На 50 оттенков темнее читать онлайн

— Ты наденешь джинсы или еще что-нибудь?
Ну вот, начинается!
— Кристиан, зачем? Я и так нормально одета.
Он сумрачно смотрит на меня. Сейчас мы схлестнемся. А ведь сегодня он именинник. Я закатываю от досады глаза и чувствую себя непослушным подростком.
— Вот если бы мы были на пляже? — Я выбираю другую тактику.
— Но мы не на пляже.
— Ты бы возражал, если бы мы были на пляже?
Он на секунду задумался.
— Нет, — просто отвечает он.
Я опять закатываю глаза и улыбаюсь.
— Ну вот и представь себе, что мы там. Покеда.
Я поворачиваюсь и мчусь в фойе. Добегаю до лифта прежде, чем он успевает меня догнать. Дверцы закрываются, я машу ему и мило улыбаюсь, а он беспомощно смотрит — но, к счастью, с тенью улыбки. Он в отчаянии качает головой, и я его уже не вижу.
Эх, это было замечательно! Адреналин бурлит, а сердце грозит выскочить из груди. Но по мере того как лифт спускается, падает и мое настроение. Черт, что же я наделала?
Я дернула тигра за хвост. Он будет страшно злиться, когда я вернусь. Мое подсознание сердито смотрит на меня, сдвинув на нос очки-половинки, и держит в руке розгу. Черт. Я думаю о своем слишком небольшом опыте общения с мужчинами. Ведь я никогда прежде не жила с мужчиной — ну, если не считать Рэя, но он не в счет. Он мой отец… вернее, человек, которого я считаю своим отцом.
Теперь у меня есть Кристиан. По сути, он никогда ни с кем не жил. Надо спросить его об этом — если он еще будет разговаривать со мной.
Но я убеждена, что я всегда буду носить то, что мне нравится. Я помню его правила. Да, вероятно, для него это тяжело, но ведь он сам заплатил деньги за это платье. Значит, он должен был дать сотруднице из «Нейман» более четкие инструкции — ничего слишком короткого!
Но ведь юбка не такая и короткая? Я смотрю на свое отражение в огромном зеркале в вестибюле. Проклятье. Все-таки очень короткая. Но ведь я уже обозначила свою позицию. Несомненно, придется это расхлебывать. Интересно, что он придумает?.. Но прежде всего мне нужны наличные.
Я гляжу на чек, выданный мне банковским автоматом: 51 689 долларов 16 центов. Пятьдесят тысяч долларов лишние! «Анастейша, тебе нужно будет научиться быть богатой, если ты скажешь „да“». Вот и начало. Я беру свои жалкие пятьдесят долларов и иду за шоколадом.
Вернувшись, я иду прямо на кухню; меня переполняют тревожные ожидания. Кристиан все еще работает у себя. Господи, как долго. Я принимаю решение пойти к нему и разведать, насколько тяжела ситуация. Осторожно заглядываю в дверь. Он сидит у окна и говорит по телефону.
— А специалист по еврокоптеру прибудет днем в понедельник? Хорошо. Держи меня в курсе. Скажи им, что мне нужны их первые выводы вечером в понедельник либо утром во вторник.
Он нажимает на кнопку и крутится в кресле, но останавливает его, когда видит меня; на его лице бесстрастная маска.
— Привет, — шепчу я.
Он молчит, и у меня обрывается сердце. Я робко вхожу в кабинет, огибаю письменный стол и подхожу к нему. Он сидит и молчит, устремив на меня взгляд. Я стою перед ним и ощущаю в себе все пятьдесят оттенков глупости.
— Я вернулась. Ты злишься на меня?
Он вздыхает, берет меня за руку и тянет к себе, сажает на колени и обхватывает за талию. Утыкается носом в мои волосы.
— Да, злюсь.
— Прости. Не знаю, что на меня нашло.
Я удобно устраиваюсь на его коленях, вдыхаю божественный запах Кристиана и чувствую себя в безопасности, несмотря на его признание.
— Ладно, носи то, что тебе нравится, — бормочет он и проводит ладонью вверх по моей голой ноге до верха бедра. — К тому же у этого платья есть явное достоинство.
Он наклоняется ко мне, и, когда наши губы соприкасаются, страсть, или похоть, или подспудное желание вымолить прощение пронзают меня, вспыхивают в крови. Я сжимаю ладонями его голову, погружаю пальцы в медную шевелюру. Он стонет, его тело отзывается на мои ласки. Он страстно покусывает мою нижнюю губу, горло, мочку уха, его язык вторгается в мой рот. Я не успеваю опомниться, как он расстегивает молнию на джинсах, сажает меня верхом и входит в меня. Я хватаюсь за спинку кресла, мои ноги слегка касаются пола… и мы начинаем двигаться.
— Мне нравится твой способ извиняться, — мурлычет он, уткнувшись губами в мои волосы.
— А мне — твой. — Я хихикаю, прижавшись к его груди. — Ты уже закончил?
— Боже мой, Ана, ты хочешь еще?
— Нет-нет! Работай.
— Я освобожусь примерно через полчаса. Я слышал твое сообщение по голосовой почте.
— Вчерашнее.
— У тебя был встревоженный голос.
Я крепко обнимаю его.
— Еще бы. Ты не отвечал мне, а это на тебя не похоже.
Он целует меня в макушку.
— Твой торт будет готов через полчаса. — Я улыбаюсь ему и соскакиваю с его коленей.
— Жду с нетерпением. Пахнет восхитительно, даже вызвало в памяти какие-то воспоминания.
Я застенчиво улыбаюсь ему и чувствую смущение, а он, как в зеркале, повторяет мое выражение лица. Господи, разве мы с ним разные? Возможно, это воспоминания из его раннего детства. Нагнувшись, я нежно целую его в уголок рта и возвращаюсь на кухню.
У меня уже все готово. Услышав, как он выходит из кабинета, я зажигаю одну золотистую свечку на торте. С широкой улыбкой Кристиан идет ко мне, а я тихонько пою «С днем рожденья тебя!». Потом он наклоняется и, закрыв глаза, задувает пламя.
— Я загадал желание, — сообщает он, открывая их, и я почему-то смущаюсь.
— Глазурь еще не совсем застыла. Я надеюсь, торт тебе понравится.
— Анастейша, дай мне скорее попробовать его, — бормочет он, и это звучит так сексуально.
Я отрезаю нам по ломтику, и мы едим их маленькими вилками.
— М-м-м, — стонет он от удовольствия. — Вот почему я хочу на тебе жениться.
Я с облегчением смеюсь. Ему это нравится.
— Ты готова предстать перед моей семьей? — Кристиан выключает зажигание своей «Ауди». Мы стоим возле дома его родителей.
— Да. Ты собираешься объявить им?
— Конечно. Мне не терпится увидеть их реакцию.
Он коварно улыбается и вылезает из машины.
Половина восьмого, и, хотя день был теплый, с залива сейчас дует прохладный ветерок. На мне изумрудное коктейльное платье; я нашла его сегодня утром, когда шарила по шкафам. На платье — широкий пояс того же цвета.
Кристиан берет меня за руку, и мы идем к парадной двери. Мы не успеваем постучать, как Каррик распахивает ее перед нами.
— Кристиан, привет. С днем рождения, сын. — Он пожимает протянутую Кристианом руку, а потом быстро его обнимает.
— Э-э… спасибо, папа, — удивленно говорит Кристиан.
— Ана, как приятно видеть тебя снова. — Он обнимает и меня, и мы входим следом за ним в дом.
В холле на нас налетает Кейт. Она в ярости.
Ой, не надо!..
— Эй, вы! Я хочу поговорить с вами, — рычит она своим самым грозным голосом.
Я нервно гляжу на Кристиана. Он пожимает плечами и хочет все свести к шутке. Мы идем в столовую, оставив удивленного Каррика на пороге гостиной. Кейт закрывает дверь и поворачивается ко мне.
— Что это за дрянь? — машет листком бумаги.
Ничего не понимая, я беру его в руки и быстро пробегаю глазами. У меня пересыхает во рту. Черт побери! Мой ответ Кристиану по электронной почте, когда мы обсуждали условия контракта.
Глава 22
Моя кровь леденеет, я бледнею, страх пронизывает мое тело. Я непроизвольно встаю между ней и Кристианом.
— В чем дело? — с удивлением и опаской спрашивает Кристиан.
Я не отвечаю. Мне не верится, что моя лучшая подруга способна на такое.
— Кейт! Тебя это никак не касается. Это не твое дело.
Я с яростью гляжу на нее, гнев вытесняет мой страх. Как она смеет устраивать такие сцены? Тем более сегодня. В день рождения Кристиана. Удивленная моей реакцией, она растерянно моргает и таращит свои зеленые глаза.
— Ана, что это? — снова спрашивает Кристиан, более жестким тоном.
— Кристиан, пожалуйста, выйди, — прошу я.
— Нет. Покажи мне. — Он протягивает руку, и я понимаю, что спорить нельзя — его голос звучит жестко и холодно. Я неохотно даю ему распечатку.
— Что он сделал с тобой? — спрашивает Кейт, игнорируя Кристиана. Она полна тревоги. Я краснею, мириад эротических картинок проносится в моем сознании.
— Кейт, это тебя не касается. — Я не в силах убрать отчаяние из своего голоса.
— Где ты это взяла? — спрашивает Кристиан, наклонив набок голову; его лицо ничего не выражает, но голос… зловеще мягкий. Кейт краснеет.
— Не имеет значения. — Но под его каменным взглядом она торопливо объясняет: — Листок лежал в кармане пиджака, как я догадываюсь, твоего, который я обнаружила на двери спальни Аны.
При встрече с горящим взором Кристиана стальная решимость Кейт слегка дрогнула, но подруга быстро восстанавливает утраченные позиции.
Одетая в узкое красное платье, она — само воплощение враждебности, при этом великолепно выглядит. Но какого черта она шарила в моей одежде? Обычно все наоборот.
— Ты говорила кому-нибудь об этом? — Голос Кристиана как шелковая перчатка.
— Нет. Конечно, нет, — рычит Кейт.
Кристиан кивает и вроде успокаивается. Он идет к камину. Мы с Кейт молча смотрим, как он берет с камина зажигалку, поджигает письмо и бросает в топку. Оно медленно шевелится на решетке, сгорая. Молчание становится удручающим.
— Даже Элиоту? — спрашиваю я, снова перенося внимание на Кейт.
— Никому, — категорически заявляет Кейт и впервые за это время выглядит обиженной и озадаченной. — Ана, я просто хотела узнать, все ли у тебя в порядке.
— У меня все хорошо, Кейт. Более чем. У нас с Кристианом все замечательно — а это дело прошлого. Пожалуйста, забудь.
— Забыть? — удивляется она. — Разве можно это забыть? Что он сделал с тобой? — Ее зеленые глаза полны искренней заботы.
— Кейт, он ничего мне не сделал. Честное слово, все в порядке.
Она озадаченно смотрит на меня.
— Правда?
Кристиан обнимает меня и прижимает к себе, не отрывая глаз от Кейт.
— Кэтрин, Ана дала согласие стать моей женой, — спокойно говорит он.
— Женой! — пищит Кейт и недоверчиво таращит глаза.
— Мы сыграем свадьбу. А сегодня вечером намерены объявить о помолвке, — объясняет Кристиан.
— Ой! — Кейт раскрывает рот от удивления. — Ана, я оставила тебя одну на шестнадцать дней — и что получилось? Все так неожиданно. Вчера, когда я сказала… — Осекшись, она глядит на меня. — Как же во все это вписывается то электронное письмо?
— Никак, Кейт. Забудь о нем, пожалуйста. Я люблю его, и он любит меня. Не надо. Не порти его день рождения и наш вечер, — шепчу я.
Она моргает, неожиданно на ее глазах выступают слезы.
— Нет, что ты, конечно, я не буду. Все хорошо? — спрашивает она снова.
— Я никогда еще не была такой счастливой, — шепчу я.
Она берет меня за руку, не обращая внимания на обнимающего меня Кристиана.
— У тебя правда все о’кей? — спрашивает она с надеждой.
— Да.
Ко мне возвращается радостное настроение. Она снова вернулась в мою жизнь. Она улыбается мне, и мое счастье отражается в ней. Я подхожу к ней, и она внезапно меня обнимает.
— Ах, Ана, я так встревожилась, когда прочла это. Не знала, что и думать. Ты объяснишь мне это? — шепчет она.
— Когда-нибудь, не сейчас.
— Хорошо. Я никому не скажу. Ана, я так тебя люблю, как сестру. Просто я подумала… Я не знала, что и думать. Извини. Если ты счастлива, то и я тоже.
Она смотрит на Кристиана и повторяет свои извинения. Он кивает ей, но в его глазах остается лед, а выражение лица не меняется. Эге, он до сих пор злится.
— Мне правда жалко, что так получилось. Ты права, не мое это дело, — шепчет она.
Раздается стук в дверь. Мы с Кейт вздрагиваем и перестаем обниматься. В комнату заглядывает Грейс.
— Все в порядке, милый? — спрашивает она у Кристиана.
— Все в порядке, миссис Грей, — немедленно говорит Кейт.
— Нормально, мам, — вторит Кристиан.
— Хорошо. — Грейс входит. — Тогда, если вы не возражаете, я обниму своего сына и поздравлю с днем рождения.
Она радостно улыбается нам обоим. Он крепко обнимает мать и немедленно оттаивает.
— С днем рождения, дорогой, — закрыв глаза, нежно говорит она в его объятиях. — Я так рада, что ты по-прежнему с нами.
— Мама, у меня все хорошо, — говорит с улыбкой Кристиан. Она отстраняется, внимательно глядит на него и усмехается.
— Я так рада за тебя, — говорит она и гладит его по лицу.
Он одаривает Грейс своей улыбкой в тысячу мегаватт.
Она знает!.. Когда он ей сказал?..
— Ну, детки, если вы закончили ваш тет-а-тет, пойдемте. Там собралось много народу. Они хотят убедиться, Кристиан, что ты в самом деле цел и невредим, и поздравить тебя с днем рождения.
— Я сейчас приду.
Грейс с тревогой глядит на нас с Кейт; наши улыбки, кажется, ее успокаивают. Она кивает мне и держит для нас дверь. Кристиан подает мне руку, и я берусь за нее.
— Кристиан, я искренне прошу прощения, — смиренно говорит Кейт. Смиренная Кейт — это нечто невероятное. Кристиан кивает ей, и мы выходим в коридор.
Я с беспокойством смотрю на Кристиана.
— Твоя мама знает про нас?
— Да.
— Надо же!
Подумать только, что наш вечер могла испортить упорная мисс Кавана. Я содрогаюсь при мысли о том, что всем станут известны отклонения в стиле жизни Кристиана.
— Что ж, начало вечера получилось интересным. — Я мило улыбаюсь ему. Он смотрит на меня с высоты своего роста — к нему вернулся его добродушный взгляд. Слава богу.
— Как всегда, мисс Стил, вы недооцениваете ситуацию.
Он подносит мою руку к губам и целует мои пальцы, когда мы входим в гостиную под внезапный оглушительный взрыв аплодисментов.
Ничего себе!.. Сколько же там народу?
Я быстро обвожу взглядом гостиную: все Греи, Итан с Миа, доктор Флинн с женой, как я догадываюсь. Там и Мак с катамарана, и высокий, симпатичный афроамериканец, помню, я видела его в офисе Кристиана в первый день нашего знакомства, и противная Лили, подружка Миа; двух женщин я вообще не знаю, а еще… ой, нет. У меня обрывается сердце. Эта женщина… миссис Робинсон.
Материализуется Гретхен, держа поднос с шампанским. На ней черное платье с низким вырезом, вместо хвостиков ее волосы зачесаны наверх. При виде Кристиана она млеет и хлопает ресницами. Аплодисменты смолкают; Кристиан сжимает мою руку; все взоры устремлены на него.
— Спасибо всем. Оказывается, мне очень приятно и необходимо ваше внимание.
Он хватает с подноса два шампанских и мельком одаривает Гретхен улыбкой. По-моему, от этого она либо испарится, либо шлепнется в обморок. Один бокал он дает мне.
Кристиан поднимает свой бокал, глядя на собравшихся, и тотчас все устремляются к нему. Впереди всех — ведьма в черном. Она вообще носит другой цвет?
— Кристиан, я так волновалась. — Элена быстро обнимает его и целует в обе щеки. Он не отпускает меня, как я ни пытаюсь выдернуть руку.
— У меня все в порядке, Элена, — холодно бормочет он.
— Почему ты не позвонил мне? — В ее мольбе я слышу отчаяние, ее глаза с волнением вглядываются в его лицо.
— Я был занят.
— Ты не получал мои письма?
Кристиан неловко мнется и обнимает меня за плечи. На его лице бесстрастная маска. Она больше не может меня игнорировать.
— Ана, — бросает она с вежливым кивком. — Дорогая, ты отлично выглядишь.
— Элена, — воркую я в ответ. — Благодарю.
Я ловлю на себе взгляд Гретхен. Она хмуро уставилась на нас.
— Элена, я должен кое-что объявить, — говорит Кристиан, бесстрастно глядя на нее.
Ее чистые голубые глаза заволакиваются туманом.
— Да, конечно. — Она фальшиво улыбается и делает шаг назад.
— Прошу внимания, — кричит Кристиан. Несколько мгновений он ждет, когда в гостиной уляжется шум.
— Спасибо вам, что пришли сегодня сюда. Признаться, я ожидал, что будет спокойный семейный ужин. Для меня это приятная неожиданность.
Он выразительно смотрит на Миа, а та усмехается и тихонько машет ему рукой. Кристиан укоризненно качает головой и продолжает.