Мое ходячее несчастье читать онлайн

Разумеется, ужасно хотелось нарушить обещание, но делать глупости было рискованно. Эбби казалась одновременно твердой и нежной. Если бы я пошел напролом, она, пожалуй, повела бы себя как загнанный зверь, и все бы пропало. Поэтому приходилось терпеть. К тому же в наших нынешних отношениях тоже была какая-то своеобразная острота. Они чем-то напоминали ходьбу по канату или экстремальную езду на мотоцикле.

Эбби отвернулась и принялась мутузить одеяло, подтыкая его под каждый изгиб своего тела. Снова расплывшись в улыбке, я приблизил лицо к Голубкиному уху:

– Спокойной ночи, Голубка.

Глава 6

Нагрузились

Я открыл глаза. Солнце только что взошло, и на стенах спальни появились первые тени. Спутанные волосы Эбби лежали у меня на лице. Я сделал глубокий вдох. «Боже, неужели все это происходит со мной, говнюком?» – подумал я и, перевернувшись на спину, еще раз потянул носом воздух. Голубка по-прежнему пахла шампунем и лосьоном.

Через несколько секунд заблеял будильник, и Эбби, проснувшись, откинула руку мне на грудь, но сразу ее отдернула.

– Трэвис, – сонно пробормотала она, – твой будильник!

Подождав с минуту, она вздохнула, с трудом дотянулась до пластиковой коробочки, стоявшей возле меня, и прихлопнула ее. Звук прекратился. Эбби упала на подушку и облегченно выдохнула. Я усмехнулся и этим себя выдал. Голубка негодующе вскинулась:

– Так ты не спал?

– Вот видишь, я вел себя хорошо! Хотя мы и не договаривались, что ты будешь на меня ложиться.

– Я на тебя не ложилась, просто не могла достать до будильника. Никогда еще не слыхала такого противного звука! Как будто раненый зверь кричит.

– Позавтракаешь? – спросил я, засовывая руки под голову.

– Не голодная.

Похоже, Эбби из-за чего-то разозлилась, но я делал вид, что все в порядке. Может, моя Голубка просто не жаворонок и по утрам всегда бывает такая. Правда, днем и вечером она тоже не слишком-то приветливая. Видно, мне попалась та еще колючка. Что ж, прекрасно!

– А я голодный. Почему бы нам не заехать в кафе?

– Вряд ли я смогу с утра пораньше вытерпеть твое вождение, – парировала она и, просунув в тапочки худенькие ступни, пошлепала к двери.

– Ты куда?

Эбби взорвалась:

– Одеваться и на занятия. Может, пока я здесь, я должна составить для тебя план своих передвижений?

Кажется, она любит играть жестко. Ну ладно, пожалуйста. Я подошел и взял ее за плечи. Черт! Какая же она приятная на ощупь!

– Ты всегда такая темпераментная или остынешь, когда поймешь, что я не строю хитроумных планов, чтобы залезть тебе в трусы?

– Я не темпераментная!

Я наклонился и прошептал ей в самое ухо:

– Я не хочу с тобой спать, Голубка. Ты мне слишком сильно нравишься.

Она вся напряглась, а я отошел, не говоря больше ни слова. От радости победы я чуть не запрыгал на месте, но сдержался и, только выйдя за дверь, несколько раз торжествующе ударил воздух. Ее было нелегко смутить, но, когда мне это удавалось, я чувствовал, что на шажок приблизился… Стоп! Приблизился к чему? Этого я точно не знал, но, по-моему, все шло как надо.

Мы давненько не пополняли наши продуктовые запасы, поэтому завтрак получился не особенно изысканный. Хотя вполне съедобный. Я взбил в миске несколько яиц, добавил немножко лука, зеленого и красного перца и вылил эту смесь в сковородку. Эбби вошла и села за стойку.

– Точно не будешь яичницу?

– Точно не буду, спасибо.

Она еще не до конца проснулась, но уже выглядела потрясающе. Надо же! Вообще-то, я имел представление о том, что в женщине, которая только встала с постели, есть какая-то своеобразная привлекательность, и все равно не мог не удивиться. Раньше в это время суток я видел только девушек своего братца и старался их особенно не разглядывать.

Шепли достал тарелки и поднес к сковороде. Я лопаточкой разложил яичницу. Эбби наблюдала за мной с некоторым интересом.

– Ой, только не смотри на меня так! Извини, но я не хочу туда идти, – фыркнула Америка, когда Шеп поставил перед ней ее порцию.

Он уже несколько дней ныл из-за того, что она отказывалась пойти с ним на вечеринку для пар. Я был согласен с Мерик: эти вечеринки – сплошное мучение. Хотя большинство девчонок от них без ума и из кожи вон лезут, чтобы напроситься на приглашение.

– Но, детка, – простонал Шепли, – такие вечера бывают всего дважды в год, и ближайший только через месяц, даже больше. У тебя вагон времени, чтобы купить платье и всякие ваши девчачьи штучки.

Америка вроде бы не собиралась сдаваться, и я перестал следить за разговором. Вдруг до меня донеслось, что она согласится пойти на вечеринку, только если пойдет и Эбби. А чтобы Эбби могла пойти, ей нужен парень. Мерик уставилась на меня. Я недоуменно приподнял бровь.

– Трэв не ходит на вечеринки для пар, – не раздумывая, отрезал Шеп. – Это ведь для тех, у кого есть девушка, а у него… Сама знаешь: он для этого слишком крутой.

Америка пожала плечами:

– Можем найти ей кого-нибудь.

Я тоже хотел было высказаться, но Эбби не дала: ей явно не понравилось, что мы пытаемся принять решение за нее.

– Эй, ребята, я, вообще-то, здесь и все слышу. Вас это не смущает? – проворчала она.

Америка надула губки (на Шепа это всегда действовало безотказно):

– Ну пожалуйста, Эбби. Мы найдем симпатичного парня, веселого и остроумного. Я сама выберу для тебя кого-нибудь посексуальнее, и ты прекрасно проведешь время, вот увидишь! Может, у вас с ним даже что-нибудь получится!

Я нахмурился: Америка собралась подыскивать Голубке парня. Для вечеринки. Из числа моих «братишек». Ну уж нет, хрена с два! У меня волосы встали дыбом, как только я подумал, что у нее с кем-нибудь (не важно с кем) может «что-нибудь получиться».

– Вообще-то, я не отказывался повести ее на вечеринку, – выпалил я, с грохотом швырнув сковородку в раковину.

Эбби закатила глаза:

– Только не надо делать мне одолжений, Трэвис.

Я шагнул к ней:

– А я и не имел в виду ничего такого. Да, на эти тусовки ходят с девушками, а у меня, как известно, девушек не водится. Ну и что? Я ведь знаю, что после вечеринки ты не будешь ждать от меня предложения руки и сердца.

Америка снова надула губки:

– Ну, Эбби, ну пожалуйста!

Вид у Голубки был страдальческий.

– Не смотри на меня так! Трэвис не хочет идти, я не хочу идти… Так что вряд ли нам будет весело.

А мне эта идея нравилась все больше и больше. Я сложил руки и, прислонившись к раковине, произнес:

– Кто тебе сказал, что я не хочу идти? По-моему, будет классно, если мы пойдем все вчетвером.

Все вопросительно посмотрели на Эбби. Она поежилась:

– Вчетвером мы могли бы потусоваться и здесь.

Эта мысль мне, кстати, тоже понравилась.

Америка разочарованно вздохнула, а Шепли наклонился к Голубке, продолжая ее уговаривать:

– Понимаешь, мне нельзя не пойти. Я первокурсник и должен следить за тем, чтобы все шло без накладок, чтобы у всех было пиво, ну и так далее.

Эбби казалась совершенно подавленной. Ей ужасно не хотелось идти, но она не могла отказать Америке. А тут еще Шеп, который рад наболтать чего угодно, лишь бы его девушка составила ему компанию. Вот это меня и напрягало. Если Эбби пойдет не со мной, она проведет вечер, а может, и ночь с кем-нибудь из моих «братишек». Они неплохие ребята, но я много раз слышал, как они хвастаются друг перед другом своими победами. И я не допущу, чтобы они точно так же трепались о Голубке.

Я подошел к Эбби и обнял ее за плечи:

– Ну же, Голубка, соглашайся. Пойдем со мной, а?

Она посмотрела сначала на Америку, потом на Шепа.

Это длилось всего несколько секунд, но мне показалось, что прошло черт знает сколько времени. Наконец Эбби подняла глаза на меня, и я понял: сдалась.

– Ладно, – вздохнула она.

В ее голосе не было энтузиазма, но сейчас это не имело значения. Главное, что она пойдет со мной; я теперь мог дышать спокойно.

Америка завизжала, как делают все девчонки, захлопала в ладоши и принялась душить Эбби в объятиях. Шепли благодарно улыбнулся: сначала мне, потом Голубке.

– Спасибо, – сказал он, кладя руку ей на спину.

Я еще ни разу не видел, чтобы девушка так неохотно соглашалась идти на свидание со мной. Но, опять же, это ведь не я был ей противен, а сама вечеринка.

Мерик и Эбби быстро собрались и уехали на восьмичасовое занятие. Шеп принялся убирать посуду, страшно довольный, что вышло, как он хотел.

– Спасибо, чувак. Я уж думал, Америку не уговорить.

– Слушай, какого хрена вы пытаетесь свести с кем-то Голубку?

– Это Мерик, я тут ни при чем. А тебе не все равно?

– Нет.

– Ах вот оно что!

– Просто… просто не надо этого делать. Я бы не хотел застукать Эбби в темном углу с Паркером Хейсом.

Шепли кивнул, соскребая со сковородки остатки яичницы:

– Или с кем-нибудь другим.

– Да.

– И долго ты собираешься продолжать в том же духе?

– Не знаю. Чем дольше, тем лучше. Не мешай мне, и все.

– Трэвис, ты ее хочешь или нет? Это же свинство: ты и сам вроде как не с ней и с другими она встречаться почему-то не должна!

– Мы просто друзья.

Шепли с сомнением усмехнулся:

– Друзья могут спать с кем угодно и спокойно это обсуждать. По-моему, у вас не так.

– Нет. Но это не значит, что мы не можем быть друзьями.

– Еще как значит, старик.

Пожалуй, он не так уж и ошибался, но мне не хотелось этого признавать.

– Просто… – Я замолчал, изучая лицо Шепа. Он меньше, чем кто угодно другой, был склонен меня осуждать, но все равно я боялся проявить слабость, рассказав ему, как много думаю об Эбби. Шепли, скорее всего, поймет меня, но почувствую ли я себя лучше, если выскажу свои мысли вслух? – В ней есть что-то такое, чего мне всегда не хватало. Вот и все. При этом я вижу, какая она клевая, и не хочу ни с кем ею делиться. Стремно, да?

– Ты не можешь ею делиться или не делиться, если она не твоя.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16