это база экспедиции говорящих с наследием.
– Понятно, что база. Ближайший населённый пункт какой?
– На четвёртой планете системы Хамигер нет населённых пунктов. Тут нет разумных кроме нас.
Вот тут Михаилу вновь и поплохело сразу и на долго. Белый свет после аварии, незнакомый язык непонятного кришнаита, а теперь ещё и четвёртая планета системы на букву Х, где нет населённых пунктов, зато есть база экспедиции. Похитили значит его зелёные человечки. И увезли через пол космоса в неизвестную галактику. Видимо, это всё Михаил вслух и высказал.
– Вам нечего опасаться. Мы вас не крали. Зелёных человечков, которых вы так опасаетесь в составе экспедиции нет. И мне такие разумные неизвестны. Вас перенесла установка Ушедших. Всю вашу семейную ячейку. – Семья, Галя, Колька, мелькнуло яркой вспышкой в сознании Михаила.
– Где моя семья? – голос враз стал хриплым, в горле пересохло.
– Они отдыхают в соседнем помещении. Вы сейчас можете одеться и пройти туда. Ваш организм сильно пострадал и мне пришлось вас поместить в медицинскую капсулу. Ваша семья пострадала гораздо меньше, но у них сложнее прошла адаптация. Сейчас с ними всё нормально.
– Как пострадал, какая адаптация? – слова вылетали со скоростью пуль из пулемёта. Хотелось знать всё и сразу, но про семью в первую очередь.
Как только Михаил озадачился вопросом нахождения семьи, все остальные мысли тут же вылетели из головы. И он уже не замечал, что перестала ныть спина, которую он ещё в армии застудил, и она ныла каждый раз к перемене погоды. И что зубов вновь тридцать два, а не двадцать восемь, как у панды. Как и некоторые другие изменения в организме.
Кришнаит, как мысленно продолжал называть его Михаил, протянул ему контейнер с его одеждой. В помещении было тепло, и Михаил только накинул на себя рубашку и джинсы. А потом быстро пошёл к выходу за молодым человеком. Дверь открылась сама. Михаил вопросительно посмотрел на кришнаита.
– У вас нет идентификатора, поэтому управлять дверями вы не сможете.
– Чего у меня нет? – вопросительно уставился на кришнаита мужчина?
– Идентификатора. Это… Я даже не знаю, как объяснить. Это такой образ, который доказывает, что вы – это вы.
– А, документы чтоль? – с пониманием кивнул участковый.
– Ну, по смыслу очень похоже. – хотя слово «документы» кришнаиту вроде как было незнакомо – Система безопасности вас не знает и не будет вам давать доступ в помещения и из них. Передвигаться вы сможете только в сопровождении. Вашим сопровождающим назначен я. Сопровождать женщину и ребёнка назначена Айала. Пойдёмте, это на против.
Михаил и Ксент прошли широкий коридор и подошли к двери на против. Створки бесшумно разъехались. В дверном проёме стояла невысокая, стройная, почти костлявая девушка. Голову венчал рыжий гребень в сантиметр высотой, похожий на ирокез. На лбу – иероглиф, схожий с иероглифом Ксента и тоже красный. Одежда на ней… Кхм, одежды практически не было. Не считать же за одежду короткие оранжевые шорты. Равно как волос и всего такого прочего, что бывает на теле. Груди тоже практически не было. «Уж больно тащёвая девка» – подумал Михаил с неодобрением.
Впрочем, основные мысли занимала семья. Галина в обнимку с Колкой сидели на мягкой скамье, которая, судя по виду выдвигалась из стены. Счастливыми они не выглядели, но были целыми и на вид, здоровыми. Как только Галина увидела растрёпанного Михаила, на глаз её навернулись слёзы, и она тихо всхлипнула. Михаил стоял и улыбался, глядя на своих родных, ничего вокруг не замечая. «Вроде бы всё нормально» – подумал отец семейства и облегчённо вздохнул. Все тревоги были впереди.
– Здравствуйте Мих а Ил. – приветствие девушки наконец то отвлекло его от созерцания семьи. – Я, мастер-эмпат Айала. Я буду сопровождать вашу семейную ячейку по зданию и обучать вас всех. Возможно, у вас уже есть какие-то вопросы? Я могу на часть из них ответить быстро.
– Может вы общую картину как-то осветите? – Михаил изобразил пальцами какую-то хреновину, должную пояснить его мысль о полноте картины – Чтоб я мог начать понимать где мы и как мы?
– Хорошо. Я расскажу то, что знаю. А вы поправляйте меня или спрашивайте, где не понятно. – Айала облизала тонкие губы и начала свой рассказ.
Из рассказа Айалы всем стало ясно, что дело гораздо сложнее, чем в этом можно разобраться за один разговор. Например, а как они тут появились? Ну хорошо, их перенесла сюда внезапно заработавшая установка ушедших. Ну, как внезапно? Айала, Ксент и другие члены экспедиции под мудрым руководством Старшего её запустили. Зачем запустили? Кто разрешил? Так они как раз и есть говорящие с наследием Ушедших, и их работа разыскивать артефакты ушедших цивилизаций и понимать, как они работают и как их можно приспособить для современной жизни. Ну и запускать.
– У Старшего, Рей Ана возникла теория. Суть её в том, что установка эвакуирует попавших в беду одарённых. Причём из любого места вселенной. Мы проверили имеющиеся факты, вы все трое – одарённые.
– А что значит одарённые? – Поинтересовалась Галина. Она довольно долго молчала, только прижимала к себе сына и внимательно всех слушала. Михаил видел, что жена пока в глухой панике, но ещё держится, хоть и на пределе. Впрочем, Михаил в неё верил. Всё же она пережила две ревизии из Москвы и не потеряла свою должность, а это доложу я вам не на другой конец галактики сбегать. Но для поддержки приобнял её и поцеловал в затылок. Дескать, я рядом и значит всё будет только хорошо.
– Люди в галактике делятся на одарённых и всех остальных. Одарённые, это те, кто обладает какими-то эмпатическими способностями. Следующая ступень развития. Например, у вас, Гал И На есть неплохие задатки эмпата. Вы можете чувствовать эмоции и немного на них влиять. Мысли вы читать не можете. Не пугайтесь, я тоже не умею, но ваши мысли у вас на лице читаются. И мы пока не можем измерять способности, но потенциал есть. Надо только развивать его.
– А остальные? – Галина пыталась понять, как именно она отличается от остальных.
– Остальные, как личинки или семена, которым не суждено пройти до конца развития. Они так и останутся на текущей ступени развития и не смогут идти вперёд. – Айала брезгливо сморщилась, дав понять, что она думает о все тех, кто не Одарённые и ими не станут.
– У неё есть чего? Вот эти слова непонятные: эмпатические, эмпат – это что? – заинтересовался Михаил. Якобы наличие у его супруги каких-то «колдовских», как он понял, способностей его возмутило. Для него эта чертовщина была связана с мошенниками, которых он гонял ещё, будучи на службе в МВД.
– А вы не замечали, что когда с ней разговариваете, её аргументы чаще звучат весомее, чем ваши? Вот вроде вы в своих словах уверенны были, а потом стали сомневаться в их разумности?
– Точно, вот я, когда беременной была, он меня сам хотел отвезти, а не скорую ждать. Дескать, у них и машины старые и ночь на дворе. А я настояла на вызове машины. Так я его убедила, а машина всё равно поздно приехала и сломалась как раз у нас во дворе. – встрепенулась Галина. – приятные воспоминания немного её успокоили.
Михаил вспомнил тот спор. И как себя укорял, что послушал тогда супругу. Впрочем, он вслух за тот случай никогда её не попрекал. Коля, сынок его, родился крепким и здоровым. Всё сложилось успешно.
– И как это проверить? В смысле, что я могу? – Галине стало любопытно, что может она и как это выглядит. Муж проворчал «Колдун Нафигус буду зваться».
– Если бы мы были дома, то пошли бы к Таджу и пообщались бы с ним. Но мы не дома, поэтому я могу провести обряд инициации дара. После которого твои способности станут явными, и ты сможешь ими пользоваться. Первое время ты должна будешь много упражняться. Это очень важное время. В первые два месяца ты максимально быстро и просто развиваешься. Потом будет труднее развивать дар.
– А я? У меня какие способности? – Михаил решил прояснить вопрос. Он вспомнил, что его бабушка рассказывала ему, что её прабабка была знатной и очень известной колдуньей. Хотя такое положение вещей было сложно принять материалисту – участковому.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11