На 50 оттенков темнее читать онлайн

— Вчера мы с Рос… — Он поворачивается к рыжеволосой особе, стоящей рядом с маленькой подвижной блондинкой, — чуть не отправились к праотцам.
А, это та самая Рос, которая с ним работает. Она улыбается и поднимает выше свой бокал. Он кивает в ответ.
— Поэтому я особенно рад, что стою сейчас перед вами и могу поделиться радостной новостью. Эта прекрасная девушка, — он смотрит на меня с высоты своего роста, — мисс Анастейша Роуз Стил, согласилась стать моей женой, и я хочу, чтобы все вы первыми узнали об этом.
Следуют всеобщий удивленный вздох, странное оживление и взрыв аплодисментов! Господи, это действительно случилось! Мне кажется, что я такая красная, что могу состязаться по цвету с платьем Кейт. Кристиан берет меня за подбородок и быстро целует.
— Скоро ты будешь моей.
— Я уже твоя, — шепчу я.
— Будешь моей законной, — одними губами произносит он и лукаво подмигивает.
Лили, стоящая возле Миа, кажется убитой; у Гретхен такое лицо, будто она съела что-то горькое и неприятное. Оглядывая с беспокойством собравшуюся толпу, я вижу Элену. У нее отвисла челюсть. Она изумлена, даже в ужасе; при виде ее шока я невольно испытываю легкое удовлетворение. И вообще, на хрена она сюда притащилась?
Каррик и Грейс прерывают мои недобрые мысли, и вот меня уже обнимает, целует и передает по кругу все семейство Грей.
— Ах, Ана, я в восторге, что ты войдешь в нашу семью, — горячо говорит Грейс. — Кристиан так переменился… Он такой счастливый. Я невероятно благодарна тебе.
Я смущаюсь от такого потока благодарности, но в душе тоже счастлива.
— Где же кольцо? — восклицает Миа, обнимая меня.
— Э-э-э…
Кольцо!.. Господи… Я и не подумала о кольце. Я оглядываюсь на Кристиана.
— Мы хотим выбрать вместе… — Кристиан сердито сверкает глазами.
— Да не гляди на меня так, Грей! — с упреком восклицает Миа и бросается ему на шею. — Я так счастлива за тебя, Кристиан.
Она единственная из всех, кого я знаю, не робеет под гневным взглядом Кристиана. Вероятно, привыкла. Я-то до сих пор пугаюсь.
— Когда свадьба? Вы уже назначили дату? — пристает она.
Он качает головой в явном отчаянии.
— Не знаю, нет, не назначили. Нам с Аной еще нужно все обсудить, — раздраженно бурчит он.
— Надеюсь, вы закатите грандиозную свадьбу! — с энтузиазмом восклицает Миа, игнорируя его брюзжание.
— Пожалуй, мы улетим завтра в Вегас, — огрызается он и получает в ответ недовольно выпяченные губы и сдвинутые брови Миа Грей.
Закатив от досады глаза, Кристиан поворачивается к Элиоту. Тот обнимает его по-медвежьи во второй раз за последнее время и хлопает по спине.
— Будь счастлив!
Гостиная бурлит от восторга. Вскоре мы с Кристианом принимаем поздравления от доктора Флинна.
Рядом с Флинном стоит яркая молодая женщина с длинными, темными, почти черными волосами и привлекательными газельими глазами; у нее — глубокое декольте.
— Кристиан, поздравляю, — говорит Флинн, протягивая руку. Кристиан радостно трясет ее.
— Джон. Райан! — Он целует брюнетку в щеку. Она изящная и очень хорошенькая.
— Рад, что ты по-прежнему с нами, Кристиан. Без тебя моя жена увяла бы и превратилась в скупую каргу.
Кристиан усмехается.
— Джон! — с упреком восклицает брюнетка.
— Райан, это Анастейша, моя невеста. Ана, это жена Джона.
— Рада познакомиться с женщиной, которая наконец-то пленила сердце Кристиана, — любезно улыбается Райан.
— Спасибо, — лепечу я, опять смутившись.
— Кристиан, хорошую рыбку ты словил. — Доктор Флинн качает головой с шутливым удивлением. Кристиан хмурится.
— Джон, оставь свои простонародные словечки, — возмущается Райан. — Поздравляем с днем рождения, Кристиан, а вас обоих — с помолвкой. Какой чудесный подарок ко дню рождения. — Она широко улыбается мне.
Я не понимаю, почему сюда пришли доктор Флинн или Элена. Это для меня шок. Я ломаю голову, что мне спросить у доктора, но потом понимаю, что вечеринка по случаю дня рождения — не самое подходящее время для психиатрической консультации.
Несколько минут мы беседуем. Райан сидит дома с двумя маленькими сыновьями. Как я понимаю, именно из-за нее доктор Флинн ведет практику в Штатах.
— У нее все неплохо, Кристиан. Она нормально проходит курс. Еще пара недель, и мы перейдем на амбулаторное лечение. — Доктор Флинн и Кристиан негромко переговариваются, я невольно прислушиваюсь к ним и довольно рассеянно беседую с Райан.
— …Так что сейчас у меня на уме памперсы и игрушки…
— Должно быть, у вас уходят на это все силы, — лепечу я, снова слушая мило улыбающуюся Райан. Я знаю, что Кристиан и Флинн обсуждают Лейлу.
— Спроси ее обо мне, — говорит Кристиан.
— Так чем вы занимаетесь, Анастейша?
— Пожалуйста, зовите меня Ана. Я работаю в издательстве.
Кристиан и Флинн понижают голос; какая досада. Но они умолкают, когда к ним подходят две женщины — Рос и бойкая блондинка Гвен, которую Кристиан представляет нам как партнершу Рос.
Рос очаровательна. Вскоре я узнаю, что они живут буквально напротив «Эскалы». Она рассыпается в похвалах по поводу летного мастерства Кристиана. Она впервые летала на «Чарли Танго» и заявляет, что без всяких колебаний полетит еще раз. Она из тех немногих женщин, известных мне, кто не влюблен в него… ну, по очевидной причине.
Гвен — хохотушка со своеобразным чувством юмора. Кристиан непринужденно держится с обеими. Он хорошо их знает. Они не говорят о делах, но я догадываюсь, что Рос — прекрасный специалист и без труда способна с ним сработаться. Еще у нее замечательный смех — громкий, горловой смех заядлого курильщика.
Грейс прерывает нашу неторопливую беседу сообщением, что нас ждет фуршет. Гости не спеша направляются в заднюю часть дома.
Миа перехватывает меня в коридоре. В бледно-розовом платье, пышном, как у куклы, и на высоченных каблуках она парит надо мной, словно фея с рождественской елки, с двумя коктейльными бокалами.
— Ана, — заговорщицки шепчет она. Я оглядываюсь на Кристиана, он отпускает меня — мол, ступай-все-равно-от-нее-не-отвяжешься, — и мы ныряем в столовую.
— Вот, — с озорным задором говорит Миа. — Папин мартини с лимоном — гораздо приятнее, чем шампанское.
Она сует мне в руку бокал и с волнением смотрит, как я нерешительно отпиваю глоток.
— Хм-м… восхитительно. Но крепко.
Чего ей нужно? Может, она пытается меня напоить?..
— Ана, мне нужен совет. И я не могу спросить Лили — она так категорична во всем. — Миа закатывает глаза, потом усмехается. — Она так ревнует к тебе. Кажется, она втайне надеялась когда-нибудь соблазнить Кристиана. — Миа весело хохочет над такой нелепой мечтой, а я внутренне содрогаюсь.
Ведь с этим мне придется иметь дело очень-очень долго — с другими женщинами, желающими завладеть моим мужем. Я прогоняю от себя неприятную мысль и, чтобы отвлечься, использую подручное средство — делаю еще один глоток мартини.
— Попробую тебе помочь. Выкладывай.
— Как ты знаешь, мы с Итаном недавно познакомились, благодаря тебе. — Она лучезарно улыбается.
— Да. — Куда она клонит, черт побери?
— Ана, он не хочет встречаться со мной. — Она надувает губы и смотрит на меня исподлобья.
— Да ну? — Я изображаю удивление, а сама думаю: может, ты ему просто не нравишься?
— Слушай, все как-то нелепо. Он не хочет встречаться со мной, потому что его сестра встречается с моим братом. Понимаешь, он считает, что это похоже на инцест. Но я ведь знаю, что нравлюсь ему. Что мне делать?
— А, понятно, — бормочу я, пытаясь выиграть время. Что я могу сказать? — А ты можешь не торопиться какое-то время, чтобы вы были просто друзьями? Ведь вы только что встретились.
Она удивленно поднимает брови.
— Слушай, я понимаю, что я и сама только недавно познакомилась с Кристианом, но… — Я хмурюсь, не зная и сама, что хочу сказать. — Миа, это решать только тебе и Итану. Я бы посоветовала тебе выбрать дорожку дружбы.
Миа усмехается.
— Ты переняла эту интонацию у Кристиана.
Я смущаюсь.
— А вообще, если хочешь совета, спроси его у Кейт. Уж она-то лучше всех знает своего брата.
— Ты так думаешь? — спрашивает Миа.
— Да. — Я ободрительно улыбаюсь.
— Отлично. Спасибо, Ана. — Она снова обнимает меня и мчится к двери — радостно и внушительно, учитывая ее высоченные каблуки.
Я не сомневаюсь, что теперь она спикирует на Кейт. Я делаю еще один глоток мартини и иду за ней, но…
В столовую стремительно врывается Элена. На ее лице я вижу угрюмую решимость. Она спокойно закрывает дверь и хмуро глядит на меня.
Ох, и ни фига себе!..
— Ана!.. — усмехается она.
Я собираю все свое самообладание (от двух бокалов шампанского и убойного коктейля, который держу в руке, я слегка захмелела). Вероятно, я побледнела, но тем не менее я призываю на помощь мое подсознание и внутреннюю богиню, чтобы выглядеть предельно спокойной и неуязвимой.
— Элена. — Мой голос звучит тихо, но спокойно — несмотря на пересохшие губы. Почему я так боюсь этой женщины? Чего она хочет сейчас от меня?
— Я готова искренне поздравить тебя, но думаю, что это будет неуместно. — Ее холодные голубые глаза наполнены ненавистью.
— Элена, я не нуждаюсь в твоих поздравлениях. Я удивлена и разочарована, увидев тебя здесь.
Она поднимает брови. Кажется, укол удался.
— Анастейша, я не считала тебя достойной соперницей. Но ты удивляешь меня на каждом шагу.
— А я вообще никак о тебе не думала, — хладнокровно лгу я. Кристиан может мной гордиться. — Теперь извини: у меня много дел, более приятных. Я не хочу тратить на тебя время.
— Не торопись, девочка, — шипит она и загораживает собой дверь. — Что ты затеяла? Как ты решилась женить на себе Кристиана? Ты сильно ошибаешься, если думаешь, что он хоть минуту будет счастлив с тобой.
— Что мы будем делать с Кристианом — не твое дело. — Я растягиваю губы в любезной, полной сарказма усмешке. Она игнорирует меня.
— У него есть особенные потребности — и ты не сможешь их удовлетворить, — злорадно выпаливает она.
— Что ты знаешь о его потребностях? — огрызаюсь я. Во мне вспыхивает негодование, его разжигает адреналин, бушующий в моих жилах. Как смеет эта сучка меня учить? — Ты всего лишь педофилка со сдвинутыми мозгами. Что до меня, так я швырнула бы тебя в седьмой круг ада и удалилась со спокойной душой. Теперь убирайся с моей дороги — или я тебя отшвырну.
— Ты совершаешь большую ошибку, девочка. — Элена машет перед моим носом длинным костлявым пальцем с дорогим маникюром. — Как ты смеешь осуждать наш образ жизни? Ты даже не имеешь представления, куда ты влезаешь. Если ты думаешь, что он будет счастлив с такой серой мышкой, позарившейся на его богатство…
Ну и дрянь!.. Я выплескиваю ей в лицо остатки лимонного мартини.
— Не смей меня учить! — ору я. — Когда ты поймешь: это не твое собачье дело!
Она в ужасе смотрит на меня, вытирая с лица липкую жидкость. Я жду, что она бросится на меня, но тут, едва не сбив ее с ног, открывается дверь.
Появляется Кристиан. Ему достаточно наносекунды, чтобы оценить ситуацию — я, трясущаяся, с пепельным лицом; она, мокрая, вне себя от ярости. Его милое лицо темнеет и искажается от гнева, когда он встает между нами.
— Элена, мать твою, что ты тут вытворяешь? — грозно спрашивает он ледяным тоном.
Она с мольбой глядит на него и шепчет:
— Она тебе не пара, Кристиан.
— Что? — орет он, глядя на нас обеих. Я не вижу его лица, но все его тело напряглось и излучает враждебность. — Откуда ты знаешь, мать твою, что для меня хорошо, а что нет?
— У тебя есть особенные потребности, Кристиан, — ласково говорит она.
— Я уже говорил тебе: не твое это собачье дело, — ревет он.
Вот черт, Очень Злой Кристиан показывает свое вовсе-не-безобразное лицо. Люди услышат…
— Ах, вот оно что, — насмешливо продолжает он. — Ты считаешь, что только ты мне подходишь? И больше никто?
Теперь его голос звучит мягче, но он полон презрения. Внезапно мне хочется уйти. Я не хочу быть свидетельницей их интимного поединка. Я чувствую себя лишней. Но ноги меня не слушаются.
Элена тяжело вздыхает и, кажется, собирает все свои силы. Меняется ее осанка, теперь в ней больше властности. Она делает шаг к нему.
— Я была лучшим, что когда-либо случалось с тобой, — надменно шипит она. — Ты погляди на себя, какой ты теперь. Один из богатейших и самый успешный предприниматель в Штатах — ты хозяин своего мира, ни в чем не нуждаешься.
Он пораженно пятится от нее и недоверчиво щурится.
— Тебе это нравилось, Кристиан, не обманывай себя. Ты шел по пути саморазрушения, а я спасла тебя от этого, спасла от жизни за решеткой. Поверь, мой мальчик, именно там ты бы и оказался. Это я научила тебя всему, что ты знаешь, всему, что тебе нужно.
Кристиан бледнеет и в ужасе глядит на нее. Когда он заговаривает, его голос звучит тихо и недоверчиво:
— Ты научила меня трахаться, Элена. Но это все пустое, как и ты сама. Неудивительно, что Линк тебя бросил.
Я чувствую вкус желчи во рту. Я не хочу быть здесь. Но я застыла на месте и теперь завороженно смотрю, как они обвиняют друг друга.
— Ты никогда не удерживала меня, — шепчет Кристиан. — Ты никогда не говорила мне, что любишь меня.
Она суживает глаза.
— Любовь — это для дураков, Кристиан.
— Вон из моего дома.
Мы ошеломлены суровым, яростным голосом Грейс. Три головы поворачиваются к дверям, где стоит мать Кристиана. Сверкая глазами, она смотрит на Элену, и та бледнеет под своим загаром а-ля Сен-Тропез.
Мне кажется, время останавливается; мы все задерживаем дыхание, а Грейс спокойно входит в комнату. В ее глазах пылает гнев, она ни на секунду не отрывает их от Элены, пока не останавливается перед ней. В глазах Элены вспыхивает тревога. Грейс с силой ударяет ее по лицу, и звук удара эхом отражается от стен столовой.
— Убери свои грязные когти от моего сына, ты, шлюха, и убирайся из моего дома — немедленно! — шипит Грейс сквозь стиснутые зубы.
Элена держится за покрасневшую щеку и какое-то время с ужасом глядит на Грейс. Потом выскакивает из комнаты, не потрудившись закрыть за собой дверь.
Грейс медленно поворачивается к Кристиану, и напряженное молчание ложится на нас толстым одеялом: Кристиан и Грейс глядят друг на друга. Через некоторое время Грейс говорит мне:
— Ана, прежде чем я передам тебе моего сына, ты не возражаешь, если я поговорю с ним наедине пару минут? — Ее голос звучит спокойно, хрипловато и ужасно властно.
— Конечно, — шепчу я и поскорее выхожу из комнаты, тревожно оглянувшись через плечо. Но никто не смотрит на меня. Они продолжают глядеть друг на друга в своем безмолвном общении.
В коридоре я мгновенно теряюсь. Мое сердце лихорадочно бьется, а кровь бурлит… Из глубины поднимается паника. Черт побери, это было тяжко, и теперь Грейс многое известно. Я не знаю, что она собирается сказать Кристиану. Я понимаю, что это неправильно, но я прижимаюсь к двери и пытаюсь подслушивать.
— Как долго это было, Кристиан? — Голос Грейс звучит совсем тихо, я еле слышу.
Его ответ не слышен совсем.
— Сколько тебе было лет? — Она спрашивает это настойчивее. — Скажи мне, сколько тебе было лет, когда все это началось? — И снова я не слышу Кристиана.
— Все нормально, Ана?
Ко мне обращается Рос.
— Да. Нормально. Спасибо, я…
— Я хочу взять мою сумочку. Мне нужна сигарета.
В какой-то момент я подумываю, не присоединиться ли к ней.
— Я пойду в ванную.
Мне требуется собраться с духом, разобраться со своими мыслями и обдумать все, что я видела и слышала. Наверху — самое безопасное место для уединения. Я наблюдаю, как Рос заходит в гостиную, и мгновенно взлетаю на второй этаж, потом на третий. Там есть единственное место, где мне хочется оказаться.
Я открываю дверь в детскую Кристиана и со вздохом облегчения закрываю ее за собой. Иду к его кровати, падаю на нее и гляжу в белый потолок.
Черт побери… Это была, несомненно, одна из самых суровых стычек, которые когда-либо выпадали на мою долю, и теперь я онемела. Жених и его бывшая любовница — никакой невесте не пожелаю увидеть такое. Вместе с тем я даже рада, что она проявила свою истинную сущность и что я стала свидетельницей этого.
Мои мысли возвращаются к Грейс. Бедная Грейс, она все это слышала! Я сжимаю одну из подушек Кристиана. Вероятно, она слышала, что у Кристиана и Элены была связь — но не подозревает о ее природе. Ну, и слава богу! Из меня вырывается стон.