Город мертвых читать онлайн

Мистер Лисс ехал медленно, иногда задняя часть машины виляла или скользила то к одной обочине, то к другой. Он всегда перехватывал контроль раньше, чем они во что-то ударялись, но им уже требовался автомобиль с цепями на колесах или на зимней резине.
Если мистер Лисс угонит другую машину с цепями на колесах и если Намми поедет с ним, зная с самого начала, что это воровство, он, наверное, и сам превратится в вора. Его вырастила бабушка, так что плохие вещи, сделанные Намми, наверняка станут ее позором перед Господом, рядом с которым она сейчас.
Намми сказал:
– Вы не узнаете, там ли чудовища-полицейские, пока не поедете и не посмотрите.
– А я знаю и так.
– Как вы можете это знать?
– Да потому, что я ужасный гений, – сказал мистер Лисс, брызгая слюной и сжимая руль настолько сильно, что костяшки его пальцев стали острыми как ножи. – Я просто знаю такие вещи, мозг у меня вот такущий. Сегодня утром в тюрьме мы двух минут не были знакомы, а я уже понял, что ты дурачок, разве нет?
– Это правда, – признал Намми.
На перекрестке перед ними полицейская машина проехала с юга на север, и мистер Лисс сказал:
– Это плохо. На машине нам из города не выбраться. Придется найти другой способ.
– Наверно, мы сможем выбраться так же, как вы забрались в него. Я всегда хотел покататься на поезде.
– В холодном пустом товарном вагоне не очень-то волшебно и забавно, поверь мне. Что ни говори, а депо у них тоже под колпаком.
– Ну, летать мы не можем.
– О, не знаю, – сказал мистер Лисс. – Если твоя черепушка настолько пуста, как кажется, я могу привязать к твоим ногам корзину, задуть в нос горячего воздуха и улететь на тебе, будто на старом большом воздушном шаре.
Примерно квартал Намми размышлял об услышанном, а старик включил стеклообогреватель, и ветровое стекло, начавшее индеветь по краям, снова очистилось. Затем он пробормотал:
– Это совершенно бессмысленно, разве что вы пытаетесь сказать гадость.
– Возможно, ты прав.
– Я не знаю, почему вы постоянно так делаете.
– У меня это хорошо получается. А людям нравится делать то, что у них хорошо выходит.
– Но вы уже не так плохо ко мне относитесь, как в самом начале, когда мы только познакомились.
После недолгой паузы мистер Лисс ответил:
– Ну, Персик, у меня свои взлеты и падения. Никто не может быть хорош в чем-то на сто процентов 24/7.
Мистер Лисс иногда называл его Персиком. Намми не знал почему.
– Несколько раз, – сказал Намми, – я даже почти подумал, что мы, может быть, становимся друзьями.
– Не нужны мне никакие друзья, – отрезал мистер Лисс. – Так что возьми «Клинекс» и высморкай эту мысль из головы прямо сейчас. Высморкай, потому что она соплива. Я одиночка и бродяга. А друзья виснут на человеке грузом. Друзья – это всего лишь будущие враги, ждущие своего часа. В мире нет ничего хуже дружбы.
– А бабушка всегда говорила, что в жизни главное дружба и любовь.
– Ты только что напомнил мне, что есть одна штука хуже дружбы. Любовь. Ничто не уничтожит тебя быстрее, чем любовь. Это яд. Любовь убивает.
– Я не могу представить, как это может быть правдой, – сказал Намми.
– А ведь так и есть.
– Нет, не так.
– Не смей называть меня лжецом, парень. Я вырывал глотки тем, кто называл меня лжецом. Я отрезáл им языки и жарил с лучком на завтрак. Я опасный сукин сын, когда разозлюсь.
– Я не говорил «лжец». Вы просто ошибаетесь насчет любви, просто ошибаетесь – и все. Бабушка любила меня, и любовь меня не убила.
– Она умерла, разве нет?
– Ее убила не любовь, а болезнь. Если бы я мог забрать в себя ее рак и умереть вместо нее, я бы сейчас был мертвый, а она живая, здесь, с вами.
Минуту они ехали молча, затем мистер Лисс сказал:
– Тебе не всегда стоит слушать меня, парень, или принимать то, что я говорю, слишком серьезно. Не все мои слова гениальны.
– Возможно, бóльшая часть, но не то, что вы только что сказали. Знаете что? Может, нам удастся скатиться.
– Что удастся?
– Ну, на снегоходе.
Мистер Лисс аккуратно подвел машину к обочине и затормозил.
– Мы сможем уйти по земле. Но достаточно ли там снега? Его вроде как выпал только дюйм.
– Он глубже дюйма, – сказал Намми. – И его быстро становится еще больше.
– И где мы возьмем снегоход?
– У людей они есть по всему городу. И есть еще место, где их продают на Медвежьей тропе.
– Еще одна чертова улица с «медведем» в названии. У того, кто называл улочки этого богом забытого захолустья, воображение было как у пенька.
– Как я уже говорил, в окрýге водится много медведей. А зебр и тигров, чтобы назвать в их честь улицы, у нас нет.
Старик сидел молча примерно минуты две, наблюдал, как падает снег, словно тоже в конце концов понял, что это красиво. Для мистера Лисса это была долгая пауза, он всегда и по поводу всего имел что сказать. Намми обычно хорошо воспринимал молчание других людей, но в исполнении мистера Лисса это выглядело тревожно, потому что Намми вынужден был задуматься, что же тот замышляет.
Наконец мистер Лисс промолвил:
– Персик, ты лично знаешь кого-нибудь со снегоходом?
– Я знаю нескольких.
– Например?
– Например, Боза.
– Боза?
– Офицера Барри Бозмана. Люди называют его Боз. Он много смеется. И с ним чувствуешь себя не хуже других.
– Он мертв, – отрезал мистер Лисс. – Если он коп, они убили его и заменили одним из своих двойников.
Намми следовало самому понять, что Боз мертв, ведь даже начальник полиции Рафаэль Хармильо теперь являлся одним из пришельцев, так что и все остальные копы наверняка были такими же. Всех настоящих полицейских убили и съели, как это случилось утром со всеми людьми, сидевшими в камере рядом с той, откуда сбежали Намми и мистер Лисс.
Бабушка всегда говорила: не важно, насколько все печально, нужно помнить, что когда-нибудь ты снова будешь счастлив, поэтому надо продолжать жить. Важно, говорила она, продолжать жить, быть счастливым и поступать правильно, потому что, если ты будешь жить достаточно долго, достаточно счастливо и достаточно часто делать хорошие вещи, ты будешь жить с Богом. Тех, кто бросает дело, Бог не любит.
– Он женат? – спросил мистер Лисс.
– Кто?
– Да черт возьми, парень, в твоей голове столько пустого места, что его можно сдавать в аренду, так как у тебя между ушей целый чертов склад, забитый пустыми полками. Боз! О ком еще я могу спрашивать? Боз женат?
– У Кику голова раздулась, она отправилась в Тихие, а та просто улетела, вот так вот – не угадаешь.
Мистер Лисс сжал большой костлявый кулак, и Намми вздрогнул, потому что подумал, что старик его ударит. Но затем мистер Лисс вздохнул, разжал кулак, похлопал Намми по плечу и сказал:
– Может, тебе стоит повторить это, только теперь по-английски.
Намми, удивившись, ответил:
– Но я и говорил по-английски.
– Скажи мне это на другом английском.
– Но я знаю только один вид английского.
Узловатая кисть мистера Лисса снова сжалась, между тем он опять не ударил Намми. Он поднес кулак ко рту и некоторое время кусал костяшку, а потом спросил:
– Что такое Кику?
– Это миссис Бозман, как я и сказал. Она была милой японской леди.
– Что ты имел в виду под «ее голова раздулась»?
– От укуса пчелы в шею. У нее была аллергия, но этого никто не знал, пока пчела не укусила. Говорили, ее лицо раздулось, как воздушный шарик.
– Что ты имел в виду под «отправилась в тихие»?
– «Тихие Поляны». Кладбище за Браун Бэр роуд. Пчела ужалила ее и просто улетела, но Кику умерла, так что вот так вот – в жизни не угадаешь.
– Дети у них есть?
– У Боза и Кику? Нет. И это хорошо, потому что Боз теперь тоже умер и их дети стали бы сиротами, бедными и несчастными.
– Нет, они стали бы едой для чудовищ, как этот ваш Боз. И, раз уж он коп, а теперь монстрокоп, – продолжил мистер Лисс, – мы можем забрать его снегоход, потому как его не будет дома, чтобы остановить нас. Все копы на улицах и заняты, убивают людей, строят те коконы, которые мы видели, и занимаются другими вонючими, мерзкими вещами, подобными тем, что творят их инопланетные друзья.
– Я не заметил, чтобы они воняли, – сказал Намми.
– О, они воняют. Еще как воняют.
– Наверное, у меня что-то не то с носом.
4
За рулем джипа «Гранд-Чероки», щурясь сквозь снег, Карсон О’Коннор-Мэдисон – с Майклом Мэдисоном – курсировала по Рейнбоу-Фоллс, охотясь на монстров.
Чуть раньше Девкалион сообщил им о большом количестве немаркированных фургонов с темно-синими кабинами и белыми грузовыми отсеками, которые исполняли миссию, достойную Аушвица[3], – собирали насильственно подчиненных горожан, а затем отвозили к месту их уничтожения на складе. Они уже обнаружили один из фургонов и попытались допросить парную команду в кабине, притворившись такими же творениями Виктора. Но водитель быстро распознал обман, сказал «вы не члены Коммуны», после чего оставалось только убить или быть убитыми.
Из предыдущего столкновения Карсон узнала, что убить этих новых големов[4] Виктора сложнее, чем обычных мужчин или женщин, но куда проще, нежели его предыдущих созданий в Нью-Орлеане. Она не знала, почему он прекратил выпускать почти неуязвимый вид, который называл Новой Расой, разве что по причине своей неспособности полностью и постоянно контролировать их, что вселило в него некий страх перед собственными созданиями.
Не в силах придумать никакого другого занятия, теперь они искали очередной сине-белый фургон в надежде ранить, а не убить команду. Используя нужные техники допроса с пристрастием, можно было заставить раненых раскрыть нынешнее местоположение базы Виктора.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13