Прекрасный незнакомец читать онлайн

Я ничего не ответила. Вместо этого, я еще ниже спустила его джинсы вниз по ногам, а он снял мои трусики и обвил мои ноги вокруг своих бедер.
“Надень презерватив”,- пробормотала я в его шею.
“Вообще – то,- начал он, откидываясь назад для того, чтобы посмотреть мне в глаза,- я надеялся, что мы можем уже оставить это правило обязательного использования презервативов”.
“Макс…”
“У меня есть вот это”. Он вытащил бумагу из – под одеяла. О, письмо счастья с результатами тестов. “Я ни с кем не занимался сексом без презерватива со старших классов”,- объяснил он. “Сейчас я не сплю с другими женщинами, и хочу заниматься сексом без преграды”.
“Откуда ты знаешь, принимаю я противозачаточные, или нет?”
“Потому что я видел таблетки в твоей сумочке, когда мы были в библиотеке”. Он подался назад, готовый прижаться ко мне, и податься бедрами вперед. “Все в порядке?”
Я кивнула, но спросила: “А тебя не волнует мое прошлое?”
Он улыбнулся, и стал прокладывать дорожку из поцелуев по моему плечу, накрывая своей рукой мою грудь. “Расскажи мне”.
Я сглотнула, прерывая зрительный контакт, и уводя взгляд в сторону. Он положил свой палец под мой подбородок, и снова повернул меня лицом к себе. “У меня был один мужчина”,- призналась я.
Глаза Макса перестали улыбаться. “Ты была только с одним мужчиной?”
“Но пока мы были вместе, он перетрахал весь Чикаго”.
Он тихо выругался. “Сара…”
“Поэтому, если ты думаешь о том, что я была со всеми, с кем спал он, тогда у меня было гораздо больше одного партнера”. Я пыталась улыбаться, чтобы этим сгладить резкость своих слов.
“С тех пор ты сдавала анализы?”
“Да”. Я поерзала своими бердами под ним, желая его больше, чем осознавала. Энди стал пользоваться презервативами в середине наших отношений; один только этот факт должен был каким — то образом меня насторожить. В тот период вся предосторожность мне казалось совершенно чуждой, а он объяснял это тем, что не хочет заводить детей, пока мы не будем готовы. Но сейчас я понимаю, в чем крылась истинная причина его предусмотрительности.
Но Макс все делал в обратном направлении. Сначала осторожничал, а потом прыгнул с головой в эти странные моногамные отношения, которые у нас были.
Блин. Сара. Но так поступает большинство людей.
Я стала дергать за его бедра и потянулась, чтобы пососать его шею.
“Тогда, ладно”. Макс подался назад, просунул между нами руку, и, взяв свой член, стал скользить в меня, издавая низкий стон. Медленно, медленно, медленно он заполнил всю меня. А потом он накрыл мое тело своим, целуя мою шею снизу наверх, и прижимаясь своими губами к моим.
“Блядь, как хорошо”,- прошептал он. “Господи, с этим ничто не сравнится”.
Мною овладело непонятное чувство отчаяния. Я никогда так полно не ощущала веса его тела на себе, никогда не чувствовала каждый сантиметр его обнаженного тела, и это было совершенно иным видом обладания. Его плечи были такими широкими, и каждый мускул его напрягался и осязался под моими руками. И внутри и надо мной, Макс ощущался как целая планета.
Он все время меня целовал, продолжая двигаться, сначала медленно, позволяя мне чувствовать каждый сантиметр своего члена. “Кто – нибудь может посмотреть сюда. Увидеть тебя подо мной, с раздвинутыми бедрами, с голыми ножками, обернутыми вокруг меня”. Он поднялся на локти, смотря на мою грудь. “Думаю, они хотели бы увидеть вот это”.
Я закрыла глаза и выгнула спину, предоставляя ему лучший обзор. Господи, так странно, но с Максом я ощущала себя в безопасности. Он никогда не позволял моему желанию быть застуканной с ним во время секса, казаться неправильным или странным. Будто, ему это нравилось так же, как и мне, будто он тоже хотел, чтобы нас застукали.
“Я думаю, что иногда ты хочешь, чтобы кто – нибудь смотрел, как тебя трахают, так?”- спросил он, слегка увеличивая темп.
Моя честность вылилась бездыханным потоком: “Мне нравится идея того, что кто — нибудь может увидеть тебя вот таким со мной”.
“Да?”
“Я не знала, что хочу этого, пока не встретила тебя”.
Он навалился на меня, тяжелый и теплый. “Я бы дал тебе все, что ты хочешь. Мне так нравится, как ты преображаешься, когда я трахаю тебя и смотрю на тебя. Когда я тебя фотографирую, ты теряешь свою маленькую тайную защиту и открываешься так, как будто, наконец, начинаешь дышать”.
Я растянулась под ним, прижимая его к себе настолько сильно, насколько могла, и посмотрела на небо, когда над рекой раздался первый залп фейерверка. За светом последовал звук, грохотом сотрясая крышу дома подо мной.
В воздухе шквалом стали взрываться еще множество фейерверков – звезды, пламя и свет такой яркий, и такой близкий, что казалось, будто небо было охвачено огнем. Здание подо мной дрожало, сотрясая мои кости, и прорываясь через мою грудную клетку.
“Твою ж мать”,- сказал он, смеясь, и двигаясь жестче, проникая глубже, толкая нас к заветному пику. Я уже хорошо знала, что означали его слова. Он с трудом балансировал на грани. Звук был так близко к реке, что практически оглушал, а воздух стал тяжелым от запаха серы, дыма и вспышек света. Он положил свои руки по бокам от моей головы, а сам приподнялся на колени, и стал вбиваться в меня, быстро фотографируя то место, где мы с ним соединялись, пока мое тело окрашивалось в красные, синие и зеленые цвета.
Я сделала глубокий вдох и рассыпалась на миллионы частей, и резко выкрикнула, но мой звук потонул в раскатах окружающего нас безумия.
Макс взял со стопки одеяло и укутал нас обоих, возможно не от того, что было прохладно, а от того, чтобы мы больше не устраивали представление для нашей воображаемой публики. Мы просто пили пиво, держались за руки и смотрели на фейерверки.
“Ты сказал, что давно ни с кем не встречался, но тебе не кажется, что это несколько странно, быть моногамным в отношениях с женщиной, с которой ты только для секса?”- спросила я, и повернулась к нему, чтобы заглянуть ему в лицо.
Он рассмеялся и поднес бутылку к своим губам. “Нет. Я не такой мудак, который не может спать только с одной женщиной, если это то, что ей нужно”.
“‘Что ей нужно?’ То есть, тебя устроит, если я буду и с другими мужчинами?”
Он покачал головой и снова обратил свой взгляд к реке, над которой воздух только начал рассеиваться, и становиться прозрачным. “Вообще – то, я так не думаю”. Он опять поднес бутылку к губам и опустошил ее. “Если ты помнишь, сегодня мы не пользовались презервативом. Я не смогу так больше делать, если ты будешь спать с другими мужчинами”.
Он потянулся и схватил еще одну бутылку пива, отчего одеяло с его плеча сползло, обнажая его голую спину, на которой виднелся каждый напряженный мускул. Я прильнула к нему и осыпала поцелуями от середины его спины до его шеи. “Когда в последний раз у тебя была девушка? Сесили была твоей девушкой?”
“Не совсем”. Он протянул руку за мной, и снова накрыл нас одеялом. “Я тех пор, как я переехал сюда, у меня были постоянные отношения с двумя женщинами. Но с тех пор, как я кого – то любил, прошла целая вечность. Если ты это имела в виду”.
Я кивнула. “Думаю, я именно это имела в виду”.
“У меня были недолгие серьезные отношения в университете. Но она предпочла моего друга мне. Даже вышла за него замуж. После этого, женщины какое — то время меня сильно бесили. И сейчас я понимаю, что отношения требуют много работы, энергии и времени”. Он сделал глоток пива. “У меня не было много времени на это, так как я занимался созданием и запуском своего бизнеса. Я не против самой идеи быть с кем – то, но трудно найти подходящую женщину, что звучит странно для такого места, как Нью – Йорк, в котором проживает около восьми миллионов человек”.
Я абсолютно ничего не почувствовала от этих его слов — ни лучика надежды, что этой женщиной могла бы стать я, ни беспокойства, что Макс надеется встретить другую. Для кого – то, вроде меня, у кого всегда преобладали чувства, это было противоречием. В моей груди поселилось непонятное ощущение пустоты.
“Я думаю, мне пора идти”,- сказала я, и потянулась, позволяя одеялу упасть.
Глаза Макса прошли по моему голому тему, затем встретились в моим глазами. “Почему ты всегда так торопишься уйти?”
“Мы не ночуем вместе”,- напомнила я ему.
“Даже по праздникам? Я мог бы пристать к тебе утром. Мы могли бы остаться в маминой гостевой комнате”.
“Так позвони Уиллу. Он симпатичный”.
“Я бы позвонил, но он всегда настаивает на активной роли. Это опасно”. Он остановился. “Подожди. Ты считаешь Уилла симпатичным?”
Я рассмеялась, сделав последний глоток своего пива, и потянувшись за своими вещами. “Ты больше в моем вкусе”.
“Шикарный? Сделан на фабрике больших писюнов? Красив, как бог?”
Я посмотрела на него и рассмеялась. “Я бы сказала, что у тебя просто идеально развратный рот”.
Его глаза потемнели, и он нагнулся, чтобы поцеловать меня. “Останься. Пожалуйста, Лепесточек. Я бы хотел заняться с тобой сексом с утра, пока ты ленивая и сонная”.
“Я не могу, Макс”.
Он долго смотрел на меня, затем отвернулся, и поднес бутылку к губам, бормоча: “Он действительно заморочил тебе голову”.
Я почувствовала, как с моего лица сползла улыбка. “Будет лучше, если ты не станешь искать оправдание тому, что я хочу, чтобы наш секс оставался только в рамках секса. Да, Энди запудрил мне мозги, но это не та причина, по которой я не хочу остаться на ночь”.
Я посмотрела на него с секунду, перед тем, как снова нацепить улыбку на свое лицо. “Мне так интересно, что ты устроишь на следующей неделе”.
К тому моменту, как я добралась домой, пик удовольствия от нахождения с Максом превратился в незнакомую боль под ребрами. Я бросила свои ключи и сумочку в коридоре и прислонилась спиной к стене, вглядываясь в кромешную тьму своей гостиной. Моя квартирка была маленькой, но за эти несколько месяцев в Нью – Йорке, она больше ощущалась для меня как дом, нежели та, роскошная квартира, в которой я жила с Энди на протяжении почти пяти лет.
Но этим вечером, от этой громкой музыки и отблесками света на зданиях, смехом и криками празднования с улицы, впервые с момента моего переезда, в этой крохе я чувствовала себя совершенно одинокой.
Не включая свет, я разделась, прошла в ванную комнату и встала в тесную душевую кабину. Я залезла под горячую воду и закрыла глаза, надеясь, что шум воды вытеснит шум в моей голове.
Это не помогло. Мои мышцы были напряженными и болели, а тупая боль между ног постоянно заставляла мои мысли возвращаться к Максу.
Я никогда прежде не относилась к тем девушкам, которые зацикливались на мужчинах, но сейчас, казалось, со мной происходило именно это. Макс был не только шикарным, он был еще и милым. И я знала, что именно секс сделал нас совершенно совместимыми. Я все еще с трудом понимала эту свою новую одержимость – когда он смотрит на меня, или может, когда на нас смотрят другие – но эта потребность поднималась надо мной словно пар над кожей: теплый, волнующий, и неопровержимый.
И Макс, казалось, принимал это, даже перенимал настолько легко, насколько он делал все в своей жизни.
В то время, как мои отношения с Энди были, скорее, показными для публики, Макс словно понимал мое незнакомое желание быть увиденной, при этом уважая мое право на личное пространство. Для такого плейбоя, каким являлся Макс и совершенно неправильного, во всех смыслах, для меня мужчины, он давал мне испытывать то, чего я никогда не осмелилась бы испытать с Энди. Неужели все было так просто? Неужели я держала Макса на расстоянии, потому что все, что было у меня с ним, полностью отличалось от того, что было у меня с Энди? Мои отношения с Энди изначально строились на лжи, и были лишены всяких чувств. Мои отношения с Максом были намеренно простыми, но когда я видела его даже издалека, в моей груди словно загорался факел.
Я выключила воду, которая внезапно стала слишком горячей. На секунду я пожалела о том, что не осталась с Максом. У меня была бы возможность на протяжении всей ночи трогать его тело, слушать его звуки, и чувствовать на себе вес его тела.
Но когда я зашла в спальню и посмотрела на свое отражение в зеркале гардеробного шкафа, я не узнала саму себя. Я стояла ровнее, меньше моргала, смотрела увереннее. Даже я могла видеть, что во мне зародился росток мудрости, которого раньше не было.

Часть десятая

“Я все еще не пойму, почему это ты сегодня идешь со мной”.
Я сдержал улыбку, встретившись с разраженным выражением лица Уилла в зеркальных дверях лифта, и проигнорировал заинтересованные взгляды некоторых, окружавших нас людей. Он стукнул по кнопке восемнадцатого этажа.
Мое внимание задержалось на словах RYAN MEDIA GROUP рядом с кнопкой. “Ты же знаешь, какое удовольствие мне доставляет смотреть на тебя в работе. Как ты ловишь рыбу в бочке, или как вы там, американцы, говорите”.
“Во – первых,- начал он на этот раз тише,- ты используешь это выражение не к месту, и так уже давно не говорят. А во – вторых, ты полон дерьма. У тебя на этой неделе сотни других встреч; я знаю, что ты ими просто завален. Какого хрена ты идешь со мной? Ты мне там вообще не нужен”.
“Ты прав, технически, я не должен там присутствовать, но дружище, мне уже доводилось видеть тебя на подобного рода встречах. Кто – то начинает говорить о трансмиттерах и о чем – то в этом роде, или о химических структурах, и ты начинаешь тормозить. Я буду там, чтобы ты не облажал нас всех, и не согласился на какой – нибудь смехотворный бюджет”.
“Я никогда не облажаю”.
“Нет, конечно, не облажаешь”,- согласился я. “Но не ты ли настаивал на том, что нам нужно обзавестись хорошими контактами? Поэтому, пока мы будем там, я успею некоторое время пообщаться с Беннеттом, убив одним выстрелом двух зайцев, хорошо?”
Даже я не смог бы поверить в свою собственную отмазку; я не привык быть настолько сбитым с толку из – за женщины. И я, безусловно, не привык околачиваться вокруг, как какой – то подросток, только для того, чтобы урвать наедине с ней несколько минут. Вся эта канитель с Сарой предполагала быть простой. Но на данный момент, простым это никак не ощущалось. Несколько часов назад, я прикинул, как все можно устроить: я сяду Уиллу на хвост для присутствия на встрече в RMG, использую Беннетта как отговорку, если вдруг Уилл станет задавать вопросы, и, если удача будет на моей стороне, поймаю Сару в понедельник, не дожидаясь пятницы. Время, проведенное вне нашего соглашения, меня просто убивало. То, как она подрочила мне в такси еще больше усугубляло мою ситуацию. Но сейчас я чувствовал себя противоречиво, сомневаясь, не нарывался ли я на неприятности, переходя границы.
Двери открылись, и Уилл повернулся ко мне. “Насколько ты понимаешь, это мое шоу. Твое дело просто сидеть, и делать умное лицо”.
“Мистер Самнер, мистер Стелла”,- поприветствовал нас секретарь в приемной. “Рада снова вас видеть”. Она провела нас дальше по коридору к большому конференц – залу с огромными окнами, за которыми открывался вид на Нью –Йорк, словно на открытке. “Мистер Райан скоро подойдет”.
“Тебе должно быть стыдно проводить свободную часть вечера здесь, а не со своей таинственной маленькой сексуальной кошечкой”,- сказал Уилл, когда мы остались наедине.
Я прошел к окну и посмотрел на уличное движение города. “Почему ты думаешь, что в это послеобеденное время она свободна?”
Уилл стал изучать свои бумаги. А я занял место за длинным столом, позволяя своей памяти унести меня в тот день, когда я посетил этот офис в первый раз. Тогда я тоже гнался за ней, и стоит признать, с того раза мало что изменилось. Конечно, за это время я успел провести с ней время, трахнуть ее, попробовать ее, и потрогать каждый сантиметр ее тела, но и сейчас, так же, как и тогда, я не был ближе к пониманию того, что же творилось в ее маленькой, красивой головке.
В коридоре послышались голоса, и я поднял голову как раз тогда, когда в конференц – зал вошел Беннетт.
“Уилл”,- поприветствовал он и протянул ему руку. “Спасибо, что пришел”. Он одарил меня любопытной улыбкой. “Макс. Не ожидал тебя сегодня здесь увидеть. Ты присоединишься к нам для обсуждения вопросов по биотехнологии?”
Было невозможно пропустить самодовольно — удовлетворенное выражение физиономии Уилла. Он и Беннетт знали, что я наскребал отметки по биотехнологии только тем, что флиртовал с профессором Доктором Уиллиамом Хеверстоном. И они просто обожали предаваться воспоминаниям о моем “почти парне”.
“Да он просто полон сюрпризов”,- сказал Уилл.
“Несомненно, так оно и есть”,- согласился Беннетт. Я не совсем понимал отношение Беннетта. С благотворительного вечера прошло уже несколько недель, и мне было интересно, знал ли он, что я пришел сюда ради Сары, а не для обсуждения последних тенденций в исследованиях протеомики.
“Я думаю, что вы просто пара мудаков”,- пробормотал я.
Как только другие участники встречи стали заходить в зал, началась суматоха; к сожалению, для моей жалкой попытки сохранять бесстрастный вид, Сара была последней, кто вошел в дверь. Она выглядела восхитительно. И пока Беннетт представлял свою команду, я позволил своему взгляду скользнуть по ее телу. Синяя юбочка, симпатичная розовая кофточка, обтягивающая нежный изгиб ее груди, и шея, кожу которой я хотел бы целовать часами.