На улице нашей любви читать онлайн

Элоди подтолкнула Брэдена к креслу справа от меня, сама устроилась рядом и ласково провела рукой по его волосам, откидывая их со лба.

– Расскажи, как поживаешь? До нас тут долетели слухи, что ты порвал с Холли.

Брэден вовсе не походил на любителя телячьих нежностей, но сейчас можно было не сомневаться – ему приятна материнская ласка Элоди. Он взял ее руку и поочередно коснулся губами каждого пальца.

– У меня все замечательно, Элоди. Мы с Холли здорово надоели друг другу, так что обошлось без трагедий.

– Хм. – Элоди нахмурилась, потом, вспомнив обо мне, спросила: – Ты ведь знаком с Джосс?

Брэден кивнул, уголки его рта дрогнули в едва заметной улыбке. Опять-таки дружеской и совершенно несексуальной. Я сама не знала, радоваться ли мне произошедшей с ним перемене или досадовать на нее. Проклятые гормоны.

– Да, мы с Джоселин уже встречались.

Я ощутила, как брови мои непроизвольно сдвигаются. Какого черта он зовет меня Джоселин?

Тут вернулся Кларк, разговор оживился, а мой лоб разгладился. Я старалась изо всех сил, отвечала на адресованные мне вопросы любезно, но не слишком многословно и, в свою очередь, задавала уместные вопросы. Когда разговор коснулся моих родителей, Элли тут же пришла мне на выручку и ловко сменила тему. Я была ей очень благодарна, ведь, не сделай она этого, я испортила бы все впечатление, проявив грубость, которой окружавшие меня люди вовсе не заслуживали. В общем, все шло на удивление гладко. Даже с Брэденом мне удалось обменяться парой дружеских шуток без всякого сексуального подтекста.

Настало время переместиться в столовую.

Весело переговариваясь и смеясь, мы расселись вокруг стола и принялись передавать друг другу овощи и жареный картофель. Элоди положила на тарелку каждому щедрую порцию жареного цыпленка. Я полила мясо подливкой и вдруг ощутила, что воспоминания, вырвавшись из плена, забирают надо мной власть. Все это было мне слишком хорошо знакомо – семейный обед, оживленная болтовня, любовь и тепло, которые дарят друг другу близкие люди…

* * *

– Я пригласила к обеду Митча и Арлин, – сказала мама, расставляя на столе дополнительные тарелки.

Дрю сегодня тоже обедала с нами – мы с ней утром вместе работали над школьным докладом. Папа усаживал маленькую Бет на высокий детский стульчик.

– Хорошо, что я приготовил так много чили. Митч наверняка все подъест, – изрек он со вздохом.

– Тише, тише! – Мама, улыбаясь, погрозила ему пальцем. – Они будут с минуты на минуту.

– А что я такого сказал? Было бы странно, если бы такой здоровенный парень страдал отсутствием аппетита.

Дрю, сидевшая рядом со мной, захихикала и взглянула на папу с восхищением. Отец Дрю вечно пропадал в разъездах, поэтому мой для нее был чем-то вроде Супермена.

– Как продвигается ваш доклад? – спросила мама, наливая нам апельсиновый сок.



Я исподтишка улыбнулась Дрю. Честно говоря, наш доклад вообще не продвигался. Несколько часов мы, уединившись в моей комнате, с упоением сплетничали, обсуждая романтические отношения, возникшие между Кайлом Рэмси и Джуд Джефри. Имя Джуд мы произносили как Жююд, что казалось нам обоим невероятно остроумным. По крайней мере, мы обе ржали как сумасшедшие.

Моя улыбка не ускользнула от мамы.

– Понятно, – фыркнула она.

– Привет, соседи! – раздался в дверях радостный возглас.

Митч и Арлин, по обыкновению, войти без стука. Для них это было нормой. Уже несколько лет они жили в соседнем доме, и мы успели привыкнуть к их бесцеремонности. Маме она даже нравилась. Папа, думаю, был не в восторге.

После бесконечных приветствий – Митч и Арлин были не из тех, кто здоровается только один раз, – мы наконец уселись за стол и принялись за знаменитый папин чили.

– Почему ты никогда не готовишь обедов? – с укором спросила мужа Арлин, выдав целую серию преувеличенно восхищенных стонов по поводу изумительного вкуса чили.

– Ты никогда не просишь.

– Уверена, Сара тоже не просит Люка готовить. Правда, Сара?

Мама повернулась к папе, взглядом прося о помощи. Так и не дождавшись от него отклика, она ограничилась тем, что промычала что-то невнятное.

– Я так и думала! – торжествующе заключила Арлин.

– Папа, Бет уронила свой сок, – указала я на пол.

Папа, сидевший ближе всех к Бет, нагнулся, чтобы поднять коробочку с соком.

– Мой папа тоже никогда не готовит, – сообщила Дрю, решившая утешить Арлин.

– Вот видишь, – с набитым ртом пробурчал Митч. – Не один я такой.

– Это тебя нисколечко не оправдывает, – нахмурилась Арлин. – Если кто-то другой не желает помогать своей жене, тебе не обязательно следовать его примеру.

– Хорошо, – примирительно кивает Митч. – В следующее воскресенье обед готовлю я.

– А ты умеешь готовить? – ласково спрашивает мама.

Я вижу, что папа едва не давится от смеха, и пытаюсь скрыть подступающее хихиканье, отпивая сок.

– Не умею. Но разве это имеет значение?

За столом повисает молчание. Несколько минут мы переглядываемся, потом разражаемся хохотом. Бет, желая принять участие во всеобщем веселье, пронзительно визжит и снова бросает на пол коробочку с соком. Это вызывает новый приступ смеха…

За этой сценой последовали другие. Рождественский обед. Обед в День благодарения. Мой тринадцатый день рождения.

Приступ удушья неумолимо надвигался.

Голова у меня пошла кругом, руки затряслись, и я быстро поставила на стол судок с подливкой. На лице выступил холодный пот. Сердце колотилось так, что казалось, оно вот-вот сломает мне ребра. Легкие сжались, отказываясь наполняться воздухом.

– Джоселин?

Грудь моя часто вздымалась, губы хватали воздух, глаза искали источник звавшего меня голоса.

Брэден.

Он отложил вилку и через стол нагнулся ко мне, обеспокоенно нахмурившись:

– Джоселин?

Мне нужно отсюда выйти.

Мне нужен воздух.

– Джоселин… Господи…

Брэден отодвинул стул, намереваясь встать и прийти мне на помощь.

Я вскочила из-за стола и вытянула руку, пытаясь его остановить, потом, не говоря ни слова, выбежала из комнаты, пересекла холл, ворвалась в ванную и захлопнула дверь.

Трясущимися руками я открыла окно. Поток свежего, хотя и теплого воздуха коснулся лица, и мне сразу стало легче. Теперь надо успокоиться. Сосредоточиться на дыхании. Дышать как можно реже и глубже.

Через несколько минут дыхание выровнялось, но ноги и руки были как ватные. Я в изнеможении опустилась на крышку унитаза. Второй приступ за несколько дней.

Печальная статистика.

– Джоселин? – донесся из-за двери голос Брэдена.

Я закрыла глаза. Интересно, как я объясню свое неадекватное поведение? Щеки вспыхнули от стыда.

Я надеялась, с этим покончено. Вот уже восемь лет, как приступы мне не досаждали. Я думала, что избавилась от них навсегда.

Открылась дверь. В ванную вошел Брэден. Странно, что за мной пошел он, а не Элли, пронеслось в голове. Я уставилась на него, не говоря ни слова. Он подошел ближе и опустился на корточки, так что наши глаза оказались на одном уровне. Я смотрела на его обеспокоенное лицо и думала, не послать ли к чертям все мои жизненные правила. Правила, согласно которым серьезные отношения под запретом. И мимолетные связи тоже. Правила, которые запрещали Брэдену вход на мою частную территорию. К стыду своему, я чувствовала, что ради него готова отменить собственный моральный кодекс.

Несколько секунд, которые показались мне целой вечностью, мы смотрели друг на друга, не произнося ни слова. Я ожидала, что он обрушит на меня град вопросов. Ведь все, сидевшие за столом, по крайней мере взрослые, наверняка поняли, что со мной случился приступ. Конечно, всем не терпится узнать, в чем дело. Именно поэтому мне не хотелось возвращаться в столовую.

– Ну что, вам лучше? – наконец спросил Брэден.

И только-то? Неужели допрос с пристрастием отменяется?

– Да.

В такое везение трудно поверить.

Наверное, все мои переживания были написаны на лице, потому что Брэден склонил голову и тихо произнес:

– Можете мне ничего не рассказывать.

– И оставить вас в убеждении, что у меня бывают припадки буйного помешательства, – с невеселой улыбкой подхватила я.

– Это я и так знаю, – улыбнулся в ответ Брэден. Встал, протянул мне руку и скомандовал: – Идем.

Я недоверчиво смотрела на него.

– Думаю, мне лучше пойти домой.

– А я думаю, вам лучше как следует поесть в обществе друзей.

Да, действительно, если я уйду, ничего не объяснив, это обидит и хозяев, и Элли. А она так добра и терпелива со мной. Меньше всего на свете мне хотелось бы портить наши отношения.

Я робко взяла его за руку, и Брэден помог мне встать.

– А что я скажу? – растерянно спросила я.

Прятаться под маску уверенности не имеет смысла. Он видел меня в момент, когда я была особенно уязвима. Причем дважды.

– Не говорите ничего, – заявил он. – Вы не обязаны пускаться в объяснения.

Его улыбка была доброй и дружеской. Я не могла определить, какая из его улыбок мне нравится больше – эта или другая, сексуальная, пленительная, опасная.

– Хорошо.

Я набрала в грудь побольше воздуха и вслед за ним вышла из ванной. Брэден не выпускал моей руки, пока мы не вошли в столовую. Стоило мне лишиться его поддержки, я сразу почувствовала себя одинокой.

– Вам стало плохо, лапочка? – спросила Элоди, увидев меня.

– Просто немного перегрелась, – успокоительно махнул рукой Брэден. – Сегодня утром она слишком долго была на солнце.

– Ох, как неосторожно, детка! – Взгляд Элоди исполнился материнской заботы. – Неужели вы были на солнце с непокрытой головой?

– Да, надо было надеть шляпу, – вздохнула я, усаживаясь на свое место.

Прерванный разговор возобновился, напряжение развеялось без остатка. Я, не обращая внимания на подозрительный взгляд Элли, благодарно улыбнулась Брэдену.

Глава 6

К концу обеда я совсем пришла в себя, но мне отчаянно хотелось скорее очутиться дома и побыть одной. А пока я прилагала все усилия, чтобы воздвигнуть прочную стену между собой и своими воспоминаниями и наслаждаться обществом Николсов. Последнее не требовало усилий. Они оказались на редкость приятными людьми.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Вступайте в группу в ВК
https://vk.com/books_reading_vk
Facebook

Telegram