На 50 оттенков темнее читать онлайн

Я нажимаю рукой на ящик, и он задвигается.
— Все? — удивляется Кристиан.
— Нет… — Я выдвигаю четвертый ящик, набитый разными ремешками. Я тяну за один ремешок… оказывается, к нему прикреплен мячик.
— Круглый кляп. Чтобы ты не дергалась, — говорит Кристиан.
— А как же мягкий предел? — бормочу я.
— Я помню наш разговор, — отвечает он. — Но ведь ты можешь дышать. Твои зубы сжимают мячик.
Забрав его из моих рук, он сжимает мячик пальцами, показывая, как во рту его сжимают зубы.
— А ты сам испробовал что-то на себе? — интересуюсь я.
Кристиан замирает и глядит на меня.
— Да, испробовал.
— Чтобы приглушить свои крики?
Он закрывает глаза, и мне кажется, что он раздражен.
— Нет, его назначение не в этом.
Да?
— Анастейша, тут дело в контроле. Насколько беспомощной ты себя почувствуешь, если ты связана и не можешь говорить? Насколько ты можешь мне доверять, зная, что ты полностью в моей власти? Это я должен видеть по твоему телу и твоим реакциям, а не слышать из твоих слов. Это делает тебя более зависимой от меня, а мне дает полнейший контроль.
Я сглатываю комок в горле.
— Ты говоришь так, словно тебе этого не хватает.
— Это то, чем я владею, — бормочет он и глядит на меня серьезными, широко раскрытыми глазами. Между нами изменилась атмосфера; сейчас он словно исповедуется мне.
— Ты обладаешь властью надо мной. Ты ведь знаешь, — шепчу я.
— Правда? Ты заставляешь меня чувствовать… мою беспомощность.
— Нет! — Ну Кристиан… — Почему?
— Потому что ты единственная из всех моих знакомых, кто может действительно меня ранить. — Он протягивает руку и заправляет выбившуюся прядь мне за ухо.
— Ох, Кристиан… это обоюдно. Если бы ты не хотел меня… — Я вздрагиваю и опускаю глаза на свои дрожащие пальцы. В этом состоит еще одно мое потаенное опасение насчет нас. Если бы он не был таким… сломленным, захотел бы он меня? Я стараюсь не думать об этом.
— Меньше всего на свете я хочу тебя обидеть. Я люблю тебя. — Я протягиваю руки и нежно провожу пальцами по его вискам, щекам. Он тянется навстречу моим прикосновениям, бросает мячик в ящик и обнимает меня за талию. Привлекает к себе.
— Мы закончили показ? — спрашивает он нежно и вкрадчиво и передвигает руку на мой затылок.
— А что? Что ты хочешь сделать?
Он наклоняется и нежно целует меня. Я таю в его объятьях.
— Ана, ты сегодня едва не пострадала. — Его голос звучит нежно, но с тревогой.
— Ну и что? — спрашиваю я, наслаждаясь его близостью, чувствуя тепло его рук. Он откидывает голову и хмуро, с упреком смотрит на меня.
— Как это «ну и что»?
Я озадаченно гляжу в его милое, недовольное лицо.
— Кристиан, со мной все в порядке.
Он крепко прижимает меня.
— Когда я думаю, что могло случиться… — Он утыкается лицом в мои волосы.
— Пойми, наконец, что я сильнее, чем кажусь! — горячо шепчу я в его шею, вдыхая его восхитительный запах. Нет ничего лучше на этой планете, чем стоять или лежать в объятьях Кристиана.
— Я знаю, что ты сильная, — спокойно соглашается Кристиан. Он целует меня в макушку, а потом отпускает меня, к моему огромному разочарованию. И все?..
Наклонившись, я вытаскиваю из нижнего ящика еще одну игрушку. Несколько наручников, прикрепленных к планке. Я вопросительно смотрю на Кристиана. У него темнеют глаза.
— Это, — говорит он, — распорка с ограничителями для щиколоток и запястий.
— Как этим пользоваться? — спрашиваю я, искренне заинтересованная.
— Тебе показать? — удивленно спрашивает он и на миг закрывает глаза.
Я смотрю на него. Когда он открывает глаза, в них горит темный огонь.
— Да, я хочу, чтобы ты показал мне. Я люблю, когда ты меня связываешь, — шепчу я. Моя внутренняя богиня делает кульбит и садится в шезлонг.
— Ох, Ана, — бормочет он. Внезапно его лицо искажается от боли.
— Что?
— Только не здесь.
— Почему?
— Я хочу любить тебя в моей постели, а не здесь. Пойдем. — Он берет меня за руку, хватает распорку и стремительно выходит из комнаты.
Почему мы уходим? Я оглядываюсь назад.
— Почему не здесь?
Кристиан останавливается возле лестницы и строго смотрит на меня.
— Ана, может, ты и готова вернуться сюда, а я нет. В последний раз, когда мы были с тобой здесь, ты ушла от меня. Сколько мне раз повторять, когда ты это поймешь? — Он хмурится и, отпустив меня, жестикулирует свободной рукой. — В результате изменилось все мое поведение. Радикально сдвинулся мой взгляд на жизнь. Я уже говорил тебе об этом. Вот только я не сказал тебе, что… — Он замолкает, проводит рукой по волосам, подыскивая точные слова. — Я сейчас похож на выздоровевшего алкоголика, понятно? Это единственное сравнение, которое я могу привести. Зависимость снята, но я не хочу, чтобы на моем пути возникали соблазны. Я не хочу причинять тебе боль.
Он выглядит полным раскаянья, и в этот момент меня пронзает острая боль. Что я сделала этому человеку? Улучшила ли я его жизнь? Он был счастлив и до встречи со мной, разве нет?
— Мне невыносима даже мысль о том, что я причиню тебе боль, потому что я люблю тебя, — добавляет он, его лицо сейчас абсолютно искреннее, как у маленького мальчика, говорящего нехитрую правду.
Он совершенно простодушен, и у меня захватывает дух. Я обожаю его больше всего и больше всех на свете. Я очень люблю этого мужчину, люблю бескорыстно.
Я бросаюсь к Кристиану так стремительно, что он роняет распорку, чтобы подхватить меня, и я толкаю его к стене. Обхватив его лицо ладонями, я прижимаю его губы к своим и, наслаждаясь его удивлением, всовываю свой язык ему в рот. Я стою выше его на ступеньку — наши лица сейчас на одном уровне, и меня охватывает эйфория от ощущения собственной силы. Я страстно целую его, погружаю пальцы в его волосы; я хочу трогать его, трогать всюду, но сдерживаю себя, зная о его страхе. Но мое желание все равно возрастает, горячее и тяжелое, расцветает внутри меня. Он стонет, берет меня за плечи и отталкивает.
— Ты хочешь, чтобы я трахал тебя на лестнице? — бормочет он. — Смотри, я могу.
— Да, — бормочу я и не сомневаюсь, что сейчас мои глаза такие же темные, как его.
Он смотрит на меня затуманенным и тяжелым взглядом.
— Нет, я хочу тебя в моей постели.
Внезапно он подхватывает меня и кладет на плечо, отчего я громко вскрикиваю, и больно шлепает меня по заду, так что я снова кричу. Спускаясь по лестнице, он нагибается и подбирает упавшую распорку.
Когда мы проходим через гостиную, из кладовки выходит миссис Джонс. Она улыбается нам, и я виновато улыбаюсь в ответ. Кажется, Кристиан ее даже не заметил.
В спальне он ставит меня на ноги и швыряет на кровать распорку.
— Я думаю, что ты не причинишь мне боль, — шепчу я.
— Я тоже думаю, что я не причиню тебе боль, — говорит он. Обхватывает мою голову ладонями и целует меня, долго и крепко, зажигая мою и без того горячую кровь. — Я очень хочу тебя, — шепчет он возле моих губ, задыхаясь от страсти. — Ты точно хочешь меня — после сегодняшнего?
— Да. Я хочу тебя тоже. Я хочу тебя раздеть. — Аж пальцы зудят, так мне хочется трогать его, ласкать.
Его глаза раскрываются шире, и какую-то секунду он колеблется, вероятно, обдумывает мою просьбу.
— Ладно, — с опаской говорит он.
Я тяну руки к второй пуговице на его рубашке и слышу, как он затаил дыхание.
— Если ты не хочешь, я не буду тебя трогать, — шепчу я.
— Нет, — быстро отвечает он. — Делай, как тебе хочется. Все в порядке.
Я осторожно расстегиваю пуговицу, и мои пальцы скользят по рубашке к следующей. Его глаза широко раскрылись и сияют, губы разжались, он учащенно дышит. Как он красив, даже когда боится… потому что боится. Я расстегиваю третью пуговицу и вижу волосы на его груди.
— Мне хочется поцеловать тебя сюда, — шепчу я.
Он резко вдыхает.
— Поцеловать меня?
— Да, — шепчу я.
Он ахает, а я расстегиваю следующую пуговицу и очень медленно наклоняюсь, чтобы он увидел мои намерения. Он задерживает дыхание, замирает, и я ласково целую его мягкие волосы. Покончив с последней пуговицей, я поднимаю на него глаза. Он смотрит на меня, и на его лице я читаю покой и… удивление.
— Тебе уже легче, да? — шепчу я.
Он кивает, а я медленно стаскиваю рубашку с его плеч; она падает на пол.
— Что ты сделала со мной, Ана, — ласково говорит он. — Не останавливайся, ладно?
Он обвивает меня руками, запускает обе руки в мои волосы и запрокидывает мою голову, открывая себе доступ к моему горлу.
Он проводит губами по моей коже, мягко покусывая. Из меня вырывается стон. Ох, я хочу этого мужчину! Мои пальцы возятся с его поясом, расстегивают пуговицу и тянут вниз молнию.
— Ох, детка, — шепчет он и целует меня за ухом. Я чувствую бедром его эрекцию. Я хочу его — хочу почувствовать его своим ртом. Делаю шаг назад и падаю на колени.
— О-о! — стонет он.
Я поскорее сдергиваю вниз его брюки и боксеры, и его член упруго выскакивает на свободу. Прежде чем он успевает остановить меня, я беруегов рот, сосу что было сил, наслаждаясь его удивлением и шоком. Открыв рот, Кристиан наблюдает за мной, за каждым моим движением. В его потемневших глазах я читаю плотское наслаждение. О господи. Я сосу еще сильнее. Он закрывает глаза и отдается своим чувствам. Я понимаю, что делаю для него, и это приятно, очень сексуально и дарит мне невероятную свободу. Ощущение головокружительное; я не только сильная — я всемогущая.
— Черт, — шипит он и, осторожно придерживая меня за затылок, выдвигает бедра вперед и еще глубже входит в мою глотку.
О да, я хочу этого, я ласкаю его языком, тяну, сосу… вновь и вновь.
— Ана. — Он хочет отстраниться.
Ну нет, я не пущу тебя, Грей. Я хочу тебя… Я крепко хватаю его за бедра, удваиваю усилия и чувствую, что он уже на грани.
— Пожалуйста, Ана, — задыхаясь, молит он. — Я сейчас кончу.
Хорошо! Моя внутренняя богиня запрокинула в экстазе голову, и он кончает в мой рот, бурно и обильно.
Он открывает свои ярко-серые глаза, глядит на меня сверху, а я улыбаюсь ему и облизываю губы. В ответ он ухмыляется коварно и обольстительно.
— Ого, так вот в какую игру мы играем, мисс Стил?
Он наклоняется, берет меня под мышки и ставит на ноги. Внезапно его губы накрывают мои. Он стонет.
— Я чувствую вкус самого себя. Ты вкуснее, — бормочет он у моих губ.
Потом стягивает с меня футболку и бросает на пол, поднимает меня и швыряет на кровать. Схватившись за низ штанов, резко дергает и стаскивает их одним движением. Я распростерлась на его кровати, голая. Жду. Хочу. Его глаза впиваются в меня. Не отводя от меня взгляда, он не спеша снимает оставшуюся одежду.
— Анастейша, ты красавица, — заявляет он.
А-а-а… Я кокетливо наклоняю голову и лучезарно улыбаюсь.
— Кристиан, ты красавец и очень вкусный.
С коварной ухмылкой он берется за распорку. Хватает мою левую лодыжку, быстро надевает на нее фиксатор и защелкивает на нем застежку, туго, но не слишком. Проверяет, сунув мизинец между фиксатором и лодыжкой. При этом он не отрывает от меня глаз; ему не требуется смотреть, что он делает. Хм-м… он делал это и раньше.
— Сейчас мы посмотрим, какова вы на вкус, мисс Стил. Насколько мне помнится, вы — редкий, изысканный деликатес.
Ой!
Схватив мою вторую лодыжку, он быстро и ловко сковывает и ее. Мои ноги оказываются раздвинутыми на два фута.
— В этой распорке хорошо то, что ее длину можно регулировать, — бормочет он.
Нажимает на что-то, толкает, и мои ноги раздвигаются еще сильнее. Ого, на три фута. Моя челюсть отвисает, я судорожно хватаю ртом воздух. Черт, это круто! Я горю страстью и жажду ее утоления.
Кристиан облизывает нижнюю губу.
— Ну, Ана, сейчас мы развлечемся.
Наклонившись, он берется за распорку и поворачивает ее. Я шлепаюсь на живот. Неожиданно для себя.
— Видишь, что я могу с тобой делать? — мрачно спрашивает он и опять резко поворачивает распорку; я опять оказываюсь на спине и, еле дыша, гляжу на него.
— Другие фиксаторы предназначены для твоих запястий. Я еще подумаю. Зависит от того, как ты себя вела.
— Когда я вела себя плохо?
— Я могу назвать несколько нарушений, — нежно говорит он и проводит пальцами по моим ступням. Мне щекотно, но распорка держит меня на месте, как я ни пытаюсь увернуться от его пальцев.
— Во-первых, твой «блэкберри».
Я ахаю.
— Что ты собираешься делать?
— О, я никогда не раскрываю своих планов. — Он усмехается, в глазах зажигаются озорные огоньки.
О-го-го! Он умопомрачительно сексуален, даже дух захватывает. Он ползет по кровати и теперь стоит на коленях между моих ног, обнаженный и великолепный, а я совсем беспомощна.
— Хм-м, вы так беззащитны, мисс Стил. — Он ведет пальцами по внутренней стороне моих ног, медленно, уверенно, делая круговые движения. И ни на секунду не отрывает глаз от моего лица. — Вот интересно, Ана, обладаешь ли ты даром предчувствия. Что я сейчас с тобой сделаю?
Его тихие слова проникают прямо в самую глубокую и темную часть меня. Я извиваюсь на кровати и испускаю стоны. Его пальцы продолжают медленный путь по моим ногам, они уже миновали колени. Инстинктивно я хочу соединить ноги, но не могу.
— Запомни, если тебе что-то не понравится, просто скажи мне «стоп», — воркует он.
Наклонившись, целует мой живот, нежно, слегка всасывая кожу, а его руки продолжают свой медленный, мучительный для меня путь по внутренней стороне моих ляжек, гладят и дразнят меня.
— Пожалуйста, Кристиан! — умоляю я.
— Мисс Стил, я обнаружил, что вы бываете беспощадной в своих амурных атаках на меня. И сейчас мне пора вернуть должок.
Вцепившись руками в одеяло, я отдаюсь на его милость. Его рот постепенно движется вниз, а пальцы — вверх, к беззащитной и обнаженной верхней части моих ляжек. Я издаю стон, когда он вставляет пальцы внутрь меня, и выгибаю бедра им навстречу. Кристиан стонет в ответ.
— Ты не перестаешь удивлять меня, Ана. Ты так промокла, — бормочет он, обдавая теплым дыханием волосы на моем лобке. Потом его губы находят меня, и я выгибаюсь в экстазе.
О-о-о!
Он начинает медленную и чувственную атаку, его язык кружит и кружит по моей коже, а пальцы движутся внутри меня. Все это интенсивно, очень интенсивно, так как я не могу ни пошевелиться, ни сдвинуть ноги. Я лишь выгибаю спину.
— Ох, Кристиан! — кричу я.
— Я знаю, детка, — шепчет он и, снимая напряжение, нежно дует в самую чувствительную часть моего тела.
— Ах-х! Пожалуйста! — молю я.
— Назови меня по имени, — приказывает он.
— Кристиан! — зову я, с трудом узнавая свой голос — такой он пронзительный и полный страсти.
— Еще.
— Кристиан, Кристиан, Кристиан Грей! — громко кричу я.
— Ты моя. — Его голос звучит мягко и категорично, и вместе с последним движением его языка я буквально падаю в оргазм, а поскольку мои ноги широко раздвинуты, пароксизм длится и длится, и я теряю связь с реальностью.
Смутно сознаю, что Кристиан перевернул меня на живот.
— Мы сейчас попробуем, малышка. Если тебе не понравится или будет слишком неудобно, скажи мне, и мы остановимся.
Что? Я слишком погружена в отсветы моего оргазма, чтобы связно мыслить. Я уже сижу на коленях у Кристиана. Как это получилось?
— Наклонись, детка, — бормочет он мне на ухо. — Прижми голову и грудь к постели.
Как в тумане, я послушно выполняю все команды. Он заводит мои руки назад и приковывает их к планке, рядом с лодыжками. Ой… Теперь мои колени торчат вперед, попка — в другую сторону, я абсолютно не защищена, целиком в его власти.
— Ана, ты так красиво смотришься.
Его голос наполнен восторгом; я слышу, как рвется фольга. Он проводит пальцами по моей попе, от крестца к лону, и задерживается, чтобы похлопать меня по анусу.
— Когда ты будешь готова, я хочу и так. — Его палец тихонько прижимается к заднему проходу. Я громко охаю и вся напрягаюсь от его нежного касания. — Нет, не сегодня, моя сладкая Ана, но когда-нибудь… Я хочу тебя всю. Я хочу владеть каждым дюймом твоего тела. Ты вся моя.