Прекрасный незнакомец читать онлайн

Он здесь, и уже готов войти в меня. “Делаю что? Занимаюсь сексом с прекрасной незнакомкой, отказавшейся назвать свое имя, и предпочитающей все делать на людях, а не в более подходящем месте, типа кровати или машины?” Он начал входить в меня мучительно медленно. В его глазах вспыхнул огонь, и, черт побери, я никогда не думала, что секс с незнакомцем может быть настолько интимным. Он внимательно наблюдал за мной, за каждой моей реакцией. “Нет, Лепесточек. Должен признаться, такого у меня еще не было”.
Его голос был напряженным, затем вовсе сорвался, так как он вошел глубоко в меня, прямо здесь, в этом клубе, с мириадами вспышек света и ревущей музыкой, где люди были от нас всего на расстоянии пятнадцать метров. Но весь мой мир сошелся в одном месте, где мой Незнакомец наполнял меня собой, теребя мой клитор при каждом толчке, где теплая кожа его бедер соприкасалась с кожей моих бедер.
Прекратились все разговоры и остались только неспешные толчки, с каждым разом становящиеся все глубже и жестче. Пространство между нами заполнилось тихими звуками требования, возбуждения и одобрения. Он начал покусывать мою шею, а я схватила его за плечи, боясь выпасть не за границу нашего балкона, а того мира, в котором мне будет мало такого открытого секса. Мира, в котором я получала несравненное удовольствие от того, что нас могли увидеть, и от того, как на меня смотрел этот мужчина.
“Господи, ты изумительна”. Он отклонился назад, посмотрел вниз и несколько ускорил темп. “Я не могу перестать смотреть на твою прекрасную кожу, и, черт, туда, где я вхожу в тебя”.
Свет, очевидно, падал с его стороны, потому что для меня он был в тени, я видела лишь силуэт моего Незнакомца. Когда я посмотрела вниз, то ничего не увидела, только темные тени и колебания света от его движений: внутрь меня и обратно. Его член скользкий и твердый вдавливал меня к стене при каждом толчке. И, как бы подчеркивая то, что мне и не обязательно что-либо видеть, свет приглушился почти до полной темноты и клуб заполнил медленный, неторопливый бит.
“Я снял на видео, как ты танцевала”,- прошептал он мне.
Прошло некоторое время, прежде чем его слова смогли дойти до меня, пробившись сквозь удовольствие от его движений. “Ч-что?”
“Я не знаю, для чего я это сделал. Я не собираюсь это кому — либо показывать. Я просто…” Он наблюдал за моей реакцией, несколько сбавив обороты, видимо для того, чтобы я смогла осмыслить его слова. “Ты была чертовски одержимой. Я хотел это запомнить. Блядь, мне кажется, будто я исповедуюсь в своих грехах”.
Я сглотнула, а он наклонился, чтобы поцеловать меня, затем я спросила: “Это странно, что мне нравится, что ты это сделал?”
Он рассмеялся в мои губы, входя и выходя из меня медленными, размеренными толчками. “Просто наслаждайся, ладно? Мне нравится за тобой наблюдать. Ты танцевала для меня. В этом нет ничего плохого”.
Он поднял мою вторую ногу, обернул и ее вокруг себя и в этот совершенный момент начал действительно двигаться. Быстрый и настойчивый, он издавал самые сладкие звуки и если кто-нибудь увидел бы нас в эту минуту, то сразу стало бы понятно, что именно происходит в этом темном уголке. При мысли о том, где мы находимся, что мы делаем, и что другие могут увидеть, насколько жестко берет меня этот большой мужчина, я начала тонуть. Моя голова опрокинулась назад, на стену, и мне оставалось только чувствовать
чувствовать
чувствовать
это нечто, формирующееся глубоко внутри меня, как оно проносится по всему телу и вырывается наружу взрывом дикого экстаза и моим криком, но мне было наплевать, что меня могли услышать. И мне даже не нужно было смотреть, я знала, что когда я кончала, мой Незнакомец наблюдал за каждой моей реакцией, за каждым моим стоном.
“Ох, блядь”. Его бедра взяли свой грубый, бьющий темп, и он кончил, издав низкий протяжный стон, и насмерть впившись пальцами в мои бедра.
Он может оставить на мне следы, подумала я. А затем: Я надеюсь, что он оставит на мне следы.
Когда я уйду, мне нужно будет унести с собой напоминание об этой ночи, этой Саре, чтобы полностью ощутить исчезновение той, прошлой, и рождение моей новой жизни.
Он остановился, навалился на меня своим большим, тяжелым телом, не переставая прокладывать дорожки из поцелуев на моей шее. “Боже мой, маленькая незнакомка. Ты меня просто убила”.
Он был еще во мне, пульсируя после своего оргазма, и в эту минуту я захотела, чтобы он остался там, глубоко во мне, навсегда. Я представила, как мы выглядели со стороны: в темноте мужчина прижимает женщину к стене, ее ноги обернуты вокруг его талии.
Своей большой ладонью он провел по моей ноге, от лодыжки до бедра и с тихим стоном вышел из меня, поставил меня на ноги, и снял презерватив.
Твою ж мать, никогда в своей жизни я не делала ничего подобного. Я расплылась в улыбке во весь рот, а мои ноги тряслись, как в лихорадке.
Без паники, Сара, без паники.
Это было великолепно. Все это было просто потрясающе, но это должно прекратиться прямо здесь и сейчас. Все закончить и точка. Без имен. Без обещаний. Без сожалений.
Я поправила свое платье, поднялась на носочки и поцеловала его в губы. “Это было потрясающе”.
Он кивнул, издав сладкое “мммммм” при моем поцелуе. “Да, потрясающе. Может, мы…?”
“Я иду вниз”,- сказала я, спускаясь по лестнице, и слегка помахала ему ручкой.
Он смущенно уставился на меня. “Ты…”
“В порядке. Я в порядке. Ты в порядке?”
Он кивнул, озадаченный.
“Ну…, э…, спасибо”. Адреналин все еще бушевал в моем теле, и пока он не успел ничего ответить, я оставила его с расстегнутыми штанами и удивленной улыбкой.
Через несколько минут я нашла Хлои и Джулию, которые уже были готовы ехать домой. Рука об руку мы вышли из клуба, и, очутившись в лимузине, я стала тихонечко проигрывать каждую секунду, проведенную с этим незнакомым, сильным мужчиной. И только потом вспомнила, что у него остались мои трусики и видео со мной в его телефоне.

Часть вторая

В субботу моя жизнь была практически идеальной: блестящая карьера, отличная квартира, женщины, готовые ублажать меня когда угодно и как угодно. А в воскресенье и понедельник она превратилась в ад. Я не мог сосредоточиться, пересматривая это чертово видео на моем телефоне, словно одержимый, а ее забытые трусики прожигали дыру в комоде моей спальни.
Поерзав на стуле, я провел пальцем по экрану телефона, включая эту запись в тысячный раз за сегодня. Встреча за обедом плавно перетекла в обсуждение нерабочих тем, и я всячески пытался сделать вид, что мне не по херу, о чем там они говорят. Но когда дело дошло до американского футбола, я чуть не сдох от скуки.
Все мои мысли, так или иначе, возвращались к ней.
Я посмотрел в телефон, удостоверился в том, что выключил звук, и, засомневавшись буквально на секунду, нажал play.
Изображение темное, размытое, но я уже прекрасно знал, каким будет следующий кадр. Даже без звука я помнил эту грохочущую музыку, и то, как поднималось ее коротенькое платье вверх по бедрам, пока она двигалась в такт музыке, растворяясь в ней. Большинство американок не понимают всю прелесть бледной кожи, но у моей Незнакомки она была самой совершенной из всего, что мне довелось увидеть за свою долгую грешную жизнь. Блядь, если бы она дала мне такую возможность, я бы облизал ее всю, с головы до ног. Она танцевала только для меня, она знала, что я за ней наблюдаю.
И ей это чертовски нравилось.
Господи. Этот крошечный кусок материи. Эта буйная шевелюра светло-коричневого цвета длиной до ее сладкого подбородка, и эти огромные, невинные карие глаза. Смотря в эти глаза, мне хотелось делать с ней очень и очень нехорошие вещи.
Я также помнил ее прелестную попку и сисечки, что только ухудшало мое состояние.
“Ты беспонтовый обеденный собеседник, Стелла”,- Уилл потянулся и стащил кусочек из моей тарелки.
“Mмм?”- промычал я, глаза все еще в телефоне, а сам старался никак не реагировать. “Вы обсуждали американский футбол, я еле живой от скуки”.
В этом бизнесе я раз и навсегда уяснил одно: никогда и ни перед кем нельзя раскрывать своих карт, какими бы плохими они ни были. Тем более, показывать видео с танцующей девушкой, которую потом трахнул у стены.
“Чтобы ты ни смотрел в своем телефоне, это должно быть гораздо интереснее положения команды Jet в турнирной таблице этого года. И с нами не делишься”.
Знали ли бы они насколько это интересно.
“Да так, просматриваю ситуацию на рынке”,- сказал я, слегка мотая головой. Я уже почти стонал, но закрыл видео и сунул телефон во внутренний карман своего пиджака. “Ничего интересного”.
Уилл осушил свой очередной стакан и рассмеялся. “Ты такое брехло”. Уилл уже три года являлся моим ближайшим другом, еще со времен запуска нашего совместного бизнеса, связанного с венчурным капиталом, и этот сученыш хорошо меня знал. “Мне кажется, что ты просто смотришь порнушку”.
Я проигнорировал его догадки.
“Эй, Макс”,- окликнул меня Джеймс Маршалл, наш старший советник по техническим вопросам. “Так что у тебя было с девушкой, с которой бы болтал в клубе у барной стойки?”
Обычно, когда мои близкие друзья задавали мне вопросы о том, что у меня было с той или иной красоткой, я пожимал плечами и отвечал, “Быстрый перепих”, или просто, “Трах в машине”. Но по какой-то причине, в этот раз я замотал головой и сказал: “Ничего”.
Нам принесли еще выпивку. Я рассеяно поблагодарил официанта, хотя сам даже не притронулся и к первому стакану. Мой взгляд беспокойно бродил по ресторану. Нас окружала обычная масса деловых людей, обсуждающая рабочие вопросы? и просто обедающие девушки.
Блядь, мне хотелось выть на луну.
Джеймс тяжело вздохнул, закрыл папку с бумагами, которые только что просматривал, и сунул в свой портфель. Он поднял стакан, приложил ко лбу и, поморщившись, спросил: “Тут кроме меня еще кто-нибудь расплачивается диким похмельем после выходных? Я стал слишком стар для всего этого дерьма”.
Я поднес скотч к губам и сразу же пожалел об этом. Как мог напиток, который я практически ежедневно употреблял со времен совершеннолетия, напоминать мне о девушке, которую я видел в жизни только раз?
Я поднял глаза на негромкое покашливание.
“Эй”,- позвал Уилл. Я проследил, как он смотрел на мужчину, пересекающий ресторан. “Это, случайно, не Беннетт Райан?”
“Да чтоб мне провалиться, это он”,- ответил я, увидев высокую фигуру моего старого друга.
“Ты знаешь его?”- спросил Джеймс.
“Да, мы учились в одном университете и три года жили в одной квартире. Он позвонил мне пару месяцев назад, хотел арендовать мой дом в Марселе, чтобы сделать там предложение своей девушке. Мы обсудили с ним расширение компании Ryan Media, и открытие дополнительного офиса в Нью-Йорке”. Мы смотрели, как Беннетт остановился у столика в дальнем углу ресторана, улыбнулся, как идиот, и поцеловал шикарную брюнетку.
“Думаю, дом во Франции помог”,- рассмеялся Уилл.
Но не будущая миссис Беннетт Райан привлекла мое внимание. А прекрасная девушка, стоящая позади нее, забирающая свою сумочку. Волосы цвета карамели, те же красные губки, которые я целовал в клубе, те же большие карие глаза.
Я не мог встать и подойти к ней, потому что сидел, словно прибитый к стулу. Она улыбнулась Беннетту, и он что-то ей ответил, чем вызвал смех обеих девушек. И затем они покинули ресторан. А я все сидел и пялился ей вслед.
Похоже, настало время наведаться к моему старому другу.
“Макс Стелла”. Большие металлические двери открылись, приглашая меня внутрь приемной зоны, где меня уже встречал Сам Король Медиа Империи. “Как поживаешь, черт тебя побери?”
Я отошел от окна во всю стену и великолепным видом на Пятую Авеню и пожал Беннетту руку. “Отлично”,- ответил я, оглядываясь по сторонам.
Эта зона представляла собой двухъярусный атриум с мраморным полом, от которого отражались лучи яркого солнца, проникавшего с улицы. Сбоку располагалась небольшая зона отдыха, с кожаными диванами и громадными канделябрами в виде стеклянных шаров, развешанных на высоте не ниже двадцати метров. За большим столом приемной я увидел встроенный водопад, вода которого ниспадала на аспидно-голубой камень. Небольшая группа сотрудников вернулась с обеда и торопилась по своим кабинетам, нервно поглядывая на Беннетта.
“Похоже, ты неплохо устроился”.
Он жестом пригласил меня пройти внутрь. “Да, мы потихонечку раскачиваемся. Как ни крути, Нью-Йорк есть Нью-Йорк”.
Он завел меня в свой кабинет, боковой стеной которому служило цельное французское окно с умопомрачительным видом на парк.
“А твоя невеста?”- спросил я, кивая на фото в рамке на его столе. “Думаю, ей явно понравилось на Средиземноморье. Иначе, чего ради ей выходить замуж за такого самонадеянного придурка, как ты?”
Беннетт рассмеялся. “Хлои замечательная. Спасибо, что позволил ее туда отвезти”.
Я фыркнул. “Да ладно, просто пустующий дом большую часть времени. Рад, что он помог тебе добиться своей цели”.
Приглашая меня присесть, Беннетт устроился в большом кресле спиной к окну. “Сколько зим, сколько лет. Ну, как жизнь?”
“Потрясающе”.
“Да, я слышал”. Он потер подбородок, внимательно разглядывая меня. “Я собирался пригласить тебя к нам после переезда. Я много рассказывал Хлои о тебе”.
“Очень надеюсь, что ты приуменьшил мои заслуги”. Из всех друзей, Беннетт стал свидетелем самого большого количества моих грязных делишек во времена нашей дикой молодости. “О да,- признал он,- она наслышана настолько, что теперь ей буквально не терпится с тобой познакомиться”.
“В любое время”. Я посмотрел на здания за окном, немного сомневаясь. Беннетта нелегко было понять в подобных ситуациях; при желании, он мог лишить свое лицо любых эмоций, и эта была еще одна причина, по которой он был лучшим в своей работе. “Должен признаться, я пришел к тебе с просьбой о небольшом одолжении”.
Он чуть подался вперед, улыбаясь. “Я так и понял”.
Я абсолютно спокойно работал с самыми необычными людьми на свете, но сейчас немного нервничал, и Беннетт дал мне время обдумать свои слова, ведь дело касалось весьма деликатной темы.
“Я недавно познакомился с девушкой, которая буквально вскружила мне голову. Но позволил ей уйти, не успев взять ее номер телефона, и с тех пор хочу себя за это придушить. Но к счастью, я увидел ее с тобой и твоей милой Хлои за вчерашним обедом”.
Он на момент задумался. “Ты говоришь о Саре?”
“Сара!”- воскликнул я, возможно, слишком торжественно.
“О, нет”,- ответил он, качая головой. “Без вариантов, Макс”.
“Что?” С Беннеттом я не мог сохранять невинное выражение лица слишком долго. Он знал меня с университетских времен, которые, надо сказать, не являлись показателем моего благопристойного поведения.
“Хлои оторвет мне яйца, если узнает, что я позволил тебе приблизиться к Саре. Ни хрена”.
Я прижал руку к груди. “Дружище, ты меня обижаешь. Может, мои намерения девственно чисты?”
Беннетт рассмеялся, встал и подошел к окну. “Сара…”,- начал было он, сомневаясь. “Она только что пережила тяжелый разрыв. А ты…”,- он посмотрел на меня и поднял бровь. “Ты ей не подходишь”.
“Да ладно, Бен. Я уже больше не девятнадцатилетний мудак, трахающий всех подряд”.
Он ухмыльнулся, несколько удивленно. “Допустим, но ты говоришь с тем, кто был свидетелем интересного случая, когда ты перетыркал трех куколок за один вечер. Притом ни одна из них не знала о существовании других”.