Прекрасный незнакомец читать онлайн

По моему телу пробежала дрожь, и я подняла на него глаза. Мысли о том, чтобы иметь доказательства того, как он трогает мое обнаженное тело, смотрит эти фото, и становится от этого твердым, теплом разнеслись по моим венам и заставили вспыхнуть мое лицо. Он заметил это, улыбнулся и провел пальцами по моей щеке.
“Когда все закончится, ты их удалишь”,- сказала я.
Он сразу же кивнул. “Конечно”.
“Тогда, до пятницы”. Я пробралась руками под его пиджак, гладя твердые мышцы его груди, затем достала из внутреннего кармана его телефон и набрала свой номер. Мой телефон согласно прозвонил в сумочке. Я скорее чувствовала, чем видела изумленную улыбку Макса. Я положила его телефон обратно, развернулась и вышла из офиса, зная, что если оглянусь на него через плечо, то вернусь обратно.
На прощание я помахала его маме рукой и зашла в лифт. Все семьдесят два этажа до холла я думала о камере в его телефоне.
Через два квартала в сумочке зазвонил телефон. Это было сообщение от Макса.

Встречаемся в пятницу в 18:00 на пересечении Одиннадцатой улицы и Кент в Бруклине. Возьми такси и не отпускай, пока я не открою дверь. Можешь приехать прямо с работы.

Часть шестая

Когда-то давно, когда я еще был молодым и наивным, Демитри Джерард стал моим вторым клиентом. Он владел небольшим, но весьма прибыльным бизнесом, связанным с антиквариатом, а его офис располагался на севере Лондона. На бумагах, бизнес Демитри не отличался ничем особенным: он своевременно оплачивал счета, имел постоянную клиентуру, и в год зарабатывал гораздо больше своих расходов. Но от всех других его отличала необыкновенная способность отыскивать редкие экземпляры, о существовании которых знали всего несколько человек. Этот антиквариат, если попадал в правильные руки, перепродавался частным коллекционерам по всему миру за кругленькую сумму.
Он нуждался в дополнительном капитале для расширения своего бизнеса, и, как я позже узнал, прежде всего, для финансирования внушительного списка информаторов, сообщающих ему, что и откуда можно достать. Эти информаторы помогли ему стать очень и очень богатым человекам. Конечно же, легально.
По факту, Демитри Джерард стал настолько успешным, что только в одном Нью — Йорке ему принадлежало двенадцать складов, самый большой из которых располагался на пересечении улиц Одиннадцатая и Кент.
Я вытащил листок бумаги из кармана и ввел код, который он продиктовал мне утром по телефону. Прозвучало два сигнала, дверь зажужжала, и открылся замок, издав громкий металлический щелчок. Я быстро помахал своему водителю, услышал звук отъезжающей машины, открыл тяжелую стальную дверь и вошел внутрь.
Грузовой лифт поднял меня на пятый этаж, я вышел из него, снял свой пиджак, закатал рукава и оглянулся. Чистые, бетонные стены и полы, от потолка отражался уличный свет. Демитри пользовался этими складами для временного размещения своих коллекций, с их последующей перепродажей для аукционов или многочисленным дилерам. Спасибо, мать его, что эта коллекция еще не была продана.
Сюда проникал солнечный свет сквозь тусклые, с потрескавшимися рамами окна, занимавшими две стены помещения, пространство которого заполняли ряды завешанных зеркал. Я пересек комнату, своими шагами поднимая небольшие клубы пыли, и поднял пластиковое покрытие единственного предмета мебели: красного узкого диванчика с бархатной обивкой, который доставили по моему заказу незадолго до моего прибытия. Я улыбнулся, проводя руками по поверхности дивана, и представил, как же красиво Сара будет на нем смотреться – обнаженная и умоляющая меня дотронуться до нее.
Идеально.
Следующий час я провел, раскрывая зеркала, и расставляя их вокруг дивана, расположенного прямо в центре помещения. Некоторые зеркала были красиво украшены широкими золочеными рамами, а сами стекла были несколько мутными и покрыты крапинками от времени. Другие были более изящные, с нежными, филигранными или богато украшенными деревянными лакированными рамами.
К тому моменту, как я закончил, солнце уже зашло за окружающие здания, но в помещении было достаточно светло, и мне не пришлось включать флюоресцентные лампочки. Мягкий свет струился сквозь старые стекла, и я проверил свои часы, понимая, что Сара будет здесь с минуты на минуту.
Впервые, с того момента, как я придумал этот маленький план, я допустил мысль о том, что она вообще может не появиться, и понял, насколько сильно меня это разочаровало бы. Что было странно. Большинство женщин можно было легко прочесть, и я знал, что одни хотели бы быть со мной из — за денег, а другим просто хотелось быть замеченными в моей компании. Но не Саре. Раньше мне даже отдаленно не приходилось прилагать таких усилий, чтобы завоевать расположение женщины, и я не был уверен в том, что я чувствовал по этому поводу. Неужели я тоже попадал под этот стереотип? Хотел только то, что не мог получить? Я успокаивал себя тем, что мы два взрослых человека, и делаем то, что хотим, и что очень скоро каждый из нас пойдет своей дорогой. Никто не пострадает.
Все просто.
И тот факт, что в сексе она была шикарна, никак не помогал делу.
Мой телефон зазвонил на все помещение, я в последний раз окинул все критическим взглядом, зашел в лифт, и, спустившись на первый этаж, вышел в пустой холл.
Сара услышала звук открывающейся двери и подняла голову, а мой член тут же затвердел от одного ее вида, стоящей перед дверью, ожидающей, но сомневающейся.
Спокойно, дружок. Давай, сначала впустим ее внутрь, а уже потом набросимся.
“Привет”,- сказал я, нагнулся и поцеловал ее в щечку. “Ты прекрасно выглядишь”. Ее запах был уже знакомым, и немного напоминал летний дождь с каплей цитруса. Я вышел, и заплатил таксисту, и после того, как тот уехал, я снова повернулся к Саре.
“Это было слишком самонадеянно с твоей стороны”, — сказала она, изогнув бровь. Сегодня ее волосы были гладкими, уложенными небольшими волнами, а спереди заколоты маленькой серебристой невидимкой. Я представил себе, как ее прическа будет выглядеть позже, после того, как я ее трахну: волосы будут всклокочены и запутаны, а эта милая заколочка где — нибудь потеряется. “Особенно, принимая во внимание тот факт, что я ему уже заплатила”.
Я снова посмотрел в сторону отъехавшего такси, и замотал головой, улыбаясь. “Скажем, я никогда не страдал от неуверенности в себе”.
“Тогда какие же у тебя комплексы?”- спросила она.
“Я, вообще — то не думаю, что у меня есть хотя бы один. Поэтому я тебе и нравлюсь”.
“Нравишься — слишком громко сказано”,- ответила она, а уголки ее губ изогнулись в усмешке.
“Взаимно, маленький чертенок”. Я расплылся в широкой улыбке, открыл дверь и жестом пригласил ее внутрь.
Мы молча вошли в лифт, и поднялись на пятый этаж, но весь этот путь в воздухе ощущалось новое, тяжелое чувство ожидания.
Двери лифта раскрылись по направлению к складу, но, вместо того, чтобы выйти из него, Сара повернулась ко мне.
“До того, как мы туда войдем,- начала она, кивая на помещение,- пообещай мне, что там нет ни цепей, ни наручников, ни других похожих приспособлений”.
Я засмеялся и только сейчас понял, насколько страшно выглядела моя затея со стороны, и как сильно она доверяла мне, раз решилась сюда приехать. Я пообещал себе никогда не обманывать ее доверия.
“Там нет ни наручников, ни плетей, обещаю”. Я нагнулся и поцеловал ее в ушко. “Ну, может быть, я тебя немного отшлепаю, но для начала посмотрим, как пойдет это вечер, хорошо?” Я шлепнул ее по попе и последовал за ней из лифта.
“Ух ты”,- выдохнула она, пересекая порог помещения с зеркалами, а у самой на щеках заиграл розовый румянец.
Как много в ней противоречий.
Я стал наблюдать на ней, за тем, как она медленно осматривала помещение. На ней было бордовое платье с запахом, а на ее длинных ножках красовались черные туфельки на шпильках.
“Ух ты”,- повторила она.
“Я рад, что ты одобряешь”.
Она провела пальцем по поверхности большого зеркала в крупной серебряной раме и встретилась со мной взглядом в отражении. “Я чувствую здесь тему”.
“Если под темой ты подразумеваешь, что наблюдение за тобой сводит меня с ума, тогда – да, тема присутствует”. Я прислонился к оконной раме и вытянул перед собой ноги. “Мне нравится смотреть, как ты кончаешь. Но больше этого, мне нравится, как ты кончаешь от того, что на тебя смотрят”.
Ее глаза расширились так, будто своими словами я поверг ее в шок.
Я замолчал. Может, я неправильно ее понял? Для меня, она была определенно, ни больше, ни меньше, эксгибиционисткой, одержимая идеей быть увиденной во время секса. “Ты знаешь, что мне нравится смотреть на твои обнаженные фото. Ты любишь секс на публике. Так в чем же я тебя неправильно понял?”
“Меня просто удивило то, как это звучит”. Она отвернулась и прошлась по помещению, заглядывая в каждое зеркало, мимо которого проходила. “Знаешь, я всегда полагала, что существуют люди, которым нравятся подобные вещи, но никогда не думала, что буду относиться к их числу. Я поняла, что это звучит как-то неловко”.
“Только потому, что в прошлом ты никогда такого не делала, не означает, что тебе это не нравится”.
“Я не уверена, что я полностью понимаю, что именно мне нравится”,- ответила она, поворачиваясь ко мне лицом. “В конце концов, я не достаточно активно пыталась это узнать”.
“Ну, вот а теперь ты здесь, на этом складе, в помещении, в центре которого стоит один единственный диван в окружении сотен зеркал. Я просто счастлив помочь тебе понять, в чем заключаются твои истинные желания”.
Она засмеялась и отошла от меня. “Это здание принадлежит не тебе”.
“Я вижу, ты провела дополнительные Google — исследования”.
Она поставила свою сумочку у стены и села на диван, скрестив ножки. “Мне нужно было узнать о тебе что — нибудь помимо сплетен. Удостовериться, что мы не станем тут воссоздавать сцену из какого — нибудь ужастика”.
Я покачал головой, и засмеялся, удивленный тем, какое испытывал облегчение оттого, что она все — таки приехала сюда, даже не зная, чего ожидать. “Здание принадлежит одному моему клиенту”.
“А он что, зеркальный фетишист?”
“Я не знаю, что конкретно ты там накопала в интернете”,- начал я. “Но у меня два партнера, каждый из которых занимается своей сферой профессиональных интересов: Уилл Самнер специализируется на биотехнологиях, Джеймс Маршалл занимается техническими вопросами. Моим же направлением является искусство: галереи и…”
“Антиквариат?”- спросила она, обводя рукой помещение.
“Да”.
“Вот почему мы здесь”,- заключила она.
“Угадала с трех раз?”
“Именно”.
“Удовлетворена?”
“Хмммм, еще нет”.
Я пересек комнату и присел на корточки возле нее. “И как ты к этому относишься?”
“К тому, что ты возьмешь меня на складе, в окружении зеркал?” Она заправила прядь волос за ушко и пожала плечами, в таком милом, невинном жесте. “На удивление, хорошо”.
Я поднес свою руку к ее шее. “Я думал об этом весь день. Как ты будешь смотреться на красном бархатном диване”. Ее кожа была такой мягкой, и я провел пальцами вниз по ее горлу, затем ключице. Я поцеловал пульсирующую жилку на ее шее, ощущая силу ее биения под своим языком. Она прошептала мое имя и раскрыла ноги, приглашая меня еще ближе к себе.
“Я хочу видеть тебя обнаженной”,- сказал я, и, не теряя времени, распахнул ее платье спереди. “Хочу, чтобы ты была голая и мокрая, и умоляла меня трахнуть тебя”. Я спустился к ее груди, и стал посасывать ее, а затем прикусил ее сосок через тонкую ткань лифчика. “Я хочу, чтобы ты кричала так громко, чтобы люди на автобусной остановке через дорогу знали мое имя”.
Она резко вдохнула и потянулась к моему галстуку, быстро развязывая его и снимая с моей шеи.
“Я могу тебя им связать”,- сказал я. “Затем отшлепать. И лизать твою принцессу, пока ты не станешь умолять меня остановиться”. Я смотрел, как она сражалась с пуговицами моей рубашки, смотрел на голодный блеск в ее глазах, когда она спускала рубашку с моих плеч.
“Или я вставлю кляп тебе в рот”,- поддразнила она меня, фыркнув.
“Обещания, обещания”,- прошептал я, и схватил своими губами ее нижнюю губу. Потом я поцеловал ее подбородок, спустился ниже к шее и стал посасывать ее нежную кожу.
Сара схватила мой член через брюки. Мое тело уже отвечало ей, от прикосновения ее ладони мой член был уже твердым.
Я до конца расстегнул ее платье, открыл его, спустил вниз по рукам, и отбросил в сторону. Совсем скоро за платьем последовал лифчик.
“Сара, скажи мне, чего ты хочешь”.
Она немного поколебалась, потом посмотрела на меня и прошептала: “Потрогай меня”.
“Где?”- спросил я и провел своим пальцем вверх по ее бедру. “Здесь?”
На этом бархатном диване ее кожа казалось молочно — белой, и этот образ был куда красивее, чем я себе представлял. Я слегка укусил ее бедро и спустил этот маленький кусочек материи вниз по ее ножкам. Погрузив один палец в нее, я резко втянул воздух от того, насколько мокрой она уже была. Я провел пальцем вокруг ее клитора, и мы оба смотрели туда, где я ее трогал. Я видел, как дрожало ее тело, как она издавала мягкие звуки, пока я водил своим пальцем по ее влажности.
Я встал, и, бросив презерватив на диван, расстегнул брюки и спустил их вниз по бедрам. Она, не теряя времени даром, приподнялась на диване и сначала взяла мой член в свою ручку, а затем провела своим язычком по головке. Я смотрел, как она начала сосать головку моего члена своим теплым и влажным ртом.
Подняв свои глаза, я поймал наше отражение в окружавших нас зеркалах. Она держалась за мои бедра, мои руки запутались в ее красивых карамельных волосах, а ее голова двигалась вверх — вниз. Я заставил себя не опускать глаза вниз, зная, как с этого ракурса будут смотреться ее длинные темные ресницы на розовых щечках.
Или лучше, ее глаза открыты, а взгляд устремлен на меня.
Я почувствовал, как ее пальцы сильнее сжали мои бедра, как ее мягкие волосы коснулись кожи моих бедер, тепло ее рта и вибрации от каждого ее одобряющего стона. Блядь, это ощущалось так приятно. Слишком приятно.
“Пока нет”,- сказал я, задыхаясь, и каким — то то чудом нашел в себе силы выйти из ее рта. Я провел пальцами по ее губам. Было бы наслаждением просто наблюдать за тем, как она отсасывает у меня, и как я кончаю ей в рот. Но у меня были на нее другие планы. “Повернись. Встань на колени”.
Она сделала все так, как я сказал, и посмотрела на меня через плечо, как я становлюсь позади нее.
От этого ее взгляда я чуть не кончил, и мне пришлось заставить себя думать об электронных таблицах, и даже о неудачных шутках Уилла, чтоб немного успокоиться, взять презерватив, открыть его и раскатать по члену. Одной рукой я схватил ее бедро, а второй направил член к ее входу, немного толкнулся и вошел внутрь.
Ее голова завалилась вперед, пряча ее лицо из моего взгляда. Так дело не пойдет.