На 50 оттенков темнее читать онлайн

— Ты думаешь, я останусь тут бить баклуши, а ты на своей работе будешь хозяином вселенной?
— Честно говоря, да.
«Ох, Грей, Грей, Грей… дай мне силы!»
— Кристиан, мне надо работать.
— Нет.
— Да. Надо. — Я повторяю медленно и внятно, словно ребенку.
Он хмуро глядит на меня.
— Это небезопасно.
— Кристиан, мне нужно зарабатывать себе на жизнь. Все будет хорошо.
— Нет, тебе не нужно зарабатывать на жизнь — и откуда ты знаешь, что все будет хорошо? — Он почти кричит.
Что он имеет в виду? Он намерен содержать меня? Ну, это даже не смешно. Сколько я его знаю, пять недель?
Он злится, глаза сверкают, но мне плевать.
— Ради бога, Кристиан, пойми: Лейла стояла возле твоей кровати и не причинила мне вреда. И мне надо работать, да, надо. Я не хочу зависеть от тебя. Мне нужно выплачивать ссуду на учебу.
Его губы сжимаются в тонкую линию, а я упираю руки в бока. Я намерена стоять на своем. Что он себе воображает?
— Я не хочу, чтобы ты завтра ходила на работу.
— Это не твое дело, Кристиан. Не тебе решать.
Он проводит рукой по волосам и глядит на меня. Секунды, минуты мы глядим друг на друга.
— Сойер пойдет с тобой.
— Кристиан, это лишнее. Ты ведешь себя неразумно.
— Неразумно? — рычит он. — Либо он идет с тобой, либо я действительно поступлю неразумно и запру тебя здесь.
Он этого не сделает. Или сделает?..
— Как?
— О-о, я найду способ. Не вынуждай меня на крайности.
— Ладно-ладно! — соглашаюсь я и выставляю перед собой ладони, успокаивая его. Черт возьми, Пятьдесят вернулся назад, на всю катушку…
Мы стоим, хмурясь друг на друга.
— О’кей, Сойер может завтра поехать со мной, если тебе так спокойнее, — уступаю я, закатывая глаза.
Кристиан щурится и с грозным видом делает шаг ко мне. Я немедленно отступаю. Он останавливается, вздыхает, закрывает глаза и проводит обеими руками по волосам. Ой-ой, Пятьдесят очень сильно взвинчен.
— Хочешь, я устрою тебе экскурсию?
«Экскурсию? Шутишь?»
— Давай, — с опаской бормочу я. Очередная смена темы — вернулся мистер Ртуть. Кристиан протягивает руку и, когда я берусь за нее, ласково сжимает мои пальцы.
— Я не собирался пугать тебя.
— Ты и не напугал. Я просто была готова убежать.
— Убежать? — Кристиан широко раскрывает глаза.
— Я пошутила! — О господи!
Он выводит меня из шкафа, и я с минуту стою, чтобы успокоиться. В моем теле бушует адреналин — нелегко вступать в конфликт с Греем.
Он ведет меня по квартире, показывает комнаты. Я с удивлением узнаю, что наверху, кроме игровой и трех гостевых комнат, расположены покои, где живут Тейлор и миссис Джонс, — кухня, просторная гостиная и спальни. Миссис Джонс все еще гостит у сестры в Портленде.
Внизу мое внимание привлекает комната напротив его кабинета — с огромным плазменным телевизором и игровыми консолями. Там уютно.
— У тебя тут есть Xbox? — усмехаюсь я.
— Да, но я в нем не силен. Элиот всегда меня обыгрывает. Забавно было, когда ты подумала, что это и есть моя игровая комната. — Он смеется, уже забыв про гнев. Слава богу, к нему вернулось хорошее настроение.
— Я рада, что вы находите меня забавной, мистер Грей, — высокомерно заявляю я.
— Вы такая и есть, мисс Стил, — если, конечно, не ведете себя несносно.
— Обычно я веду себя несносно, когда вы ведете себя неразумно.
— Я? Неразумно?
— Да, мистер Грей. «Неразумно» можно даже добавить, как ваше среднее имя.
— Не вижу причин для этого.
— Напрасно. Вам очень это подходит.
— По-моему, тут возможны разные мнения, мисс Стил.
— Мне интересно было бы узнать профессиональное мнение доктора Флинна.
Кристиан усмехается.
— Я думала, что Тревельян — твое второе имя.
— Нет. Фамилия. Тревельян-Грей.
— Но ты им не пользуешься.
— Так слишком длинно. Пойдем, — командует он.
Из телекомнаты мы проходим через большую комнату в основной коридор. По дороге заглядываем в подсобку и импозантный винный погребок. И вот мы — в большом, прекрасно оборудованном кабинете Тейлора (мы входим, и Тейлор встает). Там стоит стол для совещаний на шесть человек. Над одним из рабочих столов — полка с мониторами. Я и не подозревала, что в квартире есть видеонаблюдение CCTV. Камеры мониторят балкон, лестничный колодец, грузовой лифт и фойе.
— Привет, Тейлор. Я тут устроил экскурсию для Анастейши.
Тейлор кивает, но без улыбки. Наверное, он тоже получил выговор. Почему же он тогда еще работает? Я улыбаюсь ему, он вежливо кивает. Кристиан опять хватает меня за руку и ведет в библиотеку.
— Здесь ты уже была. — Кристиан открывает дверь. Я вижу зеленое сукно бильярдного стола.
— Сыграем? — предлагаю я.
Кристиан удивленно улыбается.
— Давай. Ты уже играла когда-нибудь?
— Несколько раз.
Он наклоняет набок голову и прищуривается.
— Ты безнадежная лгунья, Анастейша. Ты либо не играла никогда, либо…
Я облизываю губы.
— Боишься проиграть?
— Такой маленькой девочке? — Кристиан добродушно фыркает.
— Пари, мистер Грей.
— Вы так уверены в себе, мисс Стил? — Он недоверчиво усмехается. — Какое предлагаете пари?
— Если я выиграю, ты снова отведешь меня в игровую комнату.
Он глядит на меня так, словно не верит своим ушам.
— А если выиграю я? — спрашивает он после затянувшегося молчания.
— Тогда тебе выбирать.
Скривив губы, он обдумывает ответ.
— Ладно. — Он усмехается. — Во что ты хочешь играть: в пул, снукер или карамболь?
— В пул. В другие я не умею.
Из шкафчика, висящего под одной из книжных полок, Кристиан достает большой кожаный футляр. В нем на бархатных гнездах лежат шары. Быстро и ловко он выкладывает шары на сукно. Кажется, я никогда еще не играла в бильярд на таком большой столе. Кристиан вручает мне кий и кусочек мела.
— Разобьешь? — Он — сама галантность. Еще он задается — думает, что выиграет.
— Конечно.
Я натираю мелом кончик кия и сдуваю излишек — глядя из-под ресниц на Кристиана. Его глаза сразу темнеют. Я нацеливаюсь на белый шар и быстрым четким движением бью в средний шар треугольника с такой силой, что полосатый шар крутится и плюхается в правую верхнюю лузу. Остальные шары разбегаются по столу.
— Я выбираю полосатые, — сообщаю я невинным тоном Кристиану. Он удивленно усмехается.
— Пожалуйста, — вежливо соглашается он.
Я ухитряюсь забить в лузу один за другим еще три шара. Внутри меня все ликует. В этот момент я невероятно благодарна Хосе, что он научил меня играть в пул, причем прилично. Кристиан наблюдает за моими действиями с бесстрастным видом, но его удивление явно нарастает. Я на волосок промахиваюсь мимо зеленого полосатого.
— Знаешь, Анастейша, я готов весь день стоять тут и смотреть, как ты наклоняешься над биллиардным столом и ловко обращаешься с кием, — с восторгом говорит он.
Я смущаюсь. Слава богу, я в джинсах. Он усмехается. Негодяй, хочет отвлечь меня от игры! Между тем он стягивает через голову кремовый свитер, бросает его на спинку стула и с усмешкой идет к столу, чтобы вступить в игру.
Он низко наклоняется над столом. У меня пересыхают губы. А, теперь понимаю, что он имел в виду. Кристиан в облегающих джинсах и белой майке, вот так наклонившийся — да, это нечто… Я буквально теряю нить игры. Он быстро забивает четыре чистых, но потом ошибается и посылает в лузу свой шар.
— Досадная ошибка, мистер Грей, — с насмешкой говорю я.
Он усмехается.
— Ах, мисс Стил, я всего лишь простой смертный. Кажется, ваша очередь.
— Надеюсь, вы мне не подыгрываете?
— Ну нет. Я задумал такой приз, что хочу выиграть, Анастейша. — Он небрежно пожимает плечами. — К тому же я всегда хочу выигрывать.
Я смотрю на него, прищурившись. Ладно, тогда берегись! Я так рада, что надела белую блузку с большим вырезом. И теперь я хожу вокруг стола и низко наклоняюсь при любом удобном случае — даю Кристиану возможность налюбоваться моим задом и низким вырезом. Двое влюбленных могут играть в эту игру. Я поднимаю на него глаза.
— Я знаю, что ты делаешь, — шепчет он с потемневшим от страсти взором.
Я кокетливо наклоняю голову, ласкаю кий, медленно вожу по нему ладонью.
— А, я просто выбираю, по какому шару ударить, — бормочу я рассеянно.
Наклонившись, я направляю оранжевый полосатый на более удобную позицию. Потом встаю прямо перед Кристианом и добираю остальное с нижнего положения. Следующий удар я делаю, наклонившись над столом. Я слышу, как Кристиан шумно вдыхает, и, конечно, промахиваюсь. Черт побери!..
Он подходит ко мне, когда я еще не успеваю выпрямиться, и кладет руку на мой зад. Хм-м…
— Мисс Стил, вы нарочно крутите вот этим, чтобы меня подразнить? — И он больно шлепает меня. Я охаю.
— Да, — бормочу я, потому что он угадал.
— Будь осторожнее со своими желаниями, детка.
Я тру место удара, а он идет к другому концу стола, наклоняется и бьет. Он попадает в красный шар, и тот падает в левую боковую лузу. Он целится в желтый, верхний справа, и мажет. Я усмехаюсь.
— Сейчас пойдем в Красную комнату, — дразню я его.
Он лишь поднимает брови и велит мне продолжать.
Я быстро расправляюсь с зеленым полосатым и каким-то чудом ухитряюсь сбить последний оранжевый полосатый.
— Назови свою лузу, — бормочет Кристиан так, словно говорит о чем-то еще, темном и неуправляемом.
— Верхняя левая. — Я целюсь в черный, задеваю его, но мажу. Шар отлетает. Проклятье!
Кристиан с коварной ухмылкой наклоняется над столом и быстро решает судьбу двух оставшихся одноцветных. Затаив дыхание, я смотрю на него, на его гибкое тело. Он выпрямляется и натирает мелом кий. Его глаза буквально прожигают меня.
— Если я выиграю…
Ну?
— Я хочу отшлепать тебя, а потом трахнуть на этом бильярдном столе.
Черт побери!.. У меня заходятся в сладкой судороге все мышцы в животе.
— Верхняя правая, — бормочет он, нацеливается на черный и наклоняется, чтобы сделать удар.
Глава 11
С непринужденной грацией Кристиан посылает белый шар — тот скользит по столу, целует черный, и ох-как-медленно черный катится, замирает на краю и, наконец, падает в верхнюю правую лузу бильярдного стола.
Проклятье.
Кристиан выпрямляется, а его губы расплываются в торжествующей улыбке — мол, теперь-Стил-ты-моя. Положив кий, он небрежно направляется ко мне — в белой майке и джинсах, с взъерошенными волосами. Он похож не на генерального директора холдинга, а на хулигана из бедного квартала. Черт побери, он офигительно сексуален.
— Ты ведь умеешь достойно проигрывать, верно? — бормочет он, едва сдерживая усмешку.
— Зависит от того, как больно ты меня отшлепаешь, — шепчу я, вцепившись для поддержки в кий. От забирает кий, кладет его в сторону, цепляет указательным пальцем за ворот моей блузки и тянет к себе.
— Что ж, теперь посчитаем ваши промахи, мисс Стил. — Он начинает загибать свои длинные пальцы. — Раз — заставила меня ревновать к служащим. Два — спорила со мной по поводу работы. И три — виляла передо мной своей соблазнительной попкой в течение последних двадцати минут.
В его серых глазах сияет восторг; наклонившись, он трется своим носом о мой.
— Я хочу, чтобы ты сняла джинсы и эту очень симпатичную блузку. Прямо сейчас. — Он нежно целует меня в губы, подходит к двери и запирает ее.
Он поворачивается и смотрит на меня, его глаза горят. Я стою, парализованная, прямо как зомби, мое сердце бешено колотится, кровь бурлит, а я не в силах шевельнуть ни единой мышцей. Я лишь мысленно повторяю: «Это для него» — повторяю вновь и вновь, как мантру.
— Одежда, Анастейша. Она все еще на тебе. Снимай — или я сделаю это сам.
— Вот и сделай. — Я, наконец, обретаю голос, хриплый и тихий. Кристиан усмехается.
— Ох, мисс Стил. Неблагодарная это работа, но так и быть — я попробую справиться.
— Мистер Грей, вы хорошо справляетесь со своими проблемами. — Я выразительно поднимаю брови, и он смеется.
— Что вы имеете в виду, мисс Стил?
Движется ко мне, задерживается возле маленького столика, встроенного в книжный шкаф, и достает из ящика двенадцатидюймовую линейку из оргстекла. Берет ее за концы и сгибает, не отрывая от меня глаз.
Ничего себе! Вот оно, выбранное им оружие. У меня пересыхает во рту.
Внезапно меня охватывает невыносимое желание; я промокаю во всех положенных местах. Только Кристиан способен так меня завести одним лишь поигрыванием линейкой. Он кладет линейку в задний карман джинсов и неторопливо идет ко мне — глаза темные и полные предвкушения. Не говоря ни слова, он падает передо мной на колени, ловко развязывает шнурки и стаскивает с меня кеды и носки. Чтобы не упасть, я опираюсь на бортик бильярдного стола. Смотрю сверху и удивляюсь глубине чувств к этому мужчине. Я люблю его.
Он хватает меня за бедра, запускает пальцы за пояс джинсов и расстегивает кнопку и молнию. Смотрит на меня из-под длинных ресниц, улыбается своей самой чувственной ухмылкой и медленно стягивает с меня джинсы. Я перешагиваю через них, радуясь, что надела симпатичные белые кружевные трусики, а он хватает меня за ноги и проводит носом по внутренней поверхности моих бедер. Я буквально таю.
— Я хочу быть суровым с тобой, Ана. Ты должна мне сказать «стоп», если станет невыносимо, — еле слышно говорит он.
О боже… Он целует меня… туда. Из меня вырывается нежный стон.
— Стоп-слово? — спрашиваю я.
— Нет, не стоп-слово, просто скажи мне «стоп», и я остановлюсь. Поняла? — Он опять целует меня, ласкает языком. Ох, как мне сладко! Он встает и пронзительно глядит на меня. — Отвечай, — приказывает он голосом, мягким как бархат.
— Да, да, я поняла. — Я озадачена его настойчивостью.
— Ты роняла намеки и посылала мне смешанные сигналы весь день, — говорит он. — Ты сказала, что тебя беспокоит, не утратил ли я себя. Я не очень понимаю, что ты имела в виду, и не знаю, насколько серьезно это было сказано, но мы сейчас это выясним. Пока я не хочу возвращаться в игровую комнату; попробуем выяснить это здесь. Но если это тебе не понравится, дай слово, что скажешь мне об этом. — Его былая самонадеянность исчезла; теперь я вижу в его глазах беспокойство.
Пожалуйста, Кристиан, не волнуйся…
— Я сообщу тебе. Не стоп-слово, а просто «стоп», — повторяю я.
— Мы любовники, Анастейша. Любовникам не нужно стоп-слово. — Он озадаченно хмурится. — Правильно?
— Пожалуй, не нужно, — бормочу я. Откуда мне знать?.. — Я обещаю.
Он всматривается в мое лицо, ищет в нем признаки того, что я, возможно, не такая смелая, как мои слова. Сама я нервничаю, но испытываю восторг. Мне гораздо интереснее этим заниматься, когда я знаю, что он меня любит. Для меня все очень просто, и я не хочу прямо сейчас менять решение.
На его лице медленно расплывается улыбка, и он начинает расстегивать мою блузку. Ловкие пальцы быстро справляются с задачей, но блузку он с меня не снимает. Он наклоняется и берет кий.
«Ох, черт, что он задумал?» По моему телу пробегает волна страха.
— Вы хорошо играете, мисс Стил. Признаться, я удивлен. Почему вы не попали по черному?
Мой страх забыт. Я недовольно морщусь, не понимая, с какой стати ему удивляться — этому самодовольному привлекательному негодяю. Моя внутренняя богиня машет руками на заднем плане, делая упражнения, — с радостной улыбкой.
Я ставлю белый шар. Кристиан обходит вокруг стола и встает позади меня, когда я наклоняюсь, чтобы сделать удар. Он кладет мне ладонь на правое бедро и водит пальцами по ноге, до ягодиц и обратно, слегка поглаживая меня.
— Я промажу, если ты будешь меня отвлекать, — шепчу я, закрываю глаза и наслаждаюсь его прикосновениями.