На 50 оттенков темнее читать онлайн

— Разреши мне любить тебя, — говорит он хриплым голосом.
— Да, — отвечаю я. Повернувшись, он обнимает меня, его губы ищут мои. Он умоляет меня, боготворит, лелеет… любит меня.
Он проводит пальцами вверх и вниз по моему позвоночнику, а мы глядим друг на друга, нежимся в послевкусии любви, ласкаем друг друга. Мы лежим рядом — я на животе, обнимая подушку, он на боку, — и я наслаждаюсь его ласковыми прикосновениями. Я знаю, что сейчас ему нужно трогать меня. Для него я как бальзам, как источник успокоения, и как я могу отобрать у него это лекарство? Да и он для меня то же самое.
— Так ты умеешь быть нежным, — мурлычу я.
— Хм-м… вероятно, мисс Стил.
Я усмехаюсь.
— Ты не был таким, когда мы… э-э-э… делали это в первый раз.
— Не был? — ухмыляется он. — Когда я похитил твою девственность?
— Ты ничего у меня не похищал, — высокомерно заявляю я («Ведь я не беспомощная игрушка»). — По-моему, моя девственность была отдана тебе добровольно и без принуждения. Я тоже хотела тебя, и, если правильно помню, получила удовольствие. — Я лукаво улыбаюсь, прикусив губу.
— Я тоже получил удовольствие, помнится. Мы стремимся радовать друг друга, — заключает он, и его лицо светлеет. — Это значит, что ты моя, целиком и полностью. — Весь его юмор куда-то исчез, он смотрит на меня серьезно.
— Да, твоя, — подтверждаю я. — Мне хотелось бы спросить тебя вот о чем.
— Валяй.
— Твой биологический отец… тебе известно, кто он? — Эта мысль давно не дает мне покоя.
Сначала он морщит лоб, потом трясет головой.
— Нет, я не имею ни малейшего представления. Только он не был таким дикарем, как ее сутенер, и это уже хорошо.
— Откуда ты знаешь?
— Мне что-то такое говорил отец… говорил Каррик.
Я выжидающе гляжу на него и жду.
— Ты так жаждешь информации? — вздыхает он и качает головой. — Сутенер обнаружил труп проститутки и сообщил в полицию. На это открытие он потратил четыре дня. Уходя, он закрыл дверь… оставил меня с ней… с ее телом. — При этом воспоминании в его глазах появилась печаль.
Я всхлипываю. Бедный малыш — ужас слишком велик, чтобы его можно было понять.
— Потом его допрашивала полиция. Он всячески отрицал свое отцовство, и Каррик сказал, что мы с ним совершенно разные.
— Ты помнишь, как он выглядел?
— Анастейша, в эту часть моей жизни я стараюсь не заглядывать. Да, я помню его внешность. Я никогда его не забуду. — Лицо Кристиана помрачнело и сделалось суровым, в глазах сверкнул гнев. — Знаешь, давай поговорим о чем-нибудь другом.
— Прости. Я не хотела тебя огорчить.
Он качает головой.
— Ана, это старая новость, и я не хочу об этом думать.
— А какой сюрприз ты приготовил для меня? — Я стараюсь переменить тему, прежде чем Кристиан обрушит на меня все свои пятьдесят оттенков. Его лицо сразу светлеет.
— Ты можешь выйти со мной на свежий воздух? Я хочу тебе кое-что показать.
— Конечно.
Я восхищаюсь тем, как быстро он меняется — прямо ртуть. Он усмехается мне своей мальчишеской беззаботной улыбкой, и мое сердце заходится от радости…
Кристиан игриво шлепает меня по заду.
— Одевайся. Можно надеть джинсы. Надеюсь, Тейлор положил их тебе в чемодан.
Он встает и натягивает свои боксеры. А я могу сидеть весь день и смотреть, как он расхаживает по комнатам.
— Ну? — сердито подгоняет он меня. Я усмехаюсь.
— Я просто любуюсь видом.
Он возмущенно качает головой.
Когда мы одеваемся, я обращаю внимание, что движемся синхронно, как пара, которая хорошо знакома, прислушиваемся друг к другу и иногда обмениваемся улыбкой и ласковыми прикосновениями. И мне тут же приходит в голову, что это ново как для него, так и для меня.
— Подсуши волосы, — приказывает Кристиан, когда мы оделись.
— Доминируешь, как всегда, — усмехаюсь я, а он наклоняется и целует меня в макушку.
— По-другому никогда и не будет, малышка. Еще не хватает, чтобы ты заболела.
Я закатываю глаза, а его рот растягивается в усмешке.
— Между прочим, мисс Стил, мои ладони до сих пор зудят.
— Рада это слышать, мистер Грей. А то я уже подумала, что вы утратили свою суровость.
— Я могу легко продемонстрировать, что это не так, если вы настаиваете.
Кристиан вытаскивает из сумки большой кремовый свитер из толстой пряжи и элегантно набрасывает его на плечи. В белой майке и джинсах, с живописной шевелюрой и с накинутым свитером он выглядит так, словно сошел с обложки гламурного журнала.
Он красив до безобразия. И я не знаю, то ли причиной безупречный вид, то ли уверенность в его любви, но угроза больше не наполняет меня ужасом. Таков уж мой любимый мужчина с его пятьюдесятью оттенками.
Когда я беру в руки фен, в моей душе появляется луч надежды. Мы найдем средний путь. Нам только нужно признать потребности друг друга и приспособиться к ним. Я наверняка смогу это сделать.
Я гляжусь в зеркало комода. Сейчас на мне бледно-голубая блузка, которую Тейлор купил для меня, а вчера положил в мой чемодан. Волосы растрепаны, лицо пылает, губы распухли — я щупаю их пальцами, вспоминаю обжигающие поцелуи Кристиана и не могу удержаться от улыбки. «Да, я люблю», — сказал он.
— Куда же мы направляемся? — спрашиваю я, когда мы ждем в вестибюле служащего с парковки.
Кристиан таинственно подмигивает и выглядит так, словно пытается изо всех сил сдержать ликование. Честно говоря, это на него очень непохоже.
Таким же он был, когда мы отправились летать на планере, — возможно, это нам и предстоит. Я оглядываюсь на него с радостной улыбкой. Надменный вид и кривая усмешка обескураживают, но Кристиан тут же наклоняется и нежно целует меня.
— Ты хоть представляешь, как я счастлив благодаря тебе?
— Да, я хорошо представляю. Потому что я счастлива благодаря тебе.
Парень пригоняет «Ауди» Кристиана. Он сияет. Господи, сегодня все счастливы!
— Клевая тачка, сэр, — бормочет он, протягивая ключи. Кристиан подмигивает и дает ему немыслимо большие чаевые.
Я хмурюсь из-за этого. Честное слово.
Когда мы едем в потоке машин, Кристиан погружен в себя. Из динамиков льется голос молодой женщины, у него красивый, яркий и мягкий тембр, и я заслушалась ее печальным, душевным голосом.
— Нужно сделать крюк. Небольшой, — рассеянно говорит он, отвлекая меня от песни.
Да? Зачем? Я заинтригована и хочу поскорей узнать, что за сюрприз. Моя внутренняя богиня прыгает, как пятилетняя девочка.
— Конечно, — бормочу я. Что-то у него не получается. Внезапно у него на лице появляется выражение суровой решимости.
Он въезжает на стоянку крупного автодилера, останавливает машину и поворачивается ко мне с настороженным лицом.
— Мы должны купить тебе новый автомобиль, — сообщает он. Я разеваю рот.
Прямо сейчас? В воскресенье? С какой стати? К тому же это дилер «Сааб».
— Не «Ауди»? — глупо спрашиваю я единственное, что приходит мне в голову.
Кристиан смущен, он покраснел. Вот так номер!
— Я подумал, что ты захочешь что-то другое, — оправдывается он.
О господи! Такая удобная возможность его подразнить.
— «Сааб»? — усмехаюсь я.
— Да. «А 9–3». Пойдем.
— Какая у тебя тяга к заграничным машинам…
— Немцы и шведы делают самые безопасные в мире машины, Анастейша.
Правда?
— Мне казалось, что ты уже заказал для меня другую «Ауди А3».
Он смерил меня насмешливым взглядом.
— Я могу отменить его. Пойдем.
Выйдя из машины, он открывает передо мной дверцу.
— За мной ведь подарок по случаю окончания учебы, — говорит он и подает мне руку.
— Кристиан, ты зря это делаешь, не надо.
— Я так хочу. Пожалуйста. Пойдем. — Его тон говорит мне, что он не расположен к шуткам.
Я покоряюсь судьбе. «Сааб»? Ты хочешь «Сааб»? Мне очень нравился спецавтомобиль для сабмиссив — «Ауди». Он был очень стильный.
Конечно, теперь он залит белой краской… Меня передергивает. И она все еще где-то бродит.
Я беру Кристиана за руку, и мы идем в демонстрационный зал.
Трой Турнянски, консультант, набрасывается на нас, как коршун. Чует покупателей. Акцент выдает в нем уроженца Атлантического побережья Европы, возможно, англичанина. Трудно сказать.
— «Сааб», сэр? Подержанный? — Он радостно потирает руки.
— Новый. — Кристиан крепко сжимает губы.
Новый!
— Вы уже выбрали модель, сэр? — подобострастно интересуется продавец.
— «9–3 2.0Т Спорт Седан».
— Превосходный выбор, сэр.
— Какого цвета, Анастейша? — Кристиан наклоняет набок голову.
— Э-э… черный? — Я пожимаю плечами. — Но только не надо…
Он хмурит брови.
— Черный плохо виден в темноте.
О господи!.. Я перебарываю желание закатить в досаде глаза.
— У тебя ведь черная машина.
Он сумрачно смотрит на меня.
— Тогда желтый, канареечно-желтый.
Кристиан морщится — канареечно-желтый ему явно не нравится.
— Тогда какой бы ты сам выбрал для меня цвет? — спрашиваю я его словно маленького ребенка, каким он во многом и остался. Мысль неприятная, грустная и отрезвляющая одновременно.
— Серебристый или белый.
— Тогда серебристый. Знаешь, я все-таки хочу «Ауди», — добавляю я, смягчившись после таких мыслей.
Трой бледнеет, чувствуя, что сделка уплывает из рук.
— Может, вы хотите конвертибль? С откидным верхом, мэм? — спрашивает он, с энтузиазмом хлопая в ладоши.
Мое подсознание недовольно ежится от всей этой церемонии покупки машины, но моя внутренняя богиня кладет его на лопатки. «С откидным верхом?.. Круто!..»
Кристиан сдвигает брови и смотрит на меня.
— Конвертибль? — спрашивает он.
Я смущаюсь. Похоже, он общается с моей внутренней богиней. По прямой линии, которая явно протянута между ними. Иногда это страшно неудобно. Я гляжу на свои ногти.
Кристиан обращается к Трою.
— Какова статистика безопасности по конвертиблю?
Трой, почувствовав слабое место клиента, идет в наступление и обрушивает на него массу статистики.
Разумеется, Кристиан хочет моей безопасности. Для него это религия, и, оказавшись в роли зилота, он внимательно выслушивает бойкие речи Троя.
«Да. Я люблю». Я вспоминаю слова, которые он произнес сегодня утром шепотом, и радость расползается по моим жилам, словно теплый мед. Этот мужчина — божий дар для любой женщины — любит меня.
Я ловлю себя на том, что глупо улыбаюсь, и, когда он переводит на меня взгляд, он радуется и удивляется моей улыбке. А я так счастлива, что готова обнять весь мир.
— Что вас привело в такой кайф, мисс Стил? Может, поделитесь таблеткой? — шутит он, когда Трой пошел к своему компьютеру.
— У меня кайф от вас, мистер Грей.
— Правда? Ну, вы действительно выглядите так, словно опьянели. — Он целует меня. — И спасибо за то, что согласились на автомобиль. Сейчас это было проще, чем в прошлый раз.
— Жаль, что это не «Ауди А3».
— Та машина не для тебя, — усмехается он.
— Она мне нравилась.
— Сэр, «9–3»? Я нашел одну машину в нашем автосалоне в Беверли-Хиллз. Она прибудет к нам через пару дней, — торжествует Трой.
— Лучшая в своем классе?
— Да, сэр.
— Превосходно.
Кристиан достает кредитную карточку. Или это карточка Тейлора? При мысли о нем меня охватывает беспокойство. Как там Тейлор, обнаружил ли он Лейлу в квартире Кристиана? Я тру лоб. Да, впрочем, Кристиан взял с собой вещи.
— Вы пройдете к выходу здесь, мистер… — Трой смотрит имя на карточке, — Грей.
Кристиан открывает передо мной дверцу, и я забираюсь на пассажирское сиденье.
— Спасибо, — благодарю я, когда он садится рядом.
Он улыбается.
— Я рад от всей души, Анастейша.
Как только Кристиан запускает двигатель, звучит музыка.
— Что за певица? — спрашиваю я.
— Ева Кэссиди.
— Какой замечательный голос. Она хорошо поет.
— Да, точнее, пела.
— А-а.
— Она умерла молодой.
— О-о.
— Ты голодная? Ведь ты не доела завтрак. — Он смотрит на меня с осуждением.
— Угу.
— Тогда первым номером нашей программы будет ланч.
Мы подъезжаем к берегу, сворачиваем на север и едем по виадуку Аляскинской трассы. Сегодня еще один погожий денек, такой нетипичный для Сиэтла.
Кристиан кажется беззаботным и счастливым. Мы мчимся по хайвею и слушаем задушевное пение Евы Кэссиди. Чувствовала ли я себя раньше так уютно в его компании? Трудно сказать.
Теперь я меньше нервничаю из-за его резких перемен настроения, ведь я знаю, что он не «накажет» меня. Да и ему, кажется, стало комфортнее со мной. Он сворачивает влево и через некоторое время останавливается на парковке возле огромной марины, стоянки яхт.
— Тут мы поедим. Сейчас я открою тебе дверцу, — говорит он таким непререкаемым тоном, что я не решаюсь ему возражать. Поэтому сижу и гляжу, как он огибает машину. Когда-нибудь он откажется от такой моды?
Рука об руку мы идем к воде, где перед нами простирается марина.
— Как много яхт! — удивляюсь я.
Их сотни, любых форм и размеров. Яхты мирно покачиваются на спокойной воде. Вдали, в заливе Пьюджет-Саунд, трепещут на ветру дюжины парусов. Зрелище удивительное. Ветер чуть усиливается, и я надеваю куртку.
— Замерзла? — спрашивает он и крепко прижимает к себе.
— Нет. Как тут красиво.
— Я готов целый день смотреть на океан. Ладно, пошли, нам сюда.
Кристиан ведет меня в бар, разместившийся у кромки воды, и направляется к стойке. Декор скорее типичен для Новой Англии, чем для Западного побережья, — беленые стены, бледно-голубая мебель и развешенные повсюду судовые принадлежности. Здесь светло и уютно.
— Мистер Грей! — тепло приветствует Кристиана бармен. — Чем порадовать вас сегодня?
— Добрый день, Данте, — усмехается Кристиан, когда мы устраиваемся на барных табуретах. — Эту милую леди зовут Анастейша Стил.
— Добро пожаловать к нам.
Данте, черноволосый красавец, тепло улыбается мне. Его черные глаза оценивают меня и, кажется, не находят достойной внимания. В ухе сверкает крупная бриллиантовая серьга. Мне он сразу понравился.
— Что желаете выпить, Анастейша?
Я поворачиваюсь к Кристиану, а он вопросительно глядит на меня. Ну и ну, неужели он позволяет мне сделать выбор?
— Пожалуйста, зовите меня Ана. Я выпью все, что и Кристиан. — Я робко улыбаюсь Данте. Кристиан намного лучше моего разбирается в винах.
— Я буду пиво. Это единственный бар в Сиэтле, где можно купить «Аднемс эксплорер».
— Пиво?
— Да. — Он улыбается. — Данте, пожалуйста, два «Эксплорера».
Данте кивает и ставит два пива на стойку.
— У них тут восхитительная похлебка из морепродуктов, — поясняет мне Кристиан.
Вероятно, он спрашивает меня.
— Похлебка с пивом — замечательно, — одобряю я.
— Две похлебки? — спрашивает Данте.
— Да, пожалуйста, — кивает Кристиан.
За ланчем мы разговариваем, чего не делали прежде. Кристиан спокоен; он выглядит молодым, счастливым и оживленным, несмотря на все события вчерашнего дня. Он вспоминает историю холдинга «Грей энтерпрайзес», и чем больше рассказывает, тем яснее для меня его страсть улаживать проблемы компаний, надежды на новые технологии, мечты о повышении урожайности в странах «третьего мира». Я увлеченно слушаю его. Он умный, щедрый, интересный, красивый, и он любит меня.