50 оттенков свободы читать онлайн

– Я хочу денег. Денег, деньжат, бабла, лавэ. Усекла? Если б все сложилось по-другому, это мог бы быть я. Поэтому ты достанешь их для меня. Я хочу пять миллионов долларов. Се-годня.
– Джек, у меня нет доступа к подобным суммам.
Он с издевкой фыркает.
– У тебя два часа, чтоб раздобыть их. Слышала? Два часа. Никому ничего не говори, ина-че эта маленькая сучка поплатится. Ни копам, ни этому хрену, своему муженьку. Ни его служ-бе безопасности. Если кому скажешь, я узнаю. Поняла? – Он замолкает, и я пытаюсь ответить, но горло перехватило от паники и страха.
– Ты поняла?! – орет он.
– Да, – шепчу я.
– Или я ее убью.
Мне трудно дышать.
– Держи свой телефон при себе. Никому не говори, иначе я трахну ее, прежде чем убить. У тебя есть два часа.
– Джек, мне нужно больше. Хотя бы часа три. И как я узнаю, что она у тебя?
Связь прерывается. Я в ужасе таращусь на телефон, во рту, пересохшем от страха, чув-ствуется отвратительный металлический привкус. Миа, у него Миа. Так ли это? Я лихорадочно пытаюсь придумать, что делать, и меня опять начинает мутить. Кажется, меня вот-вот вырвет, но я делаю глубокий вдох, пытаясь унять панику, и тошнота проходит. Итак, что же предпри-нять? Рассказать Кристиану? Тейлору? Позвонить в полицию? Как Джек узнает? Неужели Миа и правда у него? Мне нужно время, время, чтобы подумать, – но я могу это сделать, лишь сле-дуя его распоряжениям. Я хватаю сумку и направляюсь к двери.
– Ханна, мне надо отъехать. Не знаю, как долго меня не будет. Отмени мои встречи на сегодня. Передай Элизабет, что мне надо уладить одно срочное дело.
– Конечно, Ана. Все в порядке? – Ханна озабоченно хмурится, морщинка перерезает ее лоб, когда она смотрит, как я убегаю.
– Да, – рассеянно отвечаю я, спеша к приемной, где ждет Сойер.
– Сойер. – Он вскакивает из кресла при звуке моего голоса и хмурится, когда видит мое лицо. – Я не очень хорошо себя чувствую. Пожалуйста, отвезите меня домой.
Я смотрю в окно, скованная полнейшим ужасом, пока прокручиваю в голове свой план. Приехать домой. Переодеться. Найти чековую книжку. Как-то уйти от Райана и Сойера. По-ехать в банк. Черт, сколько места занимают пять миллионов? Сколько они будут весить? Пона-добится ли мне чемодан? Следует ли заранее позвонить в банк? Миа. Миа. А вдруг он блефует и Миа у него нет? Как проверить? Если я позвоню Грейс, это возбудит ее подозрения и может подвергнуть Миа опасности. Он сказал, что узнает. Я бросаю взгляд в заднее стекло «SUV». Следят ли за мной? Сердце мое колотится, когда я всматриваюсь в машины, едущие за нами. Они выглядят вполне безобидно. Ох, Сойер, поезжай быстрее. Пожалуйста. В зеркале заднего вида мои глаза на мгновение встречаются с его, и Сойер хмурится.
Он нажимает кнопку на своем блютусе и отвечает на звонок.
– Я хотел сказать вам, что миссис Грей со мной. – Глаза Сойера вновь встречаются с мо-ими, прежде чем возвращаются на дорогу, и он продолжает: – Она плохо себя чувствует. Я ве-зу ее в «Эскалу»… ясно… сэр. – Сойер опять бросает на меня взгляд в зеркальце заднего ви-да. – Да, – соглашается он и отключается.
– Тейлор? – шепчу я.
Он кивает.
– Он с мистером Греем?
– Да, мэм. – Взгляд Сойера сочувственно смягчается.
– Они все еще в Портленде?
– Да, мэм.
Это хорошо. Я должна обезопасить Кристиана. Ладонь моя ложится на живот, и я непро-извольно глажу его. И тебя, мой Комочек. Вас обоих.
– Нельзя ли побыстрее, пожалуйста? Мне нехорошо.
– Да, мэм. – Сойер нажимает на газ, и наша машина плавно ускоряется.
Мы с Сойером поднимаемся в квартиру. Миссис Джонс нигде не видно. Поскольку в га-раже нет ее машины, я предполагаю, что они с Тейлором отправились по делам. Сойер направ-ляется в офис Тейлора, а я прямиком мчусь в кабинет Кристиана. В панике обежав его стол, рывком выдвигаю ящик, чтобы найти чековые книжки. Из глубины ящика наперед выскальзыва-ет пистолет Лейлы. Меня охватывает мимолетное несвоевременное раздражение на Кристиана за то, что не запер оружие. Он же не умеет им пользоваться и мог ранить себя.
После минутного колебания хватаю пистолет, убеждаюсь, что он заряжен, и засовываю его за пояс своих черных брюк. Оружие может мне понадобиться. Я натужно сглатываю. Я тре-нировалась только на мишенях и никогда ни в кого не стреляла. Надеюсь, Рэй меня простит. Вновь возвращаюсь к поиску чековой книжки. Их пять, и только одна на имя мистера и миссис Грей. На моем счету – около пятидесяти четырех тысяч долларов. Сколько на этой – не имею представления, но у Кристиана наверняка есть пять миллионов. Может, деньги есть в сейфе? Черт, я понятия не имею, какой номер. Кажется, он упоминал, что комбинация в его картотеч-ном шкафу? Я пробую открыть шкаф, но он заперт. Черт, черт. Придется придерживаться пла-на «А».
Я делаю глубокий вдох и, взяв себя в руки, решительно иду в нашу спальню. Кровать за-стелена, и на мгновение я чувствую внезапную острую боль. Возможно, прошедшей ночью мне стоило бы спать здесь. Какой смысл спорить с тем, кто, по собственному признанию, – Пятьде-сят Оттенков? Теперь он даже не разговаривает со мной. Нет… Сейчас у меня нет времени ду-мать об этом.
Я быстро переодеваюсь в джинсы, кофту с капюшоном и кроссовки и засовываю пистолет за пояс джинсов сзади. Достаю большую спортивную сумку. Войдет ли сюда пять миллионов долларов? Спортивная сумка Кристиана лежит здесь же на полу. Я открываю ее, ожидая найти в ней грязное белье, но нет – спортивная форма чистая и свежая. Миссис Джонс воистину ни о чем не забывает. Я выгружаю содержимое на пол и запихиваю его форму в свою сумку. Ну вот, это должно подойти. Проверяю, с собой ли мои водительские права для удостоверения лично-сти, и смотрю на время. После звонка Джека прошла тридцать одна минута. Теперь надо вы-браться из «Эскалы», чтоб Сойер не увидел.
Я медленно и тихо иду к фойе, помня о камере слежения, которая направлена на лифт. Думаю, Сойер все еще в кабинете Тейлора. Осторожно открываю дверь в фойе, стараясь как можно меньше шуметь. Тихонько прикрыв дверь за собой, стою на пороге у самой двери, так чтобы меня не видела камера. Достаю из сумки телефон и звоню Сойеру.
– Миссис Грей.
– Сойер, я в комнате наверху, не поможешь мне тут кое с чем? – Я стараюсь говорить ти-хо, зная, что он совсем рядом, по ту сторону двери.
– Сейчас буду, мэм, – говорит он, и я слышу его замешательство. Я никогда раньше не звонила ему с просьбой о помощи. Сердце лихорадочно стучит в горле. Получится ли у меня? Я отключаюсь и слушаю, как его шаги пересекают холл и направляются к лестнице. Делаю еще один глубокий вдох и на короткий миг задумываюсь: смешно, я бегу из собственного дома, как какая-нибудь преступница.
Как только Сойер поднимается на площадку верхнего этажа, несусь к лифту и нажимаю кнопку вызова. Двери распахиваются со слишком громким звуком, возвещающим, что лифт го-тов. Я влетаю внутрь и лихорадочно тычу в кнопку подземного гаража. После мучительно дол-гой паузы двери начинают медленно закрываться, и я слышу крики Сойера:
– Миссис Грей! – За мгновение до того, как двери лифта закрываются, я вижу, как он ры-сью бежит в фойе! – Ана! – потрясенно кричит он, не веря своим глазам. Но поздно – он исче-зает из виду.
Лифт плавно опускается на уровень гаража. Я меня есть пара минут форы, и я знаю, что Сойер попытается остановить меня. Я с тоской гляжу на свой «R-8» и мчусь к «Саабу». Распа-хиваю дверцу, бросаю сумку на пассажирское сиденье и сажусь за руль.
Завожу мотор и несусь к выезду. Визжат тормоза: я жду одиннадцать мучительно долгих секунд, пока поднимется шлагбаум. Едва он поднимается, я газую, мельком уловив в зеркале заднего вида Сойера, выскакивающего из лифта в гараж. Его ошарашенное, оскорбленное вы-ражение лица преследует меня, когда я сворачиваю с пандуса на Четвертую авеню.
Уф. Знаю, что Сойер позвонит Кристиану или Тейлору, но с этим я справлюсь как-нибудь потом – сейчас у меня нет времени об этом думать. Я неловко ерзаю на сиденье, в глубине ду-ши зная, что Сойер, возможно, потеряет работу. Нет, не думать об этом. Я должна спасти Миа. Надо попасть в банк и взять пять миллионов долларов. Я бросаю взгляд в зеркальце заднего вида, нервно ожидая увидеть «SUV», выскакивающий из гаража, но пока Сойера не видно.

Банк роскошный, современный, сдержанно-изысканный. Повсюду приглушенные голоса, гулкие полы и бледно-зеленое стекло с узорами. Я прохожу к стойке информации.
– Могу я вам помочь, мэм? – Молодая женщина адресует мне ослепительную неискрен-нюю улыбку, и на мгновение я жалею, что переоделась в джинсы.
– Я бы хотела снять крупную сумму денег.
Мисс Неискренняя Улыбка изгибает еще более неискреннюю бровь.
– У вас есть счет в нашем банке? – Ей не удается скрыть свой сарказм.
– Да, – бросаю я. – У нас с мужем здесь несколько счетов. Его имя – Кристиан Грей.
Глаза ее чуть заметно расширяются, и неискренность уступает место шоку. Она еще раз окидывает меня взглядом с головы до ног, в этот раз – со смесью неверия и благоговения.
– Прошу сюда, мэм, – шепчет она и ведет меня в небольшой, скудно обставленный каби-нет с одной стеной из бледно-зеленого стекла. – Пожалуйста, присаживайтесь. – Она указывает на черное кожаное кресло у стеклянного стола, на котором стоит современный компьютер и телефон. – Какую сумму вы желаете снять сегодня, миссис Грей? – любезно осведомляется она.
– Пять миллионов долларов. – Я смотрю ей прямо в глаза, словно запрашиваю такую сумму наличными каждый день.
Она бледнеет.
– Понятно. Я приведу управляющего. Простите мой вопрос, но у вас есть удостоверение личности?
– Есть. Но я бы хотела поговорить с управляющим.
– Разумеется, миссис Грей.
Она торопливо уходит. Я опускаюсь на стул; волна тошноты грозится захлестнуть меня – и тут мне в поясницу неприятно вдавливается пистолет. Только не сейчас. Надо взять себя в руки. Я делаю глубокий очищающий вдох, и тошнота отступает. Нервно смотрю на часы. Два-дцать пять минут второго.
В комнату входит мужчина средних лет. У него редеющие волосы, но одет он в строгий дорогой костюм темно-серого цвета и галстук в тон. Он протягивает руку.
– Миссис Грей. Я Трой Уилан. – Он улыбается, мы обмениваемся рукопожатием, и он са-дится за стол напротив меня. – Моя коллега сказала, что вы хотели бы снять крупную сумму денег.
– Совершенно верно. Пять миллионов долларов.
Он поворачивается к своему компьютеру и нажимает несколько цифр.
– Обычно мы просим о предварительном запросе на большую сумму. – Он замолкает и улыбается мне ободряющей, но надменной улыбкой. – К счастью, однако, мы держим налич-ный резерв для всего северо-западного Тихоокеанского побережья, – хвастается он. Господи, он что, пытается произвести на меня впечатление?
– Мистер Уилан, я спешу. Что мне надо сделать? У меня мои водительские права и наша общая чековая книжка. Мне надо просто выписать чек?
– Все по порядку, миссис Грей. Могу я взглянуть на ваше удостоверение личности? – Из общительного позера он превращается в серьезного банкира.
– Вот. – Я протягиваю ему свои права.
– Миссис Грей… тут написано Анастейша Стил.
Ой ты, черт побери.
– А… да. Э…
– Я позвоню мистеру Грею.
– Нет-нет, в этом нет необходимости. – Проклятье! – У меня должно быть что-то с моей фамилией по мужу.
Я роюсь в сумке. Что же у меня есть? Вытаскиваю кошелек, открываю его и нахожу наше с Кристианом фото на кровати в каюте «Красавицы». Это я не могу ему показать! Вытаскиваю свою черную «American Express».
– Вот.
– Миссис Анастейша Грей, – читает Уилан. – Да, это подойдет. – Он хмурится. – Это в высшей степени не по правилам, миссис Грей.
– Вы хотите, чтоб я сказала своему мужу, что ваш банк отказался выдать мне требуемую сумму? – Я расправляю плечи и меряю его своим самым надменным взглядом.
Он медлит, дабы успокоить меня, я думаю.
– Вам придется выписать чек, миссис Грей.
– Конечно. Вот этот счет? – Я показываю ему свою чековую книжку, силясь унять коло-тящееся сердце.
– Да, пожалуйста. Еще вам нужно будет заполнить кое-какие дополнительные бумаги. С вашего позволения, я отлучусь на минуту?
Я киваю, и он поднимается и выходит из кабинета. И снова я длинно выдыхаю. Я и не представляла, что это будет так трудно. Неуклюже открываю чековую книжку и вытаскиваю из сумки ручку. Просто взять и обналичить чек? Я понятия не имею. Дрожащими пальцами выво-жу: «$ 5 000 000».
О боже, надеюсь, я поступаю правильно. Миа, думай о Миа. Я не могу никому сказать.
Пугающие, мерзкие слова Джека преследуют меня: «Никому не говори, иначе я трахну ее, прежде чем убить».
Возвращается мистер Уилан, бледный и сконфуженный.
– Миссис Грей? Ваш муж хочет поговорить с вами, – бормочет он и указывает на теле-фон на стеклянном столе.
Что? Нет.
– Он на линии. Просто нажмите кнопку. Я буду за дверью. – У него хватает совести вы-глядеть смущенным. Я бросаю на него злой взгляд, чувствуя, как кровь вновь отливает с лица, когда он поспешно ретируется за дверь.
Черт! Черт! Черт! Что я скажу Кристиану? Он узнает. Он вмешается. Он – опасность для своей сестры. Рука моя дрожит, когда я протягиваю ее к телефону. Подношу трубку к уху, ста-раясь утихомирить свое неровное дыхание, и нажимаю кнопку первой линии.
– Привет, – бормочу я, тщетно силясь успокоить нервы.
– Ты уходишь от меня? – Слова Кристиана – мучительный, срывающийся шепот.
Что?
– Нет! – в ужасе выдыхаю я. О господи, нет, нет, нет! Как он мог такое подумать? Из-за денег? Он думает, что я ухожу из-за денег? И в момент ужасающей ясности я сознаю, что единственный способ удержать Кристиана на расстоянии, на безопасном расстоянии, и спасти его сестру… это солгать.
– Да, – шепчу я. И обжигающая боль пронзает меня, слезы застилают глаза.
Он издает испуганный возглас, почти стон.
– Ана, я… – выдавливает он.
Нет! Я ладонью зажимаю рот, заглушая свои воюющие эмоции. Кристиан, пожалуйста. Не надо. Я борюсь со слезами.
– Ты уходишь? – говорит он.
– Да.
– Но почему наличные? Значит, дело с самого начала было в деньгах? – Его пронизанный мукой голос едва слышен.
Нет! Слезы струятся по моему лицу.
– Нет, – шепчу я.
– Пяти миллионов достаточно?
Пожалуйста, прекрати!
– Да.
– А ребенок? – Голос его срывается.
Что? Я прижимаю ладонь к животу.
– Я позабочусь о ребенке, – бормочу я. Мой Маленький Комочек… наш Маленький Ко-мочек.
– Это то, чего ты хочешь?
Нет!
– Да.
Он резко втягивает воздух.
– Забери все, – шипит он.
– Кристиан, – всхлипываю я. – Это ради тебя. Ради твоей семьи. Пожалуйста. Не надо.
– Забери все, Анастейша.
– Кристиан… – И я чуть не ломаюсь. Чуть не рассказываю ему о Джеке, о Миа, о выку-пе… «Просто доверься мне, пожалуйста!» – безмолвно молю я его.
– Я всегда буду любить тебя. – Голос его хриплый. Он вешает трубку.
– Кристиан! Нет… я тоже люблю тебя.
И все то, что последние пару дней казалось таким важным, вдруг сделалось незначитель-ным и ничтожным. Я обещала, что никогда не уйду от него. И я не ухожу. Я спасаю его сестру. Я тяжело опускаюсь на стул и горько плачу, закрыв лицо руками.
Меня прерывает робкий стук в дверь. Входит Уилан, хотя я ему и не разрешала. Он смот-рит куда угодно, только не на меня. Он подавлен.
Ты позвонил ему, ублюдок! Я сверлю его убийственным взглядом.
– У вас карт-бланш, миссис Грей, – говорит он. – Мистер Грей согласился ликвидировать часть своих активов. Он сказал, вы можете взять столько, сколько вам нужно.
– Мне нужно только пять миллионов, – шиплю я сквозь стиснутые зубы.
– Да, мэм. С вами все в порядке?
– А по мне что, не видно? – огрызаюсь я.
– Извините, мэм. Воды?
Я угрюмо киваю. Я только что оставила своего мужа. Что ж, во всяком случае, Кристиан так думает. Мое подсознание поджимает губы. Потому что ты ему так сказала.
– Я попрошу свою коллегу принести вам воды, пока буду готовить деньги. Будьте добры, подпишите вот здесь, мэм… и на чеке тоже.
Он кладет на стол бланк. Я ставлю свою подпись на месте пунктирной линии чека, затем на бланке. Анастейша Грей. Слезы капают на стол, едва не попадая на бумагу.
– Я возьму это, мэм. Нам потребуется полчаса, чтобы приготовить деньги.
Я бросаю взгляд на часы. Джек сказал «два часа» – я как раз укладываюсь. Я киваю Уила-ну, и он на цыпочках покидает кабинет, оставляя меня наедине со страданиями.
Спустя несколько минут – а может, часов, я не знаю – мисс Неискренняя Улыбка входит с графином воды и стаканом.
– Миссис Грей, – мягко говорит она, ставит стакан на стол и наполняет его.
– Спасибо. – Я беру стакан и с благодарностью пью.
Она уходит, оставляя меня с моими спутанными, перепуганными мыслями. С Кристианом я как-нибудь помирюсь… если будет не слишком поздно. По крайней мере, он не станет вме-шиваться. Сейчас я должна сосредоточиться на Миа. Предположим, Джек лжет? Предположим, Миа не у него? Может, все же лучше позвонить в полицию?
«Не говори никому, иначе я трахну ее, прежде чем убить». Нет, нельзя. Я откидываюсь на стуле, ощущая успокаивающее присутствие Лейлиного пистолета за поясом джинсов, вонзаю-щегося в поясницу. Кто бы мог подумать, что я буду благодарна Лейле за то, что наставляла на меня оружие? Ох, Рэй, я так рада, что ты научил меня стрелять.
Рэй! О господи. Он будет ждать, что я приду к нему сегодня вечером. Может, я просто передам Джеку деньги, а он отдаст мне Миа и пусть себе катится на все четыре стороны?
Неожиданно оживает «блэкберри». Мелодия песни «Твоя любовь – король» наполняет комнату. О нет! Чего хочет Кристиан? Повернуть нож у меня в ране?
«Дело с самого начала было в деньгах?» Ох, Кристиан, как ты мог такое подумать? Гнев вспыхивает у меня в душе. Да, гнев. Это помогает. Я отсылаю звонок на голосовую почту. С мужем я разберусь позже.
Раздается стук в дверь.
– Миссис Грей. – Это Уилан. – Деньги готовы.
– Спасибо. – Я встаю, и комната тут же начинает кружиться. Я стискиваю спинку стула.
– Миссис Грей, вы хорошо себя чувствуете?
Я киваю и взглядом говорю ему: «Отвяжись!» Делаю еще один успокаивающий вдох. Я должна сделать это. Должна. Должна спасти Миа. Я одергиваю свою спортивную кофту, пряча рукоятку пистолета, торчащую из-за пояса на спине.
Мистер Уилан хмурится, но придерживает передо мной дверь, и на дрожащих ногах я иду.
Сойер ждет у входа, окидывая взглядом фойе. Черт! Наши глаза встречаются, и он хму-рит лоб, оценивая мою реакцию. Ох, он зол как черт! Я вскидываю указательный палец жестом «через минуту». Он кивает и отвечает на звонок по своему сотовому. Проклятье! Бьюсь об за-клад, это Кристиан. Я резко разворачиваюсь, чуть не столкнувшись с Уиланом, который топает за мной, и влетаю назад в маленький кабинет.
– Миссис Грей? – озадаченно говорит Уилан, тоже возвращаясь.
– Там человек, которого я не хочу видеть. Который меня преследует.
Глаза Уилана расширяются.
– Хотите, чтоб я вызвал полицию?
– Нет! – О господи, нет.
Что же мне делать? Я бросаю взгляд на часы. Почти пятнадцать минут четвертого. Джек позвонит с минуты на минуту. Думай. Ана, думай! Уилан смотрит на меня с растущим отчая-нием и замешательством. Должно быть, думает, что я свихнулась. «Ты и вправду свихну-лась», – рычит на меня мое подсознание.
– Мне надо позвонить. Не могли бы вы на минутку оставить меня одну, пожалуйста?
– Конечно, – отвечает Уилан и с облегчением, как мне кажется, покидает комнату. Когда он закрывает дверь, я дрожащими пальцами набираю номер Миа.
– Кого я слышу, моя зарплата, – презрительно отвечает Джек.
У меня нет времени на этот его бред собачий.
– У меня проблема.
– Знаю. Твоя охрана проследила тебя до банка.
Что? Откуда, черт побери, он знает?
– Придется тебе от них оторваться. У меня за банком стоит машина, черный «SUV», «Додж». Даю тебе три минуты, чтобы добраться туда. – «Додж»!
– Это может занять больше, чем три минуты. – Сердце мое снова подпрыгивает к горлу.
– Ты сообразительная для паршивой шлюхи, Грей. Что-нибудь придумаешь. И выброси свой сотовый, как только дойдешь до машины. Усекла, сука?
– Да.