На 50 оттенков темнее читать онлайн

Кристиан отвечает ему таким же кивком, но молчит.
Пары встают перед нами, лицом к дверям. Очевидно, они друзья — женщины громко и оживленно щебечут. Вероятно, все слегка под градусом.
Дверцы закрываются. Кристиан наклоняется, чтобы завязать шнурок на ботинке. Странно, ведь шнурки и так в порядке. Потом он тайком кладет руку на мою лодыжку. Я вздрагиваю от неожиданности, а он, выпрямляясь, быстро проводит рукой по моей ноге — снизу доверху. Я с трудом удерживаюсь и не вскрикиваю, а его рука уже трогает мою попку. Кристиан встает сзади меня.
Боже мой! Вытаращив глаза, я смотрю на стоящих перед нами людей, на их затылки. Они и не подозревают, что мы делаем. Обняв за талию, Кристиан прижимает меня к себе, крепко держит, а в это время пальцы другой руки пробираются… черт побери… туда? Лифт плавно скользит вниз, останавливается на пятьдесят третьем этаже, входят новые люди, но я почти не замечаю этого. Я вся сосредоточилась на движении его пальцев. Вот они описывают кружочки, теперь проникают дальше, пробуют, нащупывают…
И снова я с трудом подавляю сладкий стон, когда пальцы находят свою цель.
— Всегда готова, мисс Стил, — шепчет он и вставляет палец внутрь меня. Я ахаю и вздрагиваю. Как мы можем вести себя так при людях? — Спокойно, — предупреждает он одними губами.
Мне стыдно, жарко, я горю страстью, оказавшись в ловушке лифта вместе с семью чужими людьми, шесть из которых и не подозревают, что творится в углу. Палец Кристиана скользит в меня и выходит, входит и выходит. Мое дыхание… Господи, как стыдно. Я хочу сказать ему «Перестань!..» — Нет, еще!.. — Нет, перестань!.. Я без сил наваливаюсь на него, а он еще крепче держит меня за талию, и я чувствую его эрекцию.
Мы останавливаемся опять, на сорок четвертом этаже. Да сколько еще будет продолжаться эта мука?.. В меня… из меня… в… из… в… из… Я тихонько насаживаюсь на его бесстыдный палец. Что придумал Кристиан! То не желал прикоснуться ко мне даже чуть-чуть, а теперь вот что устроил! Сейчас я чувствую себя такой развратницей!
— Тихо, — шепчет он мне на ухо и, кажется, не обращает внимания, когда в лифт входят еще двое. Становится тесно. Кристиан отступает вместе со мной в самый угол и мучает меня дальше. Он прижимается губами к моим волосам. Я уверена, мы выглядим как молодая влюбленная парочка, воркующая в углу, и если бы кто-то оглянулся назад, то ничего бы не заподозрил… Между тем Кристиан вставляет в меня и другой палец.
Черт! Из меня все-таки вырывается стон, и я рада, что наши соседи по лифту оживленно болтают и ничего не заметили.
Ох, Кристиан, что ты со мной делаешь… Я кладу голову ему на грудь и отдаюсь на волю его неугомонных пальцев.
— Не кончай, — шепчет он. — Потом кончишь. — Он кладет руку мне на живот, слегка надавливает и снова продолжает свою сладкую пытку. Ощущение необыкновенное.
Наконец, лифт останавливается на первом этаже. С громким звоном раздвигаются створки, пассажиры устремляются наружу. Кристиан не спеша вытаскивает из меня пальцы, целует меня в макушку. Я оглядываюсь на него. Он улыбается, затем кивает мужчине в мешковатом коричневом костюме. Тот отвечает на его кивок и выкатывается вместе с женой из лифта. Я опять почти не замечаю этого — все мои силы уходят на то, чтобы справиться с дыханием и устоять на ногах. Господи, я испытываю разочарование, у меня все болит внутри. Кристиан убирает руку с моей талии, я уже не прислоняюсь к нему. Только бы не упасть…
Повернув голову, я гляжу на него. Он выглядит спокойным и безмятежным, как всегда. Ну-у-у, это нечестно!
— Готова? — спрашивает он. В его глазах я улавливаю озорной блеск. И тут он кладет в рот сначала указательный палец, потом средний, и сосет их. — Обалденно приятно, мисс Стил, — шепчет он. Я едва не падаю в конвульсиях.
— Поверить не могу, что ты это делал, — бормочу я и буквально лопаюсь по всем швам.
— Вы удивитесь, что я еще могу сделать, мисс Стил, — говорит он.
Протянув руку, он заправляет выбившуюся прядь мне за ухо. Легкая улыбка говорит о его хорошем настроении.
— Я хочу привезти тебя домой, но, может, мы не утерпим и займемся любовью в машине, — говорит он с ухмылкой и выходит из лифта.
Что? Секс в машине?.. Может, сразу займемся им прямо здесь, на холодном мраморе вестибюля?.. Пожалуйста!
— Пойдем.
— Я согласна на все.
— Мисс Стил! — с притворным ужасом восклицает он.
— Я никогда не занималась сексом в машине, — бурчу я.
Кристиан останавливается, берет меня теми же пальцами за подбородок, запрокидывает голову и заглядывает мне в глаза.
— Очень рад это слышать. Должен признаться, что я был бы крайне удивлен, даже взбешен, если бы ты этим занималась.
Я краснею и пристыженно моргаю. Конечно, ведь я занималась сексом только с ним. Я хмурюсь.
— Я не это имела в виду.
— Тогда что же? — Его тон неожиданно становится суровым.
— Кристиан, это всего лишь фигура речи, такое выражение.
— Популярное выражение, «я никогда не занималась сексом в машине». Так прямо и срывается с языка.
В чем проблема-то?..
— Кристиан, я не подумала. Бога ради, ты ведь только что… хм-м… делал со мной это в переполненном лифте. У меня расплавились мозги.
Он поднимает брови.
— Что я делал с тобой? — спрашивает он.
Я исподлобья гляжу на него. Он хочет, чтобы я назвала это.
— Ты завел меня по полной программе. Теперь отвези меня домой и оттрахай.
От удивления у Кристиана отваливается челюсть, потом он хохочет. Теперь он выглядит юным и беззаботным. Ах, как я люблю слушать его заливистый смех! Ведь это бывает так редко.
— Вы прирожденный романтик, мисс Стил.
Он берет меня за руку, и мы выходим из здания, туда, где возле моего «Сааба» стоит служащий клуба.
— Так ты мечтала о сексе в машине, — бросает Кристиан, включая зажигание.
— Честно говоря, меня бы устроил и пол вестибюля.
— Поверь мне, Ана, меня тоже. Но мне не улыбается перспектива ареста в столь поздний час, и я не хочу трахать тебя в «обезьяннике». Во всяком случае, не сегодня.
Что?
— Ты хочешь сказать, что не исключаешь такую возможность?
— Ну да.
— Давай вернемся.
Он поворачивается ко мне и смеется. Его смех заразителен, и вскоре мы смеемся с ним вместе — замечательно, запрокинув назад голову, словно очищаемся через катарсис. Он протягивает руку, берет меня за колено и нежно ласкает его своими умелыми пальцами. Мой смех обрывается.
— Потерпи, Анастейша, — бормочет он и встраивается в транспортный поток.
Кристиан ставит «Сааб» в гараже «Эскалы» и глушит мотор. Внезапно атмосфера в салоне меняется. Я гляжу на него, полная самых разнузданных ожиданий, пытаясь унять бешеное сердцебиение. Он поворачивается ко мне, положив локоть на руль.
Большим и указательным пальцами он оттягивает свою нижнюю губу. Я не могу отвести глаз от его рта. Я хочу поцеловать его. Он пристально глядит на меня темно-серыми глазами и медленно, сексуально растягивает губы в улыбке. У меня пересыхает во рту.
— Мы будем заниматься сексом в машине тогда, когда я сочту это нужным. А пока что я хочу тебя трахать на всевозможных поверхностях моей квартиры.
Похоже, он адресует эти слова к той части меня, которая находится ниже моей талии… Моя внутренняя богиня выполняет четыре арабеска и один баскский шаг.
— Да. — Господи, в моем голосе звучит такое отчаянье.
Он слегка наклоняется вперед. Я закрываю глаза, жду его поцелуя — наконец-то! Через несколько бесконечно долгих секунд я открываю глаза и обнаруживаю, что он смотрит на меня. О чем он думает, непонятно, но, прежде чем я успеваю что-то сказать, он снова отвлекает меня.
— Если я сейчас тебя поцелую, мы уже не доберемся до квартиры. Пойдем.
Уф! Вечер сплошных разочарований! Кристиан вылезает из машины.
Мы снова ждем лифт, — мое тело пульсирует от предвкушения. Кристиан держит меня за руку, ритмично водит пальцем по моим костяшкам, и каждое движение отзывается во мне болезненным эхом. Ах, как я хочу, чтобы его руки трогали меня всю. Он и так долго меня мучил.
— Ну, а как насчет немедленного удовлетворения? — бормочу я.
— Оно неприемлемо в любой ситуации, Анастейша.
— С каких это пор?
— С этого вечера.
— Тогда зачем же ты так мучаешь меня?
— В отместку, мисс Стил.
— Разве я тебя мучаю? Как?
— Ты сама знаешь.
Я вглядываюсь в его непроницаемое лицо. «Он хочет услышать мой ответ… Вот оно что».
— Тогда я тоже за отложенное удовлетворение, — шепчу я с робкой улыбкой.
Неожиданно он тянет меня за руку, и через мгновение я оказываюсь в его объятиях. Он хватает в горсть волосы на моем затылке, тихонько тянет за них, и моя голова запрокидывается.
— Что мне сделать, чтобы ты дала согласие? — страстно спрашивает он, снова лишая меня равновесия. Я смотрю на него — на его милое, серьезное, отчаянное лицо.
— Дай мне чуточку времени… пожалуйста, — бормочу я.
Он стонет и, наконец, целует меня, долго и страстно. Потом мы входим в лифт, и тут уж становится трудно разобрать, где чьи руки, рты, языки, губы, пальцы, волосы. Желание, тягучее и интенсивное, бушует в моей крови, затуманивает мой разум. Кристиан толкает меня к стене, прижимает бедрами; одна рука держит меня за волосы, другая за подбородок.
— Ты владеешь мой, — шепчет он. — Ана, моя судьба в твоих руках.
Его слова опьяняют меня, и я, уже перегретая, хочу сорвать с него одежду. Я стаскиваю с него пиджак, но в это время лифт останавливается на этаже, и мы выкатываемся в фойе. Пиджак падает на пол.
Кристиан прижимает меня к стене возле лифта, его рука движется вверх по моей ноге, губы не отрываются от моих. Он задирает кверху подол моего платья.
— Первая поверхность, — говорит он и внезапно отрывает меня от пола. — Обхвати меня ногами.
Я покорно выполняю его приказ. Он поворачивается, кладет меня на столик и оказывается между моих ног. Краем сознания я замечаю, что непременная ваза с цветами куда-то исчезла. Угу. Из кармана джинсов он достает пакетик фольги и отдает мне, а сам расстегивает молнию.
— Ты хоть представляешь, как сильно ты меня заводишь?
— Что? Нет… я…
— Вот, ты возбуждаешь меня. Постоянно.
Он выхватывает пакетик из моих рук. Ох, все так быстро, но после всех изощренных мучений я ужасно хочу его — немедленно. Не отрывая от меня взгляда, он надевает презерватив и хватает меня под ляжки, шире раздвигая мои ноги.
— Не закрывай глаза, я хочу смотреть в них, — шепчет он и, сцепив мои пальцы со своими, медленно входит в меня.
Я стараюсь, честно стараюсь не закрывать веки, но ощущение такое восхитительное и сильное, что… Это именно то, чего я жаждала весь вечер после его дразнилок. Ах, эта полнота, этот восторг! Я со стоном выгибаю спину, отрывая ее от стола.
— Открой глаза! — рычит он, крепче стискивает мои руки и с резким напором входит в меня, я даже вскрикиваю.
Я поднимаю веки, он глядит в них своими широко раскрытыми глазами. Медленно отводит бедра назад, снова погружается в меня, его губы расслабляются, из них вырывается «А-а-а»… но он ничего не говорит. При виде его возбуждения, его реакции на меня я загораюсь еще сильнее, моя кровь уже обжигает. В его серых глазах тоже горит огонь страсти. Кристиан переходит на равномерный ритм, я наслаждаюсь им, нежусь, гляжу на Кристиана, вижу его страсть, его любовь — и мы приходим к вершине вместе.
Я с криком взрываюсь, пульсирую вокруг него, и Кристиан следует за мной.
— Да, Ана! — кричит он.
Потом отпускает мои руки и, обессилев, кладет голову мне на грудь. Мои ноги по-прежнему обхватывают его бедра. Под терпеливым, материнским взором Мадонны я ласково прижимаю к себе его голову и пытаюсь отдышаться.
Вот он поднимает голову и устремляет на меня свой взгляд.
— Я еще не насытился тобой, — бормочет он и целует меня.
Я лежу, обнаженная, в постели Кристиана, припав к его груди, и тяжело дышу. Боже мой, есть ли предел его энергии? Кристиан водит пальцами вверх и вниз по моей спине.
— Удовлетворены, мисс Стил?
Я довольно мурлычу. Разговаривать уже нет сил. Подняв голову, я направляю на него затуманенный взор и нежусь под его теплым, полным нежности взглядом. Потом нарочито медленно наклоняю голову, чтобы он знал, что я хочу поцеловать его грудь.
Он моментально напрягается, и я нежно целую мягкую поросль на его груди, вдыхаю неповторимый запах Кристиана, смешанный с потом и запахом секса. От счастья кружится голова. Он перекатывается на бок и глядит на меня.
— Интересно, у всех такой секс? Тогда я удивляюсь, как люди вообще вылезают из постели, — бормочу я, внезапно смутившись.
Он усмехается.
— За всех не скажу, но ты, Анастейша, чертовски приятная, особенная. — Он наклоняется и целует меня.
— Потому что вы, мистер Грей, чертовски особенный, — вторю я с улыбкой и нежно глажу его по щеке. Он удрученно моргает.
— Уже поздно. Пора спать. — Он целует меня, ложится и прижимает меня к себе.
— Ты не любишь комплименты.
— Спи, Анастейша.
Хм-м… Но ведь он очень-очень особенный. Господи, почему он этого не понимает?
— Мне очень понравился дом, — бормочу я.
Он долго не отвечает, но я чувствую, что он улыбается.
— Я люблю тебя. Спи. — Он утыкается носом в мои волосы, и я безмятежно уплываю в сон. Мне снятся закаты, французские двери, широкие лестницы… и маленький медноволосый мальчик, бегающий по лугу. Я догоняю его, и он весело хохочет.
— Я пошел, детка. — Кристиан целует меня в шею.
Я открываю глаза; уже утро. Поворачиваюсь на другой бок, думая, что он лежит рядом, а он уже встал и оделся. Как всегда, бодрый и безупречный.
— Который час? — испуганно спрашиваю я. Нет, мне нельзя опаздывать на работу…
— Без паники. Просто у меня сегодня деловой завтрак. — Кристиан трется носом о мой нос.
— Ты хорошо пахнешь, — бормочу я, потягиваясь. После вчерашних упражнений мое тело наполнено приятной истомой. Я обнимаю его за шею.
— Не уходи.
Он наклоняет голову набок и поднимает брови.
— Мисс Стил, вы пытаетесь помешать человеку честно зарабатывать на хлеб?
Я сонно киваю. Он улыбается своей новой робкой улыбкой.
— Как бы соблазнительно это ни звучало, я должен идти.
Он целует меня и встает. Сейчас на нем очень красивый темно-синий костюм, белая рубашка и синий галстук, и он выглядит на все сто как генеральный директор холдинга, как крутой гендиректор.
— Пока, детка, — мурлычет он и уходит.
Взглянув на часы, я вижу, что уже семь — вероятно, я не слышала будильник. Что ж, пора вставать.
Когда я принимаю душ, меня озаряет. Я понимаю, что я еще подарю Кристиану ко дню рождения. Ведь так трудно купить что-то человеку, у которого есть все. Я уже вручила ему мой главный подарок, и у меня остается другая вещица, купленная в туристической лавке. Но этот подарок скорее для меня, чем для него. Я выключаю душ и радостно обнимаю себя за плечи. Вот только надо все подготовить.
В гардеробной надеваю темно-красное облегающее платье с квадратным вырезом, довольно низким. Да, для работы подойдет.
Теперь подарок для Кристиана. Я роюсь в его ящиках, ищу галстуки. В самом нижнем ящике обнаруживаю линялые, рваные джинсы, те самые, которые он носит в игровой комнате, — те самые, в которых выглядит так знойно. Я нежно глажу по ним ладонью. Ой, какая мягкая материя.
Под штанами вижу большую черную картонную коробку. Разумеется, мне любопытно. Что там? Пару секунд я гляжу на коробку, понимая, что совершаю недозволенное. Потом достаю ее из ящика, трясу. Она тяжелая, и внутри вроде как бумаги или рукописи. Тут я все-таки не выдерживаю, открываю крышку — и быстро закрываю. Черт побери, фотографии из Красной комнаты! От шока я сажусь на стул и пытаюсь выбросить увиденное из головы. И зачем только я открыла коробку? Почему он хранит эти снимки?
Я содрогаюсь. Мое подсознание сердится: «Это ведь было до тебя. Забудь».
Оно право. Встав, я замечаю, что галстуки висят в конце одежного вешала. Беру свой любимый галстук и поскорее выхожу.
Те снимки — это да, до Аны. Мое подсознание одобрительно кивает, но завтракать я иду с тяжелым сердцем. Миссис Джонс тепло улыбается мне, затем хмурится.
— Все в порядке, Ана? — участливо спрашивает она.
— Да, — рассеянно бормочу я. — У вас есть ключ от… э-э… игровой комнаты?
Она тут же замирает, удивленная.
— Да, конечно. — Она снимает с пояса маленькую связку ключей. — Что вы будете на завтрак, милая? — спрашивает она, протягивая мне ключи.