На 50 оттенков темнее читать онлайн

Я гляжу на Сойера, он бесстрастно смотрит на меня.
— Что там происходит?
— Никаких новостей, мисс Стил.
Неожиданно шевелится дверная ручка. Сойер мгновенно поворачивается и выхватывает пистолет из кобуры, висящей на плече.
Я застываю. В дверях появляется Кристиан.
— Все чисто, — сообщает он и хмурится на Сойера. Тот немедленно убирает оружие и отходит назад, пропуская меня внутрь.
— Тейлор перебдил, — ворчит Кристиан, протягивая мне руку.
Я стою, разинув рот, не могу пошевелиться и впитываю каждую его маленькую черточку: непослушные волосы, морщинки вокруг глаз, волевую челюсть, расстегнутые верхние пуговки на рубашке. Мне кажется, что он постарел на десять лет. Кристиан озабоченно глядит на меня; его глаза потемнели.
— Все в порядке, детка. — Он подходит ко мне, обнимает и целует в макушку. — Пойдем, ты устала. Ляжешь.
— Я так волновалась, — лепечу я, млея в его объятьях и вдыхая его сладкий-пресладкий запах.
— Знаю. Мы все тревожились.
Сойер исчез, вероятно, прошел в квартиру.
— Честно говоря, мистер Грей, ваши бывшие подружки очень утомительны, — сердито замечаю я. Кристиан усмехается.
— Да. Верно.
Взяв меня за руку, он идет через холл в большой зал.
— Тейлор и его помощники проверяют сейчас все шкафы и кладовые. Только я не думаю, что она здесь.
— Что ей тут делать? — недоумеваю я.
— Верно.
— Как она могла войти сюда?
— Я не вижу такой возможности. Но Тейлор иногда проявляет чрезмерную бдительность.
— Вы уже искали в твоей игровой комнате? — спрашиваю я шепотом.
Кристиан бросает на меня быстрый взгляд и морщит лоб.
— Да, она заперта, но мы с Тейлором ее проверили.
Я набираю полную грудь воздуха и медленно выдыхаю — очистительное упражнение.
— Может, ты хочешь чего-нибудь выпить? — спрашивает Кристиан.
— Нет. — Меня наполняет свинцовая усталость: я ужасно хочу лечь и уснуть.
— Пойдем, я уложу тебя в постель. У тебя утомленный вид. — В его глазах я вижу нежность.
Я хмурюсь. Он тоже ляжет со мной? Или хочет спать один?
Я с облегчением вижу, что он ведет меня в свою спальню. Я кладу сумочку на комод и раскрываю ее. Там белеет послание миссис Робинсон.
— Вот. — Я протягиваю его Кристиану. — Если хочешь, прочти. Я не буду на него отвечать.
Кристиан быстро прочитывает письмо. На его челюсти напрягаются желваки.
— Не знаю, какие пробелы она может заполнить, — пренебрежительно фыркает он. — Я должен поговорить с Тейлором. Давай я расстегну молнию на твоем платье.
— Ты сообщишь в полицию насчет автомобиля? — спрашиваю я.
Он убирает в сторону мои волосы. Его пальцы нежно гладят мне спину, потом тянут вниз бегунок молнии.
— Нет, я хочу обойтись без таких мер. Лейле требуется помощь, а не карающая рука полиции. Мы просто должны удвоить наши усилия и найти ее. — Он наклоняется и ласково целует меня в плечо.
— Ложись, — приказывает он и уходит.
Я лежу, гляжу в потолок и жду его возвращения. За прошедший день так много всего случилось, так много нужно обдумать. С чего начать?..
Я резко просыпаюсь и не сразу понимаю, где я. Неужели я заснула? В слабом свете, проникающем сюда через приоткрытую дверь, я вижу, что Кристиана рядом со мной нет. Где же он? Я обвожу глазами комнату. В изножье кровати стоит какая-то тень. Женщина?
Одетая в черное? Трудно сказать.
Еще не до конца проснувшись, я протягиваю руку и включаю ночник, потом опять бросаю взгляд на изножье. Там никого нет. Я трясу головой. Мне все это померещилось? Приснилось?
Я сажусь и обвожу глазами спальню. Мне становится жутковато — но я тут совершенно одна.
Я провожу ладонью по лицу. Который час? Где Кристиан? На будильнике — пятнадцать минут третьего.
Слезаю с кровати и иду на его поиски, сбитая с толку разыгравшимся воображением. Мне уже мерещится всякая ерунда. Должно быть, реакция на драматические события минувшего вечера.
Зал пустой. Его освещают лишь три подвесные лампы над баром. Но дверь в кабинет приоткрыта, и я слышу, как Кристиан разговаривает по телефону.
— Я не понимаю, почему ты звонишь в такой поздний час. Мне нечего тебе сказать. Ну, впрочем, ответь мне ты… Тебе не надо было передавать письмо.
Я неподвижно стою возле двери и, сгорая от стыда, подслушиваю. С кем это он говорит?
— Нет, ты послушай. Я просил тебя, а теперь приказываю. Оставь ее в покое. У вас с ней нет ничего общего. Понятно?
Он говорит сердито и агрессивно. Я хочу постучать в дверь, но не решаюсь.
— Я знаю. Но я серьезно говорю, Элена. Оставь ее в покое, мать твою. Или мне нужно повторять это несколько раз? Слышишь меня?.. Ладно. Спокойной ночи. — Он швыряет телефон на стол.
Ох, черт! Я робко стучусь в дверь.
— Что? — рычит он, и мне хочется убежать и спрятаться.
Он сидит за столом, уронив голову на руки. Поднимает голову, и суровое выражение лица сразу смягчается, когда он видит меня. В глазах читается настороженность и такая ужасная усталость, что у меня сжимается сердце.
Он озадаченно моргает и обводит меня взглядом с головы до ног. Я явилась в его майке.
— Тебе больше подходят атлас или шелк, Анастейша, — шутит он. — Но даже в моей майке ты прелестна.
Ах, какой неожиданный комплимент.
— Я соскучилась без тебя. Пойдем спать.
Он медленно встает со стула, все еще одетый в белую рубашку и костюмные брюки. Теперь его глаза сияют и полны обещания… хотя в них видна и грусть. Он стоит передо мной, устремив на меня пронзительный взгляд, но ко мне не прикасается.
— Знаешь ли ты, что ты значишь для меня? — спрашивает он. — Если по моей вине с тобой что-нибудь случится…
Его голос обрывается, на лице — болезненная гримаса. Он выглядит таким беззащитным, он боится за меня…
— Ничего со мной не случится, — заверяю я его ласковым голосом и глажу его по лицу, провожу пальцами по щетине на щеке. Она неожиданно мягкая на ощупь. — Как быстро у тебя растет борода, — шепчу я, не в силах убрать из своего голоса восхищение этим красивым, испорченным мужчиной, который стоит передо мной.
Я провожу пальцем по контуру его нижней губы, потом веду пальцы вниз по его горлу, к полустертой красной черте у основания его шеи. Он глядит на меня сверху с приоткрытыми губами и все еще не дотрагивается до меня. Я веду пальцем по этой черте, он закрывает глаза. Его спокойное дыхание делается неровным. Мои пальцы замирают у бортика рубашки, и я берусь за ближайшую застегнутую пуговицу.
— Я не буду дотрагиваться до тебя. Только сниму с тебя рубашку, — шепчу я.
Его глаза широко раскрылись и глядят на меня с тревогой. Но он не шевелится и не останавливает меня. Я очень медленно расстегиваю пуговицу, держа ткань подальше от его кожи, потом неторопливо перехожу к следующей и повторяю весь процесс — тщательно и сосредоточенно.
Я не хочу дотрагиваться до него. Вернее, хочу, но не дотрагиваюсь… После четвертой пуговицы вновь появляется красная линия, и я поднимаю лицо и робко улыбаюсь.
— Вот и разрешенная территория. — Я провожу пальцами по линии и расстегиваю последнюю пуговицу. Распахиваю полы рубашки, перехожу к манжетам, поочередно вынимаю запонки из черного отшлифованного камня.
— Можно я сниму с тебя рубашку? — тихо спрашиваю я.
Он кивает; я поднимаю руки и стаскиваю рубашку с его плеч. Он вытаскивает руки из рукавов и вот уже стоит передо мной голый до пояса. Избавленный от рубашки, он, кажется, восстановил душевное равновесие и лукаво улыбается.
— Теперь займемся брюками, мисс Стил? — спрашивает он, поднимая брови.
— В спальне. Я хочу, чтобы ты лег в постель.
— Неужели? Мисс Стил, вы ненасытная особа.
— Интересно, почему? — Я хватаю его за руку, вытаскиваю из кабинета и веду в спальню. Там прохладно.
— Ты открывала балконную дверь? — спрашивает он, нахмурив брови, когда мы входим.
— Нет. — Я не помню этого. Помню только, как я обвела взглядом комнату, когда проснулась. Тогда дверь была закрыта.
О черт! Кровь отхлынула от моего лица; разинув рот, я гляжу на Кристиана.
— Что? — отрывисто спрашивает он.
— Когда я проснулась, здесь кто-то был, — шепчу я. — Только тогда я решила, что мне почудилось.
— Что? — На его лице отражается ужас. Он бросается к балконной двери, выглядывает из нее, потом возвращается в комнату и запирает за собой дверь. — Точно? Кто?..
— Женщина, кажется… Было темно. И я только что проснулась.
— Одевайся, — рычит он. — Немедленно!
— Моя одежда вся наверху, — жалобно сообщаю я.
Он выдвигает ящик комода и выуживает из него спортивные штаны.
— Вот, надевай. — Штаны велики, но сейчас с ним не поспоришь.
Он хватает майку и торопливо натягивает на себя. Хватает телефон и нажимает две кнопки.
— Она все-таки здесь, мать ее так, — шипит он в трубку.
Через три секунды Тейлор и один из секьюрити вбегают в спальню Кристиана. Тот кратко сообщает о случившемся.
— Давно? — спрашивает Тейлор деловым тоном. На нем, как всегда, его куртка. Спит когда-нибудь этот человек или нет?
— Минут десять назад, — бормочу я, почему-то чувствуя себя виноватой.
— Она знает квартиру как свои пять пальцев, — говорит Кристиан. — И прячется где-то здесь. Найдите ее. Сейчас я увезу Анастейшу. Когда вернется Гейл?
— Завтра вечером, сэр.
— Пусть не возвращается, пока здесь не станет безопасно. Ясно? — резко говорит Кристиан.
— Да, сэр. Вы поедете в Белвью?
— Я не хочу привозить проблему своим родителям. Забронируй мне где-нибудь номер.
— Да. Я вам позвоню.
— Мы не преувеличиваем опасность? — спрашиваю я.
Кристиан сердито сверкает глазами.
— Возможно, у нее пистолет.
— Кристиан, она стояла возле кровати и могла меня застрелить, если бы хотела.
Он замирает на мгновение, вероятно, чтобы взять себя в руки. Потом зловеще ласковым голосом говорит:
— Я не готов рисковать. Тейлор, Анастейше нужна обувь.
Кристиан заходит в шкаф-купе, а я остаюсь под охраной секьюрити. Не помню его имя, кажется, Райан. Он смотрит поочередно то на холл, то на балконную дверь. Через пару минут возвращается Кристиан с кожаной сумкой; на нем джинсы и блейзер в тонкую полоску. Он набрасывает мне на плечи джинсовую куртку.
— Пойдем. — Кристиан крепко сжимает мне руку, и я почти бегу за ним через большую комнату.
— Мне не верится, что она может быть где-то здесь, — бормочу я, глядя на балконную дверь.
— Квартира большая. Ты не все еще здесь видела.
— Почему бы тебе просто не позвать ее? Скажешь, что хочешь с ней поговорить.
— Анастейша, она не в себе и, скорее всего, вооружена, — раздраженно отвечает он.
— Так мы просто сбегаем?
— Пока что да.
— А если она попытается застрелить Тейлора?
— Тейлор знает толк в таких делах. Он опередит ее.
— Рэй был в армии. Он научил меня стрелять.
Кристиан удивленно поднимает брови и едва ли не смеется.
— Ты, с оружием? — недоверчиво переспрашивает он.
— Да, мистер Грей, — с вызовом заявляю я. — Берегитесь, я умею стрелять. Так что вам нужно опасаться не только ваших свихнувшихся саб.
— Приму это к сведению, мисс Стил, — сухо отвечает он, но улыбается. Мне приятно сознавать, что я могу заставить его улыбнуться даже в такой напряженной ситуации.
Тейлор встречает нас в фойе и вручает мне мой маленький чемодан и черные кеды. Я поражена — он упаковал для меня что-то из одежды — и робко улыбаюсь ему в знак благодарности. Он тоже ободряюще улыбнулся мне. Не удержавшись, обнимаю его. Он удивляется и густо краснеет.
— Будьте осторожны, — говорю я.
— Да, мисс Стил, — смущенно бормочет он.
Кристиан хмуро смотрит на меня и вопросительно на Тейлора, а тот, чуть улыбаясь, поправляет галстук.
— Сообщите, куда мне ехать, — говорит Кристиан.
Тейлор лезет в карман, достает бумажник и протягивает Кристиану кредитную карточку.
— Возможно, она вам пригодится, когда вы приедете на место.
— Верно, — кивает Кристиан.
К нам подходит Райан.
— Сойер и Рейнолдс никого не обнаружили, — докладывает он Тейлору.
— Проводите мистера Грея и мисс Стил до гаража, — приказывает Тейлор.
Гараж опустел. Что ж, ведь почти три часа ночи. Кристиан сажает меня на пассажирское кресло «Ауди R8» и кладет мой чемодан и свою сумку в багажник, расположенный спереди. На «Ауди», стоящую рядом, страшно смотреть — все шины проколоты, кузов залит белой краской. Зрелище не для слабонервных. Я радуюсь, что Кристиан увозит меня в другое место.
— Замена прибудет в понедельник, — бесстрастно сообщает Кристиан, садясь рядом со мной.
— Как она узнала, что это моя машина?
Он с беспокойством глядит на меня и вздыхает.
— У нее была «Ауди А3». Я покупаю такую тачку всем моим сабмиссив — это наиболее безопасная машина в своем классе.
Ага.
— Так, значит, ее нельзя считать подарком в честь окончания учебы.
— Анастейша, вопреки моим надеждам ты никогда не была сабмиссив, так что технически это подарок к окончанию колледжа. — Он трогается с парковочного отсека и мчится к выходу.
«Вопреки его надеждам. О нет…» Мое подсознание грустно качает головой. Мы все время возвращаемся к этой фразе.
— Ты все еще надеешься? — шепчу я.
В салоне оживает телефон.
— Грей, — рявкает Кристиан.
— «Фермонт Олимпик». На мое имя.
— Спасибо, Тейлор. И, Тейлор, будьте осторожны.
Тейлор молчит.
— Да, сэр, — спокойно говорит он потом, и Кристиан кладет трубку.
Улицы Сиэтла абсолютно пустые, и Кристиан мчится по Пятой авеню в направлении I-5. Выехав на федеральную трассу, он вдавливает в пол педаль газа и берет курс на север. Он делает рывок так быстро, что меня вдавливает в спинку кресла.
Я поглядываю на него. Кристиан занят своими мыслями и излучает смертельное спокойствие. Не отвечает на мой вопрос. Часто поглядывает в зеркало заднего вида, и я понимаю, что он проверяет, не едет ли кто-нибудь за нами. Вот почему мы оказались на I-5. А я думала, что «Фермонт» находится в Сиэтле.
Я гляжу в окно, пытаюсь взять под контроль свой утомленный, перевозбужденный разум. Если она хотела меня убить, у нее были все возможности для этого в спальне.
Кристиан прерывает мои размышления.
— Нет. Я не на это надеюсь, уже не на это. Я думал, что это очевидно, — мягко говорит он.
Я гляжу на него, запахиваю плотнее его джинсовую куртку и не понимаю, откуда исходит холод, от меня или от окна.
— Я беспокоюсь, что… понимаешь… что я недостаточно…
— Более чем достаточно, Анастейша. Ради бога, что я еще должен сделать?..
«Расскажи мне о себе. Скажи мне, что ты любишь меня».
— Почему ты решил, что я уйду, когда я пошутила, что доктор Флинн рассказал мне все, что знает о тебе?
Он тяжко вздыхает, на мгновенье прикрывает глаза и очень долго не отвечает.
— Тебе трудно понять всю глубину моей порочности. И мне совсем не хочется делиться этим с тобой.
— И ты действительно подумал, что я бы ушла, если бы узнала? — Срываюсь на крик. Неужели он не понимает, что я люблю его? — Ты так плохо думаешь обо мне?
— Я знаю, что ты уйдешь, — грустно произносит он.
— Кристиан… Я думаю, что это невозможно. Я не могу представить себе жизни без тебя… — «Совершенно не могу».
— Однажды ты уже от меня уходила — я не хочу повторения.
— Элена сказала, что видела тебя в прошлую субботу.
— Нет, не видела. — Он хмурится.
— Ты не ездил к ней, когда я ушла?
— Нет, — раздраженно отрезает он. — Я уже сказал тебе — и я не люблю, когда кто-то не верит моим словам. Я никуда не ездил и не ходил в минувшие выходные. Я сидел и мастерил планер, который ты мне дала. Так и провел время, — спокойно добавляет он.
У меня опять сжимается сердце. Миссис Робинсон сказала, что видела его.