Иеремия Симпсон. Охотник на человеков читать онлайн

пытался найти свой предел. Иеремия как человек и профессионал был упёртым. Там, где он не мог победить проблему умом, он достигал результат упорством, усердием и последовательностью. Не можешь получить первый дан в айкидо с первого раза, получи с пятого. Не можешь сдать экзамен на инспектора со второго раза, сдай с третьего. Не можешь поймать Гвоздя два раза… Опять этот гвоздь, чтоб ему в аду у чертей вилы тырить!
3
Небольшой крейсер браконьеров не мог похвастаться доком или парковочными ячейками, зато напоминал коробку из-под обуви, в торец которой воткнули трубу. Поэтому такой нужный в деле отлова разумных, сигарообразный челнок с маленькими, атмосферными крыльями возился на внешних креплениях корпуса и попасть в него можно было через гибкий рукав перехода от шлюза. Старший Рамл отключил крепления и тридцатиметровый челнок с маленькими выдвижными крыльями, в молодости бывший десантным челноком модели «Навес», в очередной раз направился к планете. Челнок, как и корабль, был покрыт слоем поглощающего материала и на примитивных сканнерах жителей планеты был невидим. К сожалению браконьеров, за последние сто лет дикари усиленно развивались и приходилось маскироваться. Раньше было гораздо проще – приземлился в сторонке ночью, оглушил охранников и пленников, которых у местных, постоянно воевавших друг с другом, было много и грузи знай себе на борт товар. А сейчас приходится использовать поглощающие покрытия, системы преодоления сканнеров и постоянные уловки.
Управлял челноком Виг Рамл. Браконьер являлся очень опытным пилотом челнока класса «космос – планета» с большим налётом, поэтому в первую очередь после активации реакторов включил модуль постановки маскировочного поля, а уже потом направился к планете. Браконьер направился по любимому маршруту. Разумные там попадались уровнем чуть выше среднего, но при этом их охотно покупали. Была у них одна особенность. После того, как им объявляли о новом статусе, те, первое время бузили неистово. Но после начинали старательно работать для того, чтоб выкупиться из рабства на условиях, которые им объявляли. Про то, что после пятнадцати лет работ им выкуп уже будет не интересен и мозги будут настолько прошиты стремлением подчиняться и отсутствием инициативы, ясно дело, никому не говорили. Рабская нейросеть шансов не оставляет никому из тех, кто её получит. В общем – годный товар, легко продать, спрос огромный. Сами братья, кстати, нейросети не ставили, но была у них идея найти такого разумного в рабы, кому можно воткнуть специализированную, докторскую нейросеть. Во – первых, тогда доктор будет у них на борту сразу устанавливать рабские нейросети, что поднимет стоимость товара процентов на пятнадцать. А во – вторых, им самим доктор тоже не повредит, медобслуживание во-фронтире дорого. Правда, такого раба придётся держать в ошейнике и дополнительно охранять. И даже, может быть, со временем отпустить, но прибыль того стоит. Бизнес должен развиваться и предлагать больше услуг.
– Арг, как там, не видать трояков? – в принципе, Вигу было всё равно с чего начать разговор. Перед началом охоты он становился очень разговорчив. Рамл знал такую привычку брата и потакал его слабостям.
– Пока тишина ровная. Ты не сильно задерживайся. И не старайся отлавливать побольше дамочек. Бордели нынче заказ не оставляли. Всем нужны специалисты. Кстати, если поймаешь «золотого» разумного, сразу его вези на борт. Плевать на остальных.
– Да ладно тебе. Парочку то можно прихватить? В дороге развеемся. – Вига больше интересовало женское общество. Все вопросы коммерции он свалил на брата.
– Не более. Пару то мы пристроим, но больше не надо. Если только интеллектом будут богаты.
– Любишь ты кувыркаться с умными бабами. – заржал Виг.
Ещё компания дедушки Жигги в своё время сконструировало устройство, позволяющее на бреющем полёте челнока захватывать рабов, что экономило массу времени. Главное, не зарываться и хватать по одному. В принципе, если повезёт, то за три рейса можно было нахватать с полсотни рабов, что в ценах фронтира могло быть где-то миллиона полтора или чуть более, если в розницу. А если отвезти в империю, то и в два раза дороже можно было выручить при должном подходе. На рабов с средним и высоким уровнем интеллекта спрос был постоянный. Главное, чтоб Арг не проворонил появление в системе транспорта корпорации «33-1». Те не станут церемониться с братьями и без лишних вопросов расстреляют небольшой крейсер, рассчитанный на два человека экипажа и максимум семьдесят криокапсул в трюмах. Впрочем, полную цену братья никогда не получали. Часто приходилось рабами расплачиваться за ремонт и обслуживание, швартовочный взнос на станциях крупных кланов фронтира или просто взятки давать. Но на половину стоимости братья рассчитывали твёрдо. Деньги нужны были как воздух и, если рейс не принесёт прибыль, из бизнеса придётся уходить, громко хлопнув на прощание шлюзовой дверью, продав координаты системы.
И вот Виг пошёл на новый заход. Болтливость как отрезало. Болтовня бизнесу не помогает. Тем более, что первый мандраж прошёл и началось дело. То самое, за которым они прокрались в систему.
***
Пепе поставил свой пикап в тени большого дерева, домов за десять до нужного адреса, где сегодня придётся поработать. Заказчик нарисовал схему, по которой можно было пройти переулками, заглянув в два проходных двора. Что опять наводило на мысль о том, что наводчик местный и проверенный кадр. Пепе как раз и стоял перед первым двором. Усмехнувшись, он достал гвоздь и стал открывать простенький навесной замок в форме сердечка. Заняло у него секунд двадцать, не более. Замок с хрустом открыл вход, и вор вышел на маршрут, хозяйственно прихватив замок в карман.
Маршрут, как и описывал наводчик, оказался безлюдный. Впрочем, некоторая животинка попадалась, вор встретил бездомную кошку, ночью абсолютно серую, которая заловила здоровую крысу. Помнится, мама ещё в детстве рассказывала, что охотятся в основном кошки, хотя жизненный опыт подсказывал, что с голодухи и коты должны ловить всё подряд. Но самой большой проблемой, не описанной заказчиком, был мусор. Пакеты из-под чипсов хрустели, банки гремели, что-то шуршало и звякало. Каждый раз Пепито вздрагивал и ругался шёпотом. Нервы были на взводе и лишний стресс их сильно трепал.
Последний, ржавый замок во втором смежном дворе ничем не отличался по сложности от первого, вор решил его не запирать, на случай, если придётся нырнуть сюда в случае форс-мажора. По плану Пепито должен был уйти другим маршрутом отхода, но предусмотрительность и план Б часто его выручали.
Во дворе, где располагался тайник было тихо и темно. Хозяин дома и схрона не стремился вести светлый образ жизни, предпочитая сумрак и темноту. По информации заказчика, бригадир «Рейнджеров» в это время делал объезд своих точек и у грабителя ещё должно было быть в запасе два часа минимум. Два часа на то, чтобы вскрыть тайник и выгрести всё содержимое, а потом смыться не попавшись.
Внутренний мандраж вора не давал сделать последний шаг и перепрыгнуть через забор. Руки стали ватными, дыхание частым и в ушах молоточном стучала кровь – все те признаки, которые интуиция обычно посылала вору, кроме одного были ощущаемы в полном объёме. Обычно, Гвоздь доверял своей интуиции, даже если все волнения были только последствиями похмелья. Однако, в этот раз заказчик был уж больно серьёзный и самого главного признака надвигающейся беды – головной боли, такой, как будто гвоздь в затылок загоняют, небыло. Да и часть аванса уже была потрачена. В общем, отступать Пепито было некуда, сзади его подпирала репутация его и заказчика. «Да что сегодня со мной? Давай, двигайся. Время то капает!» – вор дал семе мысленно пинка. Потом вздохнул и подпрыгнул, ухватившись за край высокого забора из сетки – рабицы.
Как будто наколовшись грудью на огромный рыболовный крючок гигантского рыбака, фигура незадачливого грабителя взмыла в высь. Рыбак подсёк рыбку и уже радовался улову. Одновременно с этим Пепе почувствовал, как будто получил битой по затылку. Мир взорвался фейерверком искр и дикой боли, после чего сознание покинуло грабителя.
***
«Первый готов» – подумал младший Рамл – «сегодня удачный лов будет». Фортуна улыбнулась ему практически сразу, в первом же заходе на крупное поселение аборигенов. Основной проблемой ловца было то, что нельзя было показать факт отлова и ловить приходилось в сложных условиях. Конечно, можно было отлететь подальше от городов. Там возможности были шире, и местность была удобнее для полётов. Однако, опыт братьев показывал, что городские жители в интеллектуальном плане были выше сельских, а это прямо сказывается на прибыли. Процесс селекции на планете был в прямой зависимости от выживаемости и скученности. Чем скученнее жили местные дикари, тем выше, в среднем по территории был уровень интеллекта. Впрочем, это было опытное наблюдение, а не научное исследование. А, как известно, чем выше уровень интеллекта, тем больше прибыль. Вывод следовал однозначный. Только горожане! И побольше бы.
Браконьер в своём ремесле был профессионал и пойманный разумный был быстро обездвижен, осмотрен и оценён на предмет уровня интеллекта. Дикари натренировались скрывать свои дефекты одеждой и примитивными протезами. Виг уже дважды был вынужден сбрасывать добычу в предыдущих рейдах. Пойманные разумные не блистали интеллектом, зато прятали под одеждой протезы ног примитивной конструкции. «Такой товар нам не нужен!» – привычно констатировал работорговец, отметив, что пойманный экземпляр соответствует всем параметрам. На него не придётся тратить драгоценные картриджи медкапсулы, чтоб восстановить до полной работоспособности и при этом у него средний интеллект. Известно, что ручной сканер даёт больший разброс в сравнении со-стационарной медкапсулой, умеющей определять все параметры организма с погрешностью в пол процента. Однако сейчас точности ручника было вполне достаточно. Лишённый сознания раб угнездился в фиксирующей сети, чтоб не болтаться при манёврах и не наносить себе повреждения.
***
Иеремия замер с открытым ртом на мгновение от невероятной картины. Детектив увидел из окна машины вознесение Гвоздя, которого он мог опознать даже в толпе одинаково одетых латиносов. В очередной раз, поднеся к глазам прибор ночного видения, полицейский смог рассмотреть полноватую фигуру человека, запрыгнувшего на забор. И тут, человек не останавливаясь, полетел выше, сразу в небеса. Такой подлости и способа избежать ловушки от вора инспектор никак не ожидал. И главное, как он почувствовал засаду?
Скинув оцепенение и выскочив из машины, коп рванул что есть силы к тому месту, откуда вознёсся Гвоздь. В том, что это был именно он Иеремия не сомневался ни капли. Очевидно, в этом был какой-то скрытый план. Иеремия даже не пытался себе объяснить, почему он несётся к забору, размахивая пистолетом. Допрыгнуть до взлетавшего преступника он никак не мог. Стрелять он был не в праве -летать в Чикаго людям закон не запрещал, если конечно они это делают без технических средств. Да и формально Гвоздь закон нарушить просто не успел. Забор был все ближе, когда…
***
«Второй готов» – отсчитывал браконьер пойманных рабов– «Да, мне сегодня везёт шибко, не спугнуть бы!» – суеверно подумал Виг. С первыми двумя ловцу откровенно повезло. Оба раба были достаточно близко друг от друга, но при этом расстояние позволило их затянуть поочерёдно, не сбрасывая скорость. Такое везение – большая редкость. Но именно такие моменты делали жизнь браконьеров радостнее, приятнее и прибыльнее. Улыбаясь удаче, Виг ушел на следующий заход. Сегодня с улиц исчезнет несколько людей, и никто не узнает, куда они делись. Браконьер улыбался. Он любил свою работу, а работа любила его.
Первый рейс младшего Рамла был, как братья решили совместно, самым удачным. Семнадцать горожан оказались в состоянии оглушенной тушки в трюме челнока ловца. Выгрузив их, а точнее просто покидав оглушенные тела в медсекцию, где медтехник должен был провести более точное сканирование и подготовить тушки к заморозке в крио камерах, браконьер вылетел за новой партией. Работа спорилась у профессионала и второй рейс принёс ещё четырнадцать отличных рабов, молодых, крепких, с уровнем интеллекта выше среднего. А вот третий – только пятерых. Увы, последний рейс выдался смазанным и не продуктивным. Аргу почудилось, что на краю системы появляется возмущение как от корабля, выходящего из гипера. Точнее, привиделось это системе контроля, которая выдала сообщение о потенциальном возмущении метрик, с вероятностью в двадцать семь процентов, являющихся выходом корабля из гипера. Старший из браконьеров решил перестраховаться и на всякий случай Арг прекратил отлов брата и вызвал его к рейдеру, попутно сходя с орбиты и выходя на вектор разгона для прыжка в сторону фронтира, где они планировали продать свой улов. Работа браконьера и так опасна, так зачем повышать никому не нужные риски? Тридцать шесть рабов конечно едва на половину заполнили трюм, но с другой стороны, в прошлые рейсы они и так трюм не заполнили. А деньги мертвецам не помогут.
Получив результат первичной диагностики товара, и проконтролировав заморозку по крио капсулам, где медтехник запустил процесс обучения базовому языку, братья сели подводить первые итоги своего рейда.
– Думаю, улов не плох. Хотя всего тридцать шесть рабов, зато неплохого качества. Половина вон даже выше пилотного минимума. – Старший, Арг, вёл бухгалтерию и занимался сбытом по-братски.
– Арг, ты какого меня сдёрнул с рейда? Что там тебе почудилось? Набздел от страха? – младший не успел прихватить женщин и теперь немного бесился. В лапы работорговцев попались только мужчины, а к ним младший браконьер был равнодушен. Теперь он должен был маяться от скуки весь длинный переход до базы, где можно было сбросить товар и расслабиться.
– Там был или пробой выхода из гипера или помехи, похожие на пробой. И мы с тобой давно забились валить при первом признаке парней из троек. Первом, а не втором или сколько ты там цифр знаешь. Или ты хочешь, чтоб нас замели как папу? Нет уж, папаша тогда с трудом свалил. – Арг был непреклонен. Пример родителя был ещё слишком свеж в памяти браконьера, а забота о собственной шкуре была наипервейшим приоритетом в его жизни.

1 2 3 4 5 6 7