На 50 оттенков темнее читать онлайн

— Нет! Господи, нет. Она была со мной года три назад. Потом мы расстались, и она вскоре вышла замуж за этого парня.
А-а…
— Так почему же она теперь пыталась привлечь твое внимание?
Он печально качает головой.
— Не знаю. Нам лишь удалось узнать, что она сбежала от мужа четыре месяца назад.
— Подожди, значит, она не была твоей сабой уже три года?
— Два с половиной.
— Но ей захотелось стать твоей законной женой.
— Да.
— А ты ни в какую.
— Ну, сама знаешь.
— И тогда она ушла от тебя.
— Да.
— Так почему же она снова вернулась к тебе?
— Не знаю. — По тону чувствую, что у него есть объяснение.
— Но ты подозреваешь…
Он сердито прищурил глаза.
— Я подозреваю, что это как-то связано с тобой.
Со мной? Чего она от меня хочет? «Что в тебе есть такого, чего нет у меня?»
Я гляжу на Кристиана, на его великолепный торс. Этот красавец принадлежит мне; он мой. Мой. Но все-таки она так похожа на меня: такие же темные волосы и бледная кожа. При этой мысли я хмурюсь. Да… что в тебе есть такого, чего нет у меня?..
— Почему ты не сказала мне вчера?
— Забыла. — Я виновато пожимаю плечами. — Понимаешь, междусобойчик после работы, в конце моей первой рабочей недели. Потом ты появился в баре. Твой… тестостеронный клинч с Джеком; потом мы приехали сюда. Эта встреча совсем выскользнула из моей памяти. Ты заставляешь меня забыть обо всем.
— Тестостеронный клинч? — кривится он.
— Да. Кто дальше пустит струю.
— Я тебе покажу тестостеронный клинч!
— Разве ты не будешь пить чай?
— Нет, Анастейша, не буду.
Его глаза прожигают меня насквозь. Говорят: «Я хочу тебя и немедленно». У-ух, горячо!
— Забудь о ней. Пойдем. — Он протягивает руку.
Моя внутренняя богиня делает в гимнастическом зале три сальто назад; я хватаю его за руку.
Я просыпаюсь, потому что мне жарко. Оказывается, я обвилась вокруг голого Кристиана Грея. Он хотя и спит, но крепко прижимает меня к себе. Мягкий утренний свет просачивается сквозь шторы. Моя голова лежит на его груди, нога сплелась с его ногой, рука на его животе.
Я осторожно, чтобы не разбудить его, поднимаю голову. Во сне он такой молодой и безмятежный. Он — мой.
М-м-м… Я нерешительно глажу его по груди, пробегаю кончиками пальцев по спутанным волосам, а он не шевелится. Я прямо-таки не верю своим глазам. Он реально мой — на несколько драгоценных мгновений. Я нежно целую один из его шрамов. Он тихо стонет, но не просыпается. Я улыбаюсь и снова целую. Он открывает глаза.
— Привет, — говорю я с виноватой усмешкой.
— Привет, — настороженно отвечает он. — Что ты делаешь?
— Смотрю на тебя.
Я пробегаю пальцами по его «дорожке счастья» — от пупка вниз до… Он сердито щурится, хватает меня за руку, но потом его губы растягиваются в ослепительной улыбке, и я успокаиваюсь. Мои прикосновения остаются тайными.
Но почему ты не позволяешь мне дотрагиваться до тебя?
Неожиданно он ложится на меня, вдавив в матрас, и хватает за запястья. Щекочет мой нос своим носом.
— Кажется, мисс Стил, вы задумали что-то нехорошее, — заявляет он строгим тоном, но с улыбкой.
— Я люблю думать о нехорошем, когда лежу рядом с тобой.
— Правда? — спрашивает он и легонько целует меня в губы. — Секс или завтрак? — спрашивает он.
Его глаза потемнели, но полны юмора. Я чувствую, как он входит в меня, и выгибаюсь навстречу ему.
— Правильно, молодец, — бормочет он; его дыхание щекочет мне шею.
Я стою перед зеркалом и пытаюсь изобразить из своих волос какое-то подобие прически — но они слишком длинные. Я в джинсах и майке. Кристиан только что принял душ и тоже одевается. Я жадным взором гляжу на его тело.
— Ты часто ходишь на тренировки? — интересуюсь я.
— Каждую неделю в один из выходных, — отвечает он, застегивая ширинку.
— Чем ты занимаешься?
— Бегаю, делаю силовые упражнения, занимаюсь кикбоксингом, — пожимает он плечами.
— Кикбоксингом?
— Да, у меня есть персональный тренер, бывший олимпийский чемпион. Его зовут Клод. Он тебе понравится.
Я поворачиваюсь и гляжу на него. Он застегивает рубашку.
— Как это понравится? Что ты хочешь этим сказать?
— Тебе он понравится как тренер.
— Зачем мне нужен персональный тренер? Для хорошей формы мне достаточно и тебя.
Он подходит ко мне и обнимает за плечи. Его потемневшие глаза встречаются в зеркале с моими.
— Но я хочу, чтобы ты, малышка, была в форме и справлялась с нагрузками. Это нужно для моих планов.
У меня вспыхивают щеки при воспоминании об игровой комнате. Да… Красная комната боли задает нагрузку для организма. Значит, он рассчитывает, что я опять туда вернусь? Хочу ли я этого?
«Конечно, хочешь!» — кричит моя внутренняя богиня.
Я смотрю в его бездонные, завораживающие серые глаза.
— Ты хочешь этого, не отрицай, — шепчет он.
Я заливаюсь краской; мне в голову приходит неприятная мысль о том, что Лейла, вероятно, справлялась с нагрузками. Мои губы поджимаются сами собой.
— Что такое? — озабоченно спрашивает Кристиан.
— Ничего, — трясу я головой. — Ладно, я познакомлюсь с Клодом.
— Правда? — недоверчиво спрашивает Кристиан.
Его лицо светлеет. У него такой вид, словно он выиграл в лотерею, хотя наверняка ни разу в жизни не покупал лотерейные билеты — не было нужды.
— Да, господи, если это так тебя радует, — усмехаюсь я.
Он еще крепче обнимает меня и целует в щеку.
— Ты даже не представляешь как, — шепчет он. — Ну, чем мы займемся сегодня?
Он утыкается носом в мои волосы, и по всему моему телу бегут восхитительные мурашки.
— Я хотела сегодня подстричься, а еще, хм-м, мне надо обналичить чек и купить машину.
— А, совсем забыл! — спохватывается он и закусывает губу. Потом лезет в карман и достает ключ от «Ауди».
— Машина здесь, — говорит он спокойно, с непроницаемым лицом.
— Что значит «здесь»? — сердито спрашиваю я.
Черт! Я зла. Как он смеет!
— Тейлор привез ее вчера.
Я открываю рот, закрываю и повторяю эти действия дважды, но так ничего и не в силах изречь. Он возвращает мне машину. Черт побери! Почему я не смогла это предвидеть? Что ж, в этой игре два игрока. Я лезу в задний карман джинсов и достаю конверт с чеком.
— Вот, это твой чек.
Кристиан смотрит на меня с удивлением; потом, узнав свой конверт, поднимает ладони кверху и пятится назад.
— Нет-нет. Это твои деньги.
— Нет, не мои. Я хочу купить у тебя машину.
Выражение его лица мгновенно меняется. На нем вспыхивает ярость — да, ярость.
— Нет, Анастейша. Это твои деньги, твоя машина, — сердито заявляет он.
— Нет, Кристиан. Мои деньги, твоя машина. Я покупаю ее у тебя.
— Я подарил тебе эту машину по случаю окончания учебы.
— Если бы ты подарил мне ручку — это был бы нормальный подарок. А не «Ауди».
— Тебе в самом деле хочется спорить со мной?
— Нет.
— Ладно, вот ключи, держи! — Он кладет их на комод.
— Я не это имела в виду!
— Прекратим дискуссию, Анастейша. Не испытывай мое терпение.
Я хмуро гляжу на него, потом меня осеняет. Взяв конверт, я рву его пополам, потом еще пополам и бросаю клочки в корзину. Уф, хорошо!
Кристиан стоит с бесстрастным лицом, но я знаю, что подожгла фитиль и теперь мне надо держаться подальше. Он гладит свой подбородок.
— Вы, как всегда, нарываетесь на неприятности, мисс Стил, — сухо заявляет он, резко поворачивается и идет в другую комнату.
Такой реакции я не ожидала. Думала, будет Армагеддон по полной программе. Я гляжусь в зеркало и принимаю решение завязать волосы в хвост.
Меня гложет любопытство. Чем там занимается мистер Грей? Вхожу в комнату. Он говорит по телефону.
— Да, двадцать четыре тысячи долларов. Срочно.
Он направляет на меня бесстрастный взгляд.
— Хорошо. В понедельник? Прекрасно… Нет, это все, Андреа.
Сердито захлопнул мобильник.
— Деньги поступят на твой банковский счет в понедельник. Мне не нужны такие фокусы.
Он клокочет от злости, но мне плевать.
— Двадцать четыре тысячи долларов! — Я почти кричу. — И откуда ты знаешь мой банковский счет?
Моя ярость удивляет его.
— Я знаю о тебе все, Анастейша, — спокойно заявляет он.
— Моя машина никак не стоила двадцать четыре тысячи.
— В целом я с тобой согласен, но у рынка свои законы. Цена зависит от того, покупатель ты или продавец. Некий сумасшедший захотел купить этот гроб на колесах и был готов раскошелиться на эту сумму. Очевидно, коллекционер. Если не веришь мне, спроси у Тейлора.
Я недоверчиво и зло смотрю на него, он на меня — два злых и упрямых идиота.
И тут я ощущаю притяжение: между нами возникает электричество; оно толкает нас друг к другу. Внезапно Кристиан хватает меня в охапку, жадно, неистово целует в губы. Его растопыренная ладонь держит меня за попку и прижимает к бедрам; другая рука тянет за волосы и запрокидывает мне голову. Я тоже запустила пальцы в его шевелюру и крепко держу, не отпускаю от себя. Он трется об меня всем телом, я слышу его прерывистое дыхание. Я чувствую, как он возбужден. Он хочет меня, и у меня кружится от счастья голова, я плавлюсь от восторга — ведь я нужна ему.
— Почему, почему ты споришь со мной? — бормочет он между жаркими поцелуями.
Кровь звенит в моих жилах. Неужели он всегда будет так же действовать на меня? А я на него?
— Потому что могу.
Я задыхаюсь от долгого поцелуя. Я не вижу, а чувствую кожей его улыбку. Он прижимается лбом к моему лбу.
— Господи, я хочу тебя, но у меня закончились резинки. Я никогда не могу насытиться тобой. Ты умопомрачительная, потрясающая женщина.
— А ты доводишь меня до безумия, — шепчу я. — Во всех отношениях.
Он качает головой.
— Пошли. Позавтракаем. И я знаю место, где ты можешь подстричься.
— Хорошо, — соглашаюсь я.
Наш конфликт позади.
— Я плачу. — Я хватаю чек за завтрак, опередив его.
Он хмурится.
— Ты не успел, Грей. Надо быстрее шевелиться.
— Верно, надо, — кисло соглашается он, хотя я подозреваю, что он меня дразнит.
— Не сердись. Ведь я теперь на двадцать четыре тысячи долларов богаче, чем была сегодня утром. Могу себе позволить… — я гляжу на чек, — заплатить за завтрак двадцать два доллара шестьдесят семь центов.
— Благодарю, — ворчит он. Ну, вернулся угрюмый подросток.
— Теперь мы куда?
— Ты в самом деле хочешь подстричься?
— Да ты посмотри на меня!
— По-моему, симпатичная прическа. Как все в тебе.
Я краснею и опускаю глаза.
— А как же прием, который устраивает вечером твой отец?
— Вспомнил! Нужно явиться в смокинге.
— Где он пройдет?
— В доме родителей. У них там разбит большой шатер.
— Что за благотворительная программа?
Кристиан трет ладони о бедра и неохотно отвечает:
— Называется «Справимся вместе». Реабилитация для наркозависимых родителей с маленькими детьми.
— По-моему, хорошее дело, — тихо говорю я.
— Ладно, пошли.
Он встает, давая понять, что разговор на эту тему закончен, и подает мне руку. Я берусь за нее, Кристиан крепко сжимает мои пальцы и выводит из ресторана.
Странно. Он так демонстративно ведет себя в одних случаях и совершенно закрыт в других. Мы идем по улице. Утро приятное, мягкое. Светит солнце, в воздухе витает аромат кофе и свежего хлеба.
— Куда мы идем?
— Это сюрприз.
Ну ладно. Не очень-то я люблю его сюрпризы.
Мы проходим два квартала; магазины тут явно более дорогие. Мне еще не выдавалась возможность обследовать эту часть города, но все это буквально по соседству с нашим жильем. Кейт будет довольна: тут масса маленьких бутиков, где она сможет утолять свою страсть к нарядам. Впрочем, мне тоже нужно купить несколько легких юбок, чтобы надевать на работу.
Кристиан останавливается перед большим шикарным салоном красоты под названием «Эсклава» (то есть «Рабыня» по-испански) и открывает передо мной дверь. Внутри все белое и кожаное. За ослепительно-белой стойкой администратора сидит молодая блондинка в белом. Она поднимает на нас взгляд.
— Доброе утро, мистер Грей, — радостно здоровается она и хлопает длинными ресницами.
На щеках блондинки появляется румянец, вероятно, от смущения. Это меня не удивляет, ведь таково действие Кристиана на всех женщин. Но откуда она его знает?
— Привет, Грета.
Он тоже ее знает. Как это понять?
— Как обычно, сэр? — вежливо спрашивает она. У нее очень розовая помада.
— Нет, — быстро отвечает он, нервно покосившись на меня.
Как обычно? Что это значит?
«Ни фига себе! Ведь это Правило номер шесть, проклятый салон красоты… Вся эта чушь с воском… проклятье!..»
Вот куда он приводил всех своих саб! Может, и Лейлу тоже? Как мне к этому относиться?
— Мисс Стил скажет вам, что она хочет.
Я сердито гляжу на него. Он вводит свои Правила, не мытьем, так катаньем. Я уже согласилась на персонального тренера — и вот теперь это?
— Почему здесь? — злобно прошипела я.
— Салон принадлежит мне, как и еще три таких же.
— Ты его владелец? — удивленно переспрашиваю я. Вот уж неожиданность!
— Да. Попутный бизнес. Кстати, ты можешь получить здесь все, что хочешь. Всевозможный массаж: шведский, шиацу; горячие камни, рефлексология, ванны с морскими водорослями, массаж лица и прочее, что нравится женщинам, — тут делают все. — Он взмахивает рукой с длинными пальцами.
— И воск?
Он смеется.
— Да, воск тоже. Во всех местах, — шепотом добавляет он, наслаждаясь моим дискомфортом.
Я вспыхиваю и бросаю взгляд на Грету. Она выжидающе смотрит на меня.
— Будьте добры, мне нужно подстричься.
— Хорошо, мисс Стил.
Грета с немецкой четкостью находит в компьютере необходимую информацию.
— Франко освободится через пять минут.
— Франко хорошо стрижет, — заверяет меня Кристиан.
Я пытаюсь осмыслить то, что только что узнала. Кристиан Грей, генеральный директор холдинга, владеет еще и сетью салонов красоты.
Краем глаза я наблюдаю за ним. Внезапно Кристиан бледнеет — что-то, или кто-то, этому причиной. Я поворачиваю голову, чтобы узнать, куда направлен его взгляд. В глубине салона появляется стройная платиновая блондинка, закрывает за собой дверь и разговаривает с парикмахером.
Платиновая блондинка высокая, загорелая, на вид лет тридцати с небольшим — точно сказать трудно. Она одета в такую же форму, что и Грета, только черного цвета. Выглядит потрясающе. Ее волосы буквально светятся словно нимб, постриженные каре с длинными передними прядями. Она поворачивается, видит Кристиана, и на ее лице расцветает ослепительная и теплая улыбка.
— Извини, — торопливо бормочет Кристиан.