Иеремия Симпсон. Охотник на человеков читать онлайн

заработной платы. Оплата же раз в месяц. Так платят всем, кто служит или работает на государство.
– Хорошие условия, мне нравится. Я, пожалуй, соглашусь, если вы подтвердите своё предложение под протокол.
Некоторое время спустя Иеремия, высокий, белый мужчина, который просил себя называть Спок и нескладная чёрная женщина, представившаяся Магда летели вместе с Ривен Статом в чёрном полицейском шатле по направлению к будущему месту службы. Будущий сотрудник СИБ согласился подписать контракт на пять лет службы на условиях, озвученных главным рекрутёром СИБ. Все трое землян – товарищей по несчастью решили, что в других местах такие условия ещё поискать надо.
7
Гвоздь был единственным пассажиром вагона пневмотрассы. Вагон напоминал скорее метро – трасса находилась под землёй, но при этом отделка вагона простая и без изысков была удобной и не располагала к езде стоя. Два ряда удобных кресел вдоль стенок вагона были единственным интерьером. Стены не содержали граффити или ещё каких украшений, на которые были горазды соотечественники Пепито. Да и одноместное сиденье, обитое мягким материалом, чем-то напоминавшем кожу, было целым, а не изрезанным или ещё как – то убитым. Пепито решил, что местные малолетки развлекаются как – то по-другому.
Оставив позади центр иммиграции и натурализации Империи Аратан, молодой вор решил положиться на чутьё и удачу, которые не раз его выручали. Конечно, кто-то мог назвать это разгильдяйством и безалаберностью, однако за всю свою криминальную карьеру эти чувства ещё ни разу не подводили его. Более того, Пепито никогда и никому не рассказывал, боясь, что его поднимут на смех, но однажды, пару лет назад он на неделю летал в Лас – Вегас на тренинг по улучшению интуиции. Понятно, что там на игры натаскивали, но, когда Гвоздь объяснил огромной чернокожей бабище, которая вела занятия, что ему это нужно не для игры, а для работы, та подсказала пару методик и посоветовала некоторое время записывать признаки, которые он видит и сбывается или нет подсказка. Обучение пошло на пользу, и вор никогда не жалел о тех потраченных деньгах. Вот и сейчас он искал знаки и подсказки.
Сидя в удобном кресле, Пепе Алесандро Луис по кличке Гвоздь придавался размышлениям и воспоминаниям. Там, на Земле он был выходцем из большой мексиканской семьи. Шестой из девяти детей Серхео Луиса, иммигранта, приехавшего в США за лучшей долей. Доля не сложилась как у него, так и у всей семьи. Работа с шести лет то на полях с подённой оплатой, то у мойки дешёвых забегаловок в Северной Дакоте оставили в душе Пепито неизгладимую тоску и ощущение постоянного голода.
В тринадцать лет он познакомился с одним неудачником, регулярным клиентом местных тюрем, который научил его гвоздём вскрывать несложные, навесные замки. А месяцем позже он вскрыл шкафчик менеджера забегаловки, свистнул бумажник с сотней долларов, правами и бейсбольной карточкой и рванул в большой город. Юный Пепито рассуждал так: чем больше город, тем больше там замков и соответственно бумажников с сотней баксов. Большим городом оказался Чикаго.
Именно в Чикаго юный Пепито познал свою удачу. Иначе, как ещё можно объяснить тот факт, что, сойдя наобум на первой попавшейся автобусной остановке большого города, юный преступник попытался сразу подломить дом широко известного в узких кругах грабителя бензоколонок и других мест скопления наличных, Блек Джек Рона. И уж ничем иным, кроме безумного везения нельзя объяснить факт отличного настроения Блек Джека. Тот не пристрелил наглого воришку, а посмеялся и взял его в ученики. А потом и в напарники. Кстати, оба от этой сделки только выиграли. Ну а полиция города и штата вздрогнула от такого союза. Не одно дело осталось висяком в отчётности и уплыло в архив.
Именно под руководством Блек Джека мелкий Гвоздик осваивал непростую специальность криминального специалиста на все руки. Пепито нравилось учиться. Знания, не теория, а именно голая практика, которую вот немедленно можно применить, вызывали у него такой же восторг, как работа фокусника на дешёвых ярмарках дома. Это было почти как волшебство, только творил его он сам.
Воспоминания резко прекратились. Чуйка матёрого преступника ёкнула, и он тут же встал и вышел на станции, к которой подкатил вагон. Оглянувшись и попытавшись понять, куда его потянула удача, Гвоздь решительно двинул в сторону видневшихся невдалеке низких строений. Станция называлась «Базар» и была она предпоследней. Следующей станцией была конечная – космический лифт. Обзор окрестностей навёл Гвоздя на мысль, объясняющую всё, что он видит. Бедный пригород. Нет высоких зданий, не видно крутого транспорта. Зато местные довольно сильно потёрты на вид, что понимающему человеку говорит о многом. Кстати, кроме него на станции сошли ещё десятка полтора мужчин и женщин. И тоже не в дорогой одежке хозяев жизни, зато с большими сумками.
Пока Гвоздь шёл по сильно потрескавшемуся, но ещё крепкому покрытию дороги, он в силу привычки успешно обозревал окрестности и людей, спешащих по своим делам. Лавки и магазинчики в контейнерах выкрашенные в разные, иногда вырви глаз цвета. Торговля с лотков, откидных бортов каких-то машин с без колёс, где продавцы стояли или сидели возле своего товара. В паре мест видел лотки, расположенные на земле как на блошиных рынках и продавцов, лежащих на земле рядом со-своим товаром, благо, погода позволяла. Запах еды, витающий над всеми и неистребимый ничем. Всё это сопровождалось какофонией голосов, рычанием моторов и совсем не опознаваемых звуков.
Всесильная вера в свою удачу не подкачала. Пройдя почти километр по широким и узким улицам базарного городка, Пепито вышел на небольшую площадь, по периметру которой располагались разного рода едальни, закусочные, бары, харчевни и просто лотки с едой. Так же несколько лотошников сновало тут и там, предлагая перекусить и запить на ходу. Оглядевшись и выбрав понравившееся заведение, мужчина решительно направился туда, лавируя между разносчиков и просто прохожих, площадь была довольно заполненная. Зайдя в бар с непонятным названием «Гатанга», Гвоздь расположился за столиком, но ничего заказывать не стал. Счёт в банке ему конечно открыли в центре натурализации, но вот денег туда не положили. Вор наблюдал за посетителями, барменом, который с неудовольствием смотрел на него, вышибалой, который, кажется дремал и самим помещением. Потёртые стены и потолок из дешёвого пластика видали лучшие годы. Никаких художественных изысков кроме голопанели с видом на море на против стойки бара небыло. В баре висел терпкий запах, который землянин опознать не смог, но предположил, что это смесь запахов. Впрочем, Пепито интересовал не столько интерьер, сколько системы безопасности, которые он так и не смог углядеть и манера держаться посетителей бара. Вор решил, что ему жизненно важно держаться как местные и он старательно перенимал их моторику тела.
После получасового сидения землянин всё же поймал удачу за хвост. Удача эта выглядела полным, пожилым мужчиной в сине – сером комбинезоне и затрёпанном длинном плаще с короткими рукавами. Мужчина, как будто знал всех посетителей бара. Войдя в заведение, он дружески поздоровался с мгновенно проснувшимся громилой на входе, кивнул бармену, который сразу ему стал улыбаться, перекинулся парой слов с некоторыми посетителями, которые отвечали ему как старому знакомому. Некоторые удостоились просто хлопка по спине или плечу. У некоторых брал какие – то свёртки, часть из которых тут же отдавал другим посетителям, которые сразу начинали куда – то торопиться. Кто – то, было видно по сгорбившейся в момент фигуре его откровенно боялся, кто-то радовался. Казалось, он был тут как рыба в воде. Эдакий добряк, душа компании и столп общества. Вот только глаза. Пепито один раз поймал его взгляд и этого было достаточно. Жёсткие и совсем не смеющиеся глаза выдавали в нём матёрого хищника. И хищник этот обходил свои владения.
Как будто сделав свои дела этот не то добряк, не то хищник громко попрощался с посетителями и вышел на улицу. Пепито показалось, что сделано это было демонстративно, на публику. Гвоздь так же решительно отодвинул стул, встал и вышел вслед за ним. На улице стоял ранний вечер. Погода была практически весенней, обдувал лёгкий ветерок и шума стало гораздо меньше. Рынок прекращал свою работу. Это, кстати, несколько выбивало вора из привычной колеи. Вот кажется три дня назад ещё был осенний, промозглый и противный Чикаго и уже начинало холодать, как внезапно снова весна. Осмотрев окрестности и не обнаружив искомого, молодой и опытный вор повернул на право и пошёл вдоль фронтальной стены бара. Сверну за угол, он нос к носу столкнулся с хищником. Да-да, самым настоящим, а не тем добродушным дядечкой, видение которого было явлено в баре.
– Что-то потерял ребёнок? – хищник не вынимал рук из карманов плаща. На вид там было что-то ещё, помимо рук.
– Уже нет. Нашёл. – кивнул собеседнику Гвоздь и как бы невзначай показал открытые ладони.
– И зачем искал? – хищник заметно напрягся. Одна ошибка, и вору могло крепко не поздоровиться. Таковы правила общения их среды и Пепито научился им раньше многого другого.
– Дело есть. Поговорить надо. – Пепито не стал сразу раскрывать тему и просто обозначил направление.
– Дело всегда есть. Я тебя не знаю. Говорить с тобой не хочу. – нормальный ход, решил Гвоздь. Раз стрелять не стал, значит можно говорить дальше. До следующего отказа. И тогда нужно будет молча уйти.
– Чего так? Может тебе прибыль обломится или ещё какие ништяки? – это была такая игра. Казалось, не смотря на расстояние до Земли, вор разговаривал с очередным чикагским деловым, от которого ему что-то было нужно.
– Может и так. Но есть подозрение, что ты засланный. Так что я поберегусь, ребёнок. Иди покуда цел. – хищник мотнул головой туда, куда, по его мнению, должен был идти собеседник.
– А если я реально докажу, что не засланный, поговорим?
– Ну, если докажешь – мужчина хищно усмехнулся – тогда я тебя выслушаю.
– У меня нет нейросети. Совсем. И никогда небыло. – ход был сделан. Пепито его обдумывал всё то время, пока сидел в баре. Это должен быть убойный аргумент, такого от провокатора или стукача точно не ждут.
Мужчина задумался, а потом рассмеялся громыхающим смехом. У него даже выступила пара слезинок, которые он утёр рукавом своего комбинезона, впрочем, не вынимая рук из карманов.
– Пожалуй, доказал. Мощно. И как ты в таком-то возрасте себе всё ещё не поставил сетку то? Поди на бесплатную сертификат давно есть?
– Есть. Вчера и выдали. Я эмигрант с отсталой планеты. У арварцев отбили и сюда привезли. Гражданство принял и свободен.
– Хм. Ну, пойдём, поговорим. Лихой ты поди парень. Я же мог и пальнуть с горяча. – хищник вынул одну руку из кармана, хлопнул Гвоздя по плечу и подтолкнул вперёд.
– Не мог. Ты любопытный. Иначе я за тобой не пошёл бы. – пояснил свой ход Пепито. Ему показалось, что с этим хищником стоит сыграть в открытую, в разумных пределах, конечно.
– Да, нам, пожалуй, надо хорошо поговорить. Иди за мной. – и повернулся спиной. «Сильный ход» – подумал вор на эту показную доверчивость. Гвоздь уже сообразил, что при желании он не сможет ничего плохого сделать этому хищнику, но предполагалось, что эта информация ему не доступна.
Разговор молодого вора и теневого воротилы с Рынка по имени Рисиз затянулся на два часа. В уже пустом баре, где кроме них двоих никого не осталось и даже бармен и вышибала предпочли оставить их вдвоём, воротила выспрашивал вора о его деятельности дома, как и что он делал в разных ситуациях. Рассказывал, как ведутся дела в высокоразвитом обществе Содружества. Рисиз даже угостил Пепе ужином, чтоб не отрываться от разговора. Его интересовало абсолютно всё. Пепе отвечал, как можно честнее и подробнее. Пепито считал, что эти сведения уже не смогут ему повредить – юрисдикция Чикаго сюда не распространялась, а местным на его стародавние делишки плевать. Позже выяснилось, что в кресло, на котором он сидел было встроено устройство вроде полиграфа. Так что Рисиз не только информацию проверял, но и принципиальное отношение к нему – честность и открытость собеседника.
В результате сложных переговоров стороны пришли к соглашению, по которому Ресиз инвестировал в Гвоздя некоторую сумму в виде наличных на разогрев, нейросети, специализированных имплантатов, редких и не очень баз знаний и своих многочисленных связей. После того, как эти инвестиции будут освоены, Ресиз гарантирует поток заказов молодому специалисту с крайне неоднозначными навыками, которые не приветствуются в обществе. В свою очередь, молодой и перспективный специалист Пепе берёт на себя обязательства выполнять заказы Рисиза в указанные сроки и получать за это оговорённую плату в течении года, после чего договор может быть продлён при обоюдном интересе сторон и даже пересмотрен в сторону улучшения.
Вся следующая неделя Гвоздя была зеркальным отражением недели Иеремии. Вот только начинка, которую вбивали в голову Гвоздя некие серые личности была диаметрально противоположной. А что делать, если эти антагонисты опять решили разойтись по разные стороны игры «полицейские и воры» в силу неугомонного характера. Ой, что будет!
Вы прочитали книгу в ознакомительном фрагменте.
Купить недорого с доставкой можно здесь

1 2 3 4 5 6 7