На 50 оттенков темнее читать онлайн

Я вспоминаю про анальную затычку, и внутри меня все сжимается. Его слова исторгают из меня стон, а его пальцы движутся вниз, на более освоенную территорию.
Через считаные секунды Кристиан уже грубо вторгается в меня.
— Ах! Осторожнее! — кричу я, и он сдерживает свой напор.
— Так нормально?
— Помягче… дай мне привыкнуть.
Он медленно выходит из меня и так же медленно входит, наполняя, растягивая меня, один раз, два, три — и я абсолютно беспомощна.
— Так, хорошо, я уже привыкла, — бормочу я, наслаждаясь его властью над собой.
Он стонет и набирает свой привычный темп. Движется, движется… без устали… вперед, внутрь, наполняя меня… и это восхитительно. Я нахожу радость в своей беспомощности, радость полной капитуляции перед ним; мне приятно сознавать, что он может раствориться во мне так, как он хочет. Что я могу позволить ему это. Он переносит меня в такие темные места, о существовании которых я даже не подозревала, и мы вместе наполняем их ослепительным светом. О да, ярчайшим, ослепительным светом.
И я взлетаю на вершину, наслаждаясь его любовью, получаю сладчайшее освобождение и снова прихожу к цели, крича, визжа его имя. И он замирает, выливая в меня свое сердце и душу.
— Ана, детка! — вскрикивает он и падает без сил рядом со мной.
Его пальцы ловко расстегивают фиксаторы, и он растирает мои лодыжки, потом — запястья. Наконец, освободив меня, Кристиан заключает меня в объятья, и я уплываю куда-то, обессиленная.
Когда я снова прихожу в себя, я лежу рядом с ним, свернувшись в клубок, а он глядит на меня. Я не имею представления, сколько прошло времени.
— Ана, я могу смотреть бесконечно долго, как ты спишь, — воркует он и целует меня в лоб.
Я томно улыбаюсь и обнимаю его рукой.
— Я никогда не отпущу тебя, — нежно заявляет он и прижимает к себе.
Хм-м…
— Я и не хочу никуда уходить. Никогда не отпускай меня, — сонно бормочу я, мои тяжелые веки не желают открываться.
— Ты нужна мне, — шепчет он, но его голос уже кажется мне далекой, легкой, как эфир, частью моих снов.
Я нужна ему… нужна ему… И когда я окончательно соскальзываю в темноту, последнее, что я вижу, — мне робко улыбается маленький мальчик с серыми глазами и грязной копной медных волос.
Глава 17
Хм-м-м…
Кристиан щекочет губами мне шею, и я медленно просыпаюсь. Я лежу спиной к нему.
— Доброе утро, детка, — шепчет он и легонько прикусывает мою мочку.
Я открываю глаза и тут же закрываю. Яркий утренний свет наполняет спальню, рука Кристиана нежно ласкает мою грудь, дразнит меня. Потом он перемещает руку на мое бедро, прижимает меня к себе.
Я потягиваюсь, наслаждаюсь его прикосновениями, ощущаю ягодицей его эрекцию. О боже! Сигнал Кристиана Грея к побудке.
— Ты рад меня видеть, — сонно бормочу я, нарочно прижимаюсь к нему еще сильнее и ощущаю на коже теплое дуновение от его усмешки.
— Я очень рад тебя видеть, — подтверждает он, скользит ладонью по моему животу, накрывает ею мое лоно и ласкает его пальцами. — Есть определенное преимущество в том, чтобы просыпаться рядом с вами, мисс Стил, — шутит он и осторожно переворачивает меня на спину. — Как спала, хорошо? — интересуется он, а его пальцы продолжают свою чувственную пытку. Он улыбается мне — своей широкой, ослепительной, модельной, американской улыбкой, обнажающей безукоризненные зубы. У меня захватывает дух.
Мои бедра начинают двигаться в ритме танца, заданном его пальцами. Он целует меня в губы, потом переходит на шею, медленно целует ее, покусывает, подсасывает. Его легкие прикосновения несут мне божественное наслаждение. Тем временем неугомонные пальцы движутся вниз, и Кристиан медленно вставляет один палец внутрь меня и восхищенно вскидывает брови.
— Ана, — бормочет он. — Да ты всегда готова.
Он движет пальцем синхронно с поцелуями, а его губы неторопливо проходят по моей ключице и приближаются к груди. Он терзает зубами и губами сначала один сосок, потом другой, но так ласково — и они набухают и вытягиваются при своей сладкой реакции.
Из меня вырывается стон.
— М-м-м-м, — ласково мычит он и поднимает голову, чтобы одарить меня своим ярко-серым взглядом. — Я хочу тебя немедленно.
Он протягивает руку к столику, ложится на меня, перенеся свой вес на локти, раздвигает мои ноги своими коленками и трется носом о мой нос. Потом встает на колени и разрывает упаковку фольги.
— Никак не дождусь субботы, — говорит он, и в его глазах сверкает сладострастный восторг.
— Твоего дня рождения?
— Нет. Наконец-то я не буду надевать эту хреновину.
— Подходящее название. — Я хихикаю.
Он усмехается в ответ и надевает презерватив.
— Вам смешно, мисс Стил?
— Нет. — Я пытаюсь убрать с лица улыбку и не могу.
— Сейчас не время хихикать.
Он строго качает головой, и его голос тоже звучит негромко, строго, но выражение лица — боже мой! — одновременно ледяное и горячее, как вулкан.
У меня перехватывает дыхание.
— Мне казалось, что тебе нравилось, когда я смеюсь, — шепчу я хриплым голосом, глядя в темные глубины его грозных глаз.
— Не сейчас. Для смеха есть другое время и место. Мне нужно тебя остановить, и я знаю, как это сделать, — говорит он зловещим тоном, и его тело накрывает мое.
— Ана, что вы хотите на завтрак?
— Я бы съела немножко гранолы. Благодарю вас, миссис Джонс.
Я смущаюсь, когда занимаю место за стойкой рядом с Кристианом. В последний раз, когда я видела миссис Джонс, очень чопорную и правильную особу, Кристиан бесцеремонно тащил меня на плече в спальню.
— Ты смотришься очень мило, — говорит Кристиан. Я опять надела серую юбку-карандаш и серую шелковую блузку.
— Ты тоже. — Я робко улыбаюсь ему. На нем бледно-голубая рубашка и джинсы, и он выглядит крутым, свежим и безукоризненным, как всегда.
— Нам надо купить тебе еще юбок, — заявляет он будничным тоном. — И вообще, мне хочется поехать с тобой за покупками, устроить шопинг.
М-да, шопинг. Я ненавижу шопинг. Но с Кристианом, пожалуй, он получится не слишком неприятным. Я выбираю лучшую форму самозащиты — отвлекающий маневр.
— Интересно, что сегодня творится на работе?
— Там заменят слизняка. — Кристиан хмурится, словно только что наступил ногой на что-то неприятное.
— Хорошо бы моим новым боссом сделали женщину.
— Почему?
— Ну, тогда ты, пожалуй, будешь охотнее отпускать меня с ней, — дразню я его.
Его уголки губ дергаются в слабой улыбке, и он принимается за омлет.
— Что тебе так смешно? — спрашиваю я.
— Ты смешная. Ешь свою гранолу, всю до донышка, если это весь твой завтрак.
Как всегда, командует. Я надуваю губы, но ем.
— Итак, ключ вставляется сюда. — Кристиан тычет пальцем в замок зажигания под переключением передач.
— Странное место, — бормочу я.
Но я в восторге от любой маленькой детали, чуть ли не прыгаю как маленький ребенок на комфортабельном кожаном кресле. Наконец, Кристиан позволяет мне сесть за руль моего авто.
Он строго смотрит на меня, хотя в его глазах мелькают смешинки.
— Ты просто без ума от машины, точно? — удивленно бормочет он.
Я молча киваю и улыбаюсь как дурочка.
— Ах, этот запах нового автомобиля! Тут он даже лучше, чем в «Сабмиссив Спешиел»… то есть в «АЗ», — быстро добавляю я, смутившись.
Кристиан кривится.
— «Сабмиссив Спешиел», да? Мисс Стил, вы так ловко обращаетесь со словами. — Он откидывается на спинку кресла с неодобрительной миной, но меня ему не обмануть. Я знаю, что он радуется. — Ну, поехали. — Он машет рукой в сторону ворот гаража.
Я хлопаю в ладоши, поворачиваю ключ зажигания, и мотор оживает и урчит. Переключив передачу, я снимаю ногу с тормоза, и «Сааб» плавно движется вперед. Позади нас Тейлор трогает с места «Ауди» и, когда поднимается гаражный шлагбаум, выезжает следом за нами из «Эскалы» на улицу.
— Может, включим радио? — предлагаю я, когда мы ждем у первого светофора.
— Мне надо, чтобы ты сосредоточилась, — резко отвечает он.
— Кристиан, пожалуйста! Я могу водить машину и под музыку. — Я закатываю глаза. Он хмурит брови, но потом включает радио.
— Ты можешь слушать здесь свои диски с айпода и MP3, а также сиди.
Слишком громкие, сладкие звуки группы «Полиция» внезапно наполняют машину. Кристиан убавляет звук. Да уж… «Король Боли».
— Твой гимн, — шучу я и мгновенно жалею об этом, когда его губы сжимаются в тонкую линию. Не надо бы. — У меня дома есть этот альбом, — поскорее продолжаю я, чтобы отвлечь его. — Ну, где-то в моей квартире.
Интересно, как там Итан? Надо позвонить ему сегодня. Работы у меня будет немного.
В животе шевелится тревога. Что будет, когда я приду в офис? Кто-нибудь будет знать про Джека? А про участие Кристиана? Сохранится ли за мной место? Ой, что я буду делать, если потеряю работу?
«Выйдешь замуж за мультимиллионера, Ана!» Мое подсознание высунуло свою зубастую акулью морду. Я игнорирую эту алчную суку.
— Эй, мисс Дерзкий Ротик. Очнись. — Кристиан возвращает меня к действительности, когда я подъезжаю к очередному светофору. — Ты очень рассеянная, Ана. Сосредоточься, — ругается он. — Как правило, дорожные происшествия — результат плохой концентрации.
«Ой, ради бога, отстань!» — и внезапно я переношусь мыслями в то время, когда Рэй учил меня водить машину. Другой отец мне не нужен. Муж — да, пожалуй, понимающий в сексе муж. Хм-м…
— Просто я думаю о работе.
— Детка, все будет хорошо. Доверься мне, — улыбается Кристиан.
— Прошу тебя, не вмешивайся, я хочу добиться всего сама. Кристиан, пожалуйста. Для меня это важно. — Я говорю это как можно мягче. Я не хочу спорить. Его губы снова сжимаются в упрямую линию, и я жду, что он опять будет меня ругать.
О нет…
— Давай не спорить, Кристиан. У нас было такое чудесное утро. А последняя ночь была… — Я не нахожу подходящего слова. — Небесная.
Он молчит. Я бросаю взгляд на него. Он сидит, закрыв глаза.
— Да. Небесная, — тихо говорит он. — И я серьезно тебе сказал.
— Что?
— Я не хочу отпускать тебя.
— Я не хочу уходить.
Он улыбается, и эта улыбка, новая и робкая, убирает все на его пути. Да, она всемогущая.
— Хорошо, — говорит он и заметно расслабляется.
Я въезжаю на стоянку в половине квартала от SIP.
— Я провожу тебя до работы. Тейлор заберет меня там, — предлагает Кристиан.
Я неуклюже выбираюсь из машины, стесненная узкой юбкой, а Кристиан выходит, как всегда, грациозно; он в ладу со своим телом или, по крайней мере, производит такое впечатление. Интересно: человек, который не выносит прикосновений, не может быть в ладу со своим телом. Я хмурюсь от этой случайной мысли.
— Не забудь, сегодня в семь вечера мы встречаемся с Флинном, — говорит он, подавая мне руку. Я нажимаю на кнопку дистанционного запирания дверей и берусь за его руку.
— Не забуду. Я составляю список вопросов к нему.
— Вопросов? Обо мне?
Я киваю.
— Я могу ответить на любой твой вопрос обо мне. — Кристиан, кажется, обиделся.
Я улыбаюсь ему.
— Да, но я хочу услышать непредвзятое мнение дорогостоящего шарлатана.
Он хмурится и внезапно обнимает меня, заводит обе моих руки за спину и крепко их держит.
— Это хорошая идея? — говорит он хриплым голосом. Я откидываю назад голову и вижу беспокойство в его широко раскрытых глазах. Оно терзает мою душу.
— Если ты не хочешь, чтобы я спрашивала, то я и не буду.
Я гляжу на него, и мне хочется стереть моей лаской заботу с его лица. Я высвобождаю одну руку и нежно касаюсь его щеки — она такая гладкая после утреннего бритья.
— О чем ты беспокоишься? — ласково спрашиваю я.
— Что ты уйдешь.
— Кристиан, сколько раз тебе говорить: я никуда не собираюсь. Ты уже сказал мне самое страшное. Я не ухожу от тебя.
— Тогда почему ты мне не ответила?
— Не ответила? Тебе? — неискренне бормочу я.
— Ана, ты знаешь, о чем я говорю.
Я вздыхаю.
— Кристиан, я хочу убедиться, что меня будет для тебя достаточно. Вот и все.
— И ты не хочешь верить моим словам? — с обидой говорит он, разжимая объятья.
— Все произошло так быстро. А ты мне сам признался, что в тебе можно найти пятьдесят оттенков порочности. Я не могу дать тебе то, в чем ты нуждаешься, — бормочу я. — Это просто не по мне. Но из-за этого я ощущаю свою неадекватность, особенно после того, как увидела тебя рядом с Лейлой. Кто даст гарантию, что однажды ты не встретишь женщину, которой нравится делать то же самое, что и тебе? И кто даст гарантию, что ты не… ну… не польстишься на нее? На ту, которая больше удовлетворит твои потребности.
Мысль о том, что Кристиан занимается сексом с кем-то еще, мне невыносима. Я опускаю глаза на свои побелевшие пальцы.
— У меня было несколько женщин, которым нравилось делать то же, что и я. Ни одна из них не нравилась мне так, как ты. У меня никогда не возникало эмоциональной связи ни с одной из них. Только с тобой, Ана.
— Потому что ты никогда не давал им шансов на это. Ты проводил слишком много времени, запертый в своей крепости. Ладно, давай поговорим об этом потом. Мне надо идти на работу. Может, доктор Флинн поможет нам что-то понять.
Это слишком трудный разговор для автомобильной стоянки без десяти девять утра, и Кристиан, кажется, согласен со мной. Он кивает, но в глазах остается настороженность.
— Пойдем, — приказывает он, протягивая мне руку.
Когда я подхожу к своему столу, я вижу на нем записку с приглашением немедленно зайти в кабинет Элизабет. У меня замирает сердце. Вот оно. Сейчас мне сообщат, что я уволена.
— Анастейша. — Элизабет улыбается и показывает рукой на стул перед ее столом. Я сажусь и выжидающе гляжу на нее, надеясь, что она не слышит громкий стук моего сердца. Она приглаживает густые черные волосы и смотрит на меня строгими и ясными голубыми глазами.
— У меня несколько новостей, довольно печальных.
Печальных! Ой.
— Я позвала вас, чтобы сообщить, что Джек неожиданно уволился.
Я краснею. Для меня эта новость не печальная. Сказать ей, что я знаю, или нет?
— После его поспешного увольнения остается вакансия, и нам бы хотелось, чтобы вы временно исполняли обязанности редактора, пока мы не найдем замену.
Что? Я чувствую, как у меня отхлынула кровь от лица. Я?
— Но ведь я работаю чуть больше недели.
— Да, Анастейша, я понимаю, но Джек всегда был высокого мнения о ваших способностях. Он возлагал на вас большие надежды.
Ну конечно… Он возлагал большие надежды на то, что переспит со мной.
— Здесь подробное описание работы редактора. Прочтите его, и чуть позже мы с вами все обсудим.
— Но ведь…
— Да-да, я понимаю, как это все внезапно, но ведь вы уже контактировали с ключевыми авторами Джека. Ваши резюме не остались незамеченными в редакции. У вас острый ум, Анастейша. Мы все уверены, что вы справитесь.
— О’кей. — Невероятно.
— В общем, подумайте. Можете занять кабинет Джека.
Она встает, игнорируя мое недоумение, и протягивает мне руку. Я пожимаю ее в полном тумане.
— Я рада, что он уволился, — шепчет Элизабет, и по ее лицу пробегает тень. Черт побери… Ей-то что он сделал?
Вернувшись к своему столу, я хватаю «блэкберри» и звоню Кристиану.
Он отвечает на втором гудке.
— Анастейша, что-нибудь случилось? — озабоченно спрашивает он.
— Меня только что посадили на место Джека — ну, временно, — выпаливаю я.
— Ты шутишь, — недоверчиво шепчет он.
— Ты имеешь какое-то отношение к этому? — Мой голос звучит резче, чем мне хотелось.
— Нет, Анастейша, нет и нет. При всем моем уважении к твоим талантам, ты ведь всего неделю работаешь в редакции — пойми меня правильно.
— Я понимаю, — хмурюсь я. — Очевидно, Джек действительно меня хвалил.
— Неужели? — В голосе Кристиана появляется лед, потом я слышу вздох. — Ну, что ж, детка, раз они считают, что ты справишься, значит, так оно и есть. Поздравляю. Пожалуй, мы отпразднуем это событие после встречи с Флинном.
— Э-э-э… Ты точно не имеешь к этому никакого отношения?
Он долго молчит, потом спрашивает сердитым басом: