На 50 оттенков темнее читать онлайн

Мисс Келли показывает нам всевозможные изъяны, но, в принципе, дом очень красивый и явно был когда-то счастливым семейным гнездом. Теперь он требует ремонта, но ведь приличная ремонтная фирма сможет это сделать.
Когда мы следом за мисс Келли поднимаемся по великолепной лестнице на второй этаж, я с трудом сдерживаю свой восторг… в этом доме есть все, о чем я могла мечтать.
— А этот дом можно сделать более экологичным и современным?
— Я спрошу у Элиота. Он неплохо разбирается в таких вещах.
Мисс Келли ведет нас в хозяйские покои, где огромные окна открываются на балкон, и вид еще лучше. Я могла бы сидеть и смотреть на залив целый день — на проплывающие мимо суда и переменчивую погоду.
На этом этаже есть еще пять дополнительных спален. Для детей! Я поскорее прогоняю эту мысль. Мне и без этого надо многое обдумать. Мисс Келли уже рассказывает Кристиану, как устроить на участке конюшню и загон. Лошади! У меня в сознании вспыхивают пугающие воспоминания о неудачных уроках верховой езды, но Кристиан, кажется, не слушает.
— Место для загона там, где сейчас луг? — спрашиваю я.
— Да, — весело говорит мисс Келли.
На мой вкус, на лугу можно лежать в высоких травах, устраивать пикники; там совсем не место этим четвероногим исчадьям сатаны.
Когда мы возвращаемся в большой зал, мисс Келли исчезает, а мы с Кристианом снова выходим на террасу. Солнце село, и теперь на дальнем берегу Залива мигают огни городов Олимпийского полуострова.
Кристиан обнимает меня и, приподняв указательным пальцем мой подбородок, пристально смотрит мне в глаза.
— Ну как, берем? — спрашивает он с бесстрастным видом.
Я киваю.
— Прежде чем покупать дом, я хотел убедиться, что тебе здесь понравится.
— Вид?
Он кивает.
— Мне нравится вид и нравится сам дом.
— Неужели?
Я застенчиво улыбаюсь.
— Кристиан, как хорошо нам будет заниматься любовью на лугу.
Он резко вдыхает воздух, приоткрыв рот, потом его лицо расплывается в усмешке. Внезапно его пальцы погружаются в мои волосы, и наши губы сливаются в поцелуе.
Когда мы возвращаемся в Сиэтл, Кристиан выглядит намного веселее.
— Так ты собираешься его купить? — спрашиваю я.
— Да.
— А «Эскалу» ты продашь?
Он хмурится.
— Зачем?
— Чтобы заплатить за… — Я замолкаю и смущаюсь.
— Поверь мне, я могу это себе позволить, — ухмыляется он.
— Тебе нравится быть богатым?
— Да. Покажи мне человека, которому бы это не нравилось, — мрачно отвечает он.
Ладно, пора менять тему.
— Анастейша, ты тоже научишься быть богатой, если скажешь «да», — ласково говорит он.
— Богатство — не то, о чем я всегда мечтала, Кристиан.
— Знаю. Мне это нравится. Но ведь ты никогда и не голодала, — возражает он. Его слова звучат убедительно.
— Куда мы едем? — весело спрашиваю я, меняя тему.
— Праздновать, — усмехается Кристиан.
Ого!
— Что праздновать, покупку дома?
— Ты что, уже забыла? Твое повышение по службе, ведь теперь ты и. о. редактора.
— Ах да, — усмехаюсь я. Трудно поверить, но я уже совершенно забыла об этом. — Где?
— Наверху, в моем клубе.
В твоем клубе?
— Да. В одном из них.
Клуб «Высотная Миля» расположен на семьдесят шестом этаже башни «Коламбия», еще выше, чем квартира Кристиана. Он очень стильный, и оттуда открывается улетный вид на Сиэтл.
— «Кристаль», мэм? — Кристиан протягивает мне бокал охлажденного шампанского. Я примостилась на барном табурете.
— О да, благодарю вас, сэр. — Я кокетливо подчеркиваю последнее слово и хлопаю ресницами.
Он смотрит на меня, и его лицо мрачнеет.
— Вы флиртуете со мной, мисс Стил?
— Да, мистер Грей, именно так. Что вы с этим поделаете?
— Что-нибудь придумаю, не сомневайтесь, — говорит он, понизив голос. — Пойдем, наш столик готов.
Когда мы подходим к столику, Кристиан останавливает меня, взяв за локоть.
— Ступай и сними трусики, — шепчет он.
Да ладно? Восхитительные мурашки бегут по моей спине.
— Иди, — спокойно приказывает он.
Что-что? Он не улыбается, он абсолютно серьезен. У меня напрягаются все мускулы, расположенные ниже талии. Я отдаю Кристиану бокал с шампанским, резко поворачиваюсь и иду в туалет.
Черт. Что он собирается делать?
Клуб не зря носит свое название. Туалетные комнаты на высоте современного дизайна — темное дерево, черный гранит и пятна света от стратегически верно размещенных галогенных светильников. Уединившись в кабинке, я ухмыляюсь, снимая нижнее белье. И снова радуюсь, что надела платье-рубашку цвета морской волны. Я-то хотела предстать в достойном виде перед доктором Флинном — и не ожидала, что вечер примет такой неожиданный оборот.
Я уже возбуждена. Почему он так влияет на меня? Мне даже не нравится, что я так легко подпадаю под его обаяние. Теперь я знаю, что в этот вечер мы не будем обсуждать наши проблемы и недавние события… но разве я могу устоять против него?
Гляжусь на себя в зеркало: у меня горят глаза, а на щеках — румянец восторга.
Я набираю в грудь воздух и возвращаюсь в зал. Нет, я и раньше иногда ходила без трусов. Моя внутренняя богиня задрапировалась в бриллианты и розовое боа из перьев и танцует в туфлях на высоченном каблуке.
Кристиан вежливо встает, когда я подхожу к столику. Как всегда, он выглядит безукоризненно — спокойный, собранный, крутой, с непроницаемым выражением лица. Конечно, теперь я знаю его лучше.
— Садись рядом со мной, — говорит он. Я сажусь, где он показал, он — тоже. — Я уже заказал для тебя блюда. Надеюсь, ты не будешь возражать.
Он отдает мне недопитый бокал шампанского и пристально смотрит на меня. Под его пристальным взором моя кровь снова закипает. Он положил руки на колени. Я напрягаюсь и слегка раздвигаю ноги.
Появляется официант с блюдом устриц на колотом льду. Устрицы. Я тут же вспоминаю, как мы сидим вдвоем в приватной столовой Кристиана в отеле «Хитман». Тогда мы обсуждали его контракт. Ой, мамочки! Сколько всего произошло с тех пор.
— Кажется, в прошлый раз устрицы тебе понравились. — Его голос звучит вкрадчиво, сексуально.
— Только обстановка, в которой я их пробовала. — Я уже еле дышу от страсти, мой голос меня выдает. Его губы раздвигаются в улыбке.
— Ох, мисс Стил, когда вы научитесь?
Он берет с блюда устрицу и отрывает от колена другую руку. Я моргаю в предвкушении, но он берет ломтик лимона.
— Научусь что? — спрашиваю я. Господи, мой пульс словно бешеный. Его длинные, чуткие пальцы аккуратно выжимают лимонный сок на устрицу.
— Ешь, — говорит он и подносит устрицу к моему рту. Я раскрываю рот, и он осторожно кладет раковину мне на нижнюю губу. — Медленно запрокинь голову, — бормочет он. Я делаю, как велено, и устрица скользит мне в горло. Кристиан не прикасается ко мне, только раковина.
Кристиан тоже съедает устрицу, потом скармливает мне еще одну. Мы продолжаем это мучительное занятие, пока не съедаем всю дюжину. За это время он ни разу не дотрагивается до меня. Это доводит меня до безумия.
— Ну как, все-таки нравятся тебе устрицы? — спрашивает он, когда я проглатываю последнюю.
Я киваю и вся горю, мечтая о его прикосновении.
— Хорошо.
Я ерзаю на сиденье. Почему это меня так заводит?
Он опять небрежно кладет руку на колено, и я таю. Ну пожалуйста, дотронься до меня! Моя внутренняя богиня стоит на коленях, голая, на ней лишь трусики — и умоляет, умоляет. Он поглаживает свое бедро, поднимает руку и опять кладет ее на колено.
Официант подливает нам шампанского и уносит тарелки. Через несколько мгновений возвращается с нашими антре — первым блюдом. Это сибас — я не верю своим глазам — со спаржей, картофелем фри, под голландским соусом.
— Любимое блюдо, мистер Грей?
— Совершенно верно, мисс Стил. Впрочем, кажется, у «Хитмана» была треска.
Он опять водит рукой по ляжке. У меня перехватывает дух, но он все никак не дотрагивается до меня. Я ужасно разочарована и стараюсь сосредоточиться на беседе.
— Я вспоминаю, как мы сидели тогда в твоей приватной столовой и обсуждали контракты.
— Счастливые деньки, — усмехается он. — Тогда я надеялся трахать тебя без всяких забот. — Он протягивает руку и берет нож.
Ах!
Он пережевывает кусочек рыбы. Нарочито медленно.
— И не надейся, — бормочу я, надув губы, и он бросает на меня лукавый взгляд. — Кстати, о контрактах, — добавляю я. — Как быть с соглашением о конфиденциальности?
— Порви его.
Ого!
— Что? Правда?
— Да.
— Ты не боишься, что я побегу в «Сиэтл таймс» с разоблачениями? — дразню его я.
Он смеется, и это такой замечательный звук. Он выглядит таким юным.
— Нет. Я тебе доверяю. Я хочу показать тебе пользу сомнения.
О-о. Я смущенно улыбаюсь.
— Ditto.
Его глаза веселеют.
— Я очень рад, что ты носишь платье, — мурлычет он. И тут же желание проносится волной по моей и без того бурлящей крови.
— Почему ты тогда ни разу не дотронулся до меня? — ворчу я.
— Соскучилась по моим прикосновениям? — удивляется он. Негодяй.
— Да, — злюсь я.
— Ешь, — приказывает он.
— Ты вообще не собираешься ко мне прикасаться?
— Нет. — Он качает головой.
Что? Я громко ахаю.
— Теперь вообрази, что ты будешь чувствовать, когда мы вернемся домой, — шепчет он. — Я с нетерпением жду этого момента.
— Ты будешь виноват, если я взорвусь здесь, на семьдесят шестом этаже, — бормочу я сквозь стиснутые зубы.
— Ну, Анастейша, мы найдем способ погасить огонь, — говорит он с похотливой усмешкой.
Бурля от злости, я втыкаю вилку в рыбу, а моя внутренняя богиня щурит глаза и размышляет. Мы тоже можем играть в такую игру. Этому я научилась во время нашей трапезы в «Хитмане». Я кладу в рот кусочек сибаса. Он буквально тает во рту. Я закрываю глаза, наслаждаясь вкусом. А открыв их, начинаю соблазнять Кристиана Грея — медленно сдвигаю юбку выше и выше.
Кристиан мгновенно замирает, и вилка с рыбой застывает в воздухе.
Дотронься до меня.
Через пару мгновений он продолжает есть. Игнорируя его, я кладу в рот другой кусочек рыбы. Затем, отложив нож, провожу пальцами по внутренней стороне ляжки, слегка похлопываю ими. Меня это возбуждает, тем более что я так жажду его прикосновений. Кристиан снова замирает.
— Я знаю, что ты делаешь. — Его голос звучит хрипло.
— Я знаю, что вы знаете, мистер Грей, — тихо отвечаю я. — В этом и суть. — Я беру росток спаржи, гляжу на него из-под ресниц, потом макаю в голландский соус, кручу его и кручу.
— Смотрите, мисс Стил, не опрокиньте на меня стол. — Усмехаясь, он протягивает руку и забирает у меня спаржу — к моей досаде, ухитрившись опять не дотронуться до меня. Нет, это неправильно — не по плану. Ах!
— Открой рот, — приказывает он.
В этом поединке я проигрываю. Я опять гляжу на него — его глаза горят ярко-серым огнем. Чуть приоткрыв рот, я провожу языком по нижней губе. Кристиан улыбается, и его глаза темнеют.
— Шире, — приказывает он и сам раскрывает губы, так что я вижу его язык. Мысленно я издаю стон и прикусываю нижнюю губу, потом делаю, как он велел.
Я слышу, как Кристиан резко втягивает воздух, — не такой уж он и неуязвимый. Вот и хорошо. Я наконец-то добралась до него.
Не отрывая глаз от его, я беру в рот росток спаржи и тихонько сосу… тихонько… кончик спаржи. Голландский соус восхитителен. Я откусываю кусочек и издаю тихий стон наслаждения.
Кристиан закрывает глаза. Да! Когда он открывает их, я вижу, что его зрачки расширены. Эффект не заставляет себя ждать. Я со стоном тяну руку, чтобы прикоснуться к его бедру. К моему удивлению, он хватает меня за запястье другой рукой.
— Нет, не надо, мисс Стил, — нежно говорит он. Подносит мою руку ко рту, нежно щекочет губами мои пальцы. Я извиваюсь. Наконец-то! Еще, пожалуйста.
— Не дотрагивайся до меня, — спокойно и строго говорит он и отводит мою руку. Я разочарована таким кратким контактом.
— Нечестно, — сержусь я.
— Знаю.
Он поднимает бокал шампанского, чтобы произнести тост, и я повторяю его жесты.
— Поздравляю с новым назначением, мисс Стил. — Мы чокаемся, и я краснею.
— Да, неожиданно, — бормочу я. Он хмурится, словно от неприятной мысли.
— Ешь, — приказывает он. — Я не повезу тебя домой, пока ты не доешь рыбу. А уж тогда мы отпразднуем по-настоящему.
Он говорит это так горячо, так властно и даже грубовато. Я таю.
— Я не голодная. Я хочу не этого.
Он качает головой; очевидно, он доволен. Но все равно строго щурится.
— Ешь, или я положу тебя на колено и отшлепаю прямо здесь. Мы развлечем других гостей.
Я ежусь от его слов. Он не посмеет! Я плотно сжимаю губы и зло смотрю на него. А он берет росток спаржи, макает головку в голландский соус.
— Съешь это, — вкрадчиво бормочет он.
Я с готовностью подчиняюсь.
— Ты мало ешь. Ты похудела после нашего знакомства.
Я не хочу думать о своем весе. Дело в том, что я люблю, когда я стройная. Я глотаю спаржу.
— Я просто хочу поехать домой и заниматься любовью, — грустно говорю я. Кристиан усмехается.
— Я тоже. Мы и поедем. Ешь.
Я с неохотой беру вилку и начинаю есть. Честно признаться, я сняла трусики и ждала интересного продолжения. Сейчас я как ребенок, которому не дали конфетку. Ах, он такой дразнилка, восхитительный, клевый, озорной дразнилка, и он мой! Весь, целиком.
Он расспрашивает меня про Итана. Как выясняется, Кристиан занимается бизнесом вместе с отцом Кейт и Итана. Надо же, мир тесен. Я рада, что он не вспоминает ни про доктора Флинна, ни про дом, поскольку сейчас мне трудно сосредоточиться. Я хочу домой.
Между нами зреет предвкушение. Он так умеет его разжигать. Заставляет меня томиться. Устраивает соответствующую обстановку. Между кусочками блюд он кладет руку на свое колено, совсем близко от меня, но не прикасается ко мне, дразнит и дальше.
Негодяй! Наконец, я доедаю рыбу и овощи и кладу на тарелку столовые приборы.
— Хорошая девочка, — бормочет он, и эти два слова обещают мне очень много.
Я хмуро гляжу на него.
— Что теперь? — спрашиваю я. Желание терзает мой живот. Ох, я хочу этого мужчину.
— Что? Мы уезжаем. Кажется, у вас имеются определенные ожидания, мисс Стил. Я намерен их выполнить, приложив все свои силы.
Ого!
— Приложив… свои… силы? — бормочу я. Черт побери.
Он усмехается и встает.
— Мы не будем платить? — удивляюсь я.
Он наклоняет голову набок.
— Я член клуба. Эту сумму спишут с моего счета. Пойдем, Анастейша.
Он делает шаг в сторону, пропуская меня вперед. Я встаю, остро сознавая, что я без трусов.
Он смотрит на меня затуманенным взором, словно раздевает меня. Я ликую от мысли, что желанна. Я ощущаю себя такой сексуальной — раз этот красавец хочет меня. Будет ли так всегда? Остановившись перед ним, я нарочно разглаживаю платье на бедрах.
Кристиан шепчет мне на ухо:
— Никак не дождусь, когда привезу тебя домой, — но так и не прикасается ко мне.
На выходе он что-то негромко говорит метрдотелю о машине, но я не слушаю; моя внутренняя богиня раскалилась добела от предвкушения. Господи, да она способна сейчас поджечь весь Сиэтл!
Когда мы дожидаемся лифт, к нам присоединяются две супружеские пары средних лет. Раскрываются дверцы, Кристиан подхватывает меня под локоть и ведет в угол кабины. Я осматриваюсь по сторонам, нас окружают тонированные зеркала. Когда входят другие пары, с Кристианом здоровается какой-то мужчина в довольно непрезентабельном коричневом костюме.
— Здравствуйте, Грей, — вежливо кивает он.