50 оттенков свободы читать онлайн

Кристиан снова в комнате ожидания, разговаривает по телефону. Он прямо-таки устроил себе там офис. Странно, но в комнате никого больше нет, хотя другие боксы отделения тоже заняты. Интересно, не распугал ли Кристиан других посетителей. Он дает отбой.
– Кларк приедет к четырем.
Я хмурюсь. Что может быть такого срочного?
– Ладно. Рэй хочет кофе с пончиками.
Кристиан смеется.
– На его месте я бы тоже захотел. Попроси Тейлора съездить.
– Нет, я сама.
– Тогда возьми Тейлора с собой. – Голос строгий.
– Хорошо. – Я закатываю глаза, а он хмурится. Потом ухмыляется и склоняет голову набок.
– Здесь никого нет. – Теперь голос его восхитительно низкий, и я знаю, что он так грозит-ся отшлепать меня.
Я уже собираюсь бросить вызов, когда в комнату входит молодая пара. Женщина тихо плачет. Я примирительно пожимаю плечами, и Кристиан кивает. Подхватывает свой ноутбук, берет меня за руку и выводит из комнаты.
– Похоже, им уединение нужно больше, чем нам, – говорит Кристиан. – Развлечемся позже.
Тейлор терпеливо ждет на улице.
– Поехали привезем кофе и пончики.

Ровно в четыре раздается стук в дверь. Тейлор вводит детектива Кларка, который выгля-дит раздраженнее обычного. Он, похоже, всегда чем-то недоволен. А может, у него просто та-кое лицо.
– Мистер Грей, миссис Грей, спасибо, что согласились встретиться со мной.
– Детектив Кларк, здравствуйте. – Кристиан пожимает ему руку и приглашает сесть.
Я сажусь на диван, где получила такое удовольствие прошедшей ночью. От этой мысли я краснею.
– Я хотел бы побеседовать с миссис Грей, – подчеркнуто говорит Кларк Кристиану и Тейлору, который занимает позицию у двери. Кристиан бросает взгляд, затем чуть заметно ки-вает Тейлору, который поворачивается и уходит, прикрыв за собой дверь.
– Все, что вы желаете сказать моей жене, вы можете сказать в моем присутствии. – Голос холодный и деловитый.
Детектив Кларк поворачивается ко мне.
– Вы уверены, что хотите, чтобы ваш муж присутствовал?
Я хмурюсь.
– Конечно. Мне нечего скрывать. Вы же просто опрашиваете меня?
– Да, мэм.
– Тогда я хочу, чтобы мой муж остался.
Кристиан сидит рядом со мной, излучая напряжение.
– Хорошо, – говорит Кларк, смирившись. Откашливается. – Миссис Грей, мистер Хайд утверждает, что вы сексуально преследовали его и сделали ему несколько непристойных пред-ложений.
Что?! Я едва удерживаюсь, чтоб не рассмеяться, но кладу ладонь на колено мужа, чтобы успокоить его, поскольку Кристиан подается вперед.
– Какая чушь! – шипит он. Я сжимаю пальцы, заставляя его замолчать.
– Это неправда, – спокойно заявляю я. – В сущности, все было наоборот. Это он сделал мне непристойное предложение в весьма агрессивной манере, за что и был уволен.
– Хайд заявляет, – продолжает после паузы Кларк, – что вы сфабриковали историю о сек-суальных домогательствах, чтобы его уволили. Он утверждает, вы сделали это потому, что он отверг ваши притязания, и потому, что хотели занять его место.
Я хмурю брови. Ну и дела. Джек – еще больший псих, чем я думала.
– Это неправда. – Качаю головой.
– Детектив, только не говорите мне, что вы проехали весь этот путь, чтобы волновать мою жену этими нелепыми обвинениями.
Детектив Кларк обращает взгляд своих голубых, отдающих сталью глаз на Кристиана.
– Мне надо услышать это от миссис Грей, сэр, – говорит он со спокойной сдержанностью. Я снова стискиваю ногу Кристиана, молча умоляя его сохранять самообладание.
– Ты не обязана слушать этот бред, Ана.
– Думаю, мне следует рассказать детективу Кларку, как все было на самом деле.
Кристиан несколько секунд бесстрастно смотрит на меня, потом смиренно машет рукой.
– То, что говорит Хайд, – полнейшая клевета. – Мой голос звучит спокойно, хотя спокой-ствия я отнюдь не испытываю. Я озадачена обвинениями и нервничаю, зная, что Кристиан мо-жет взорваться. Что за игру ведет Джек? – Как-то вечером мистер Хайд стал приставать ко мне в офисной кухне. Он сказал, что это благодаря ему меня наняли, а в благодарность он ждет мо-ей благосклонности. Пытался шантажировать меня, используя электронные письма, которые я посылала Кристиану, в то время еще не моему мужу. Я не знала, что Хайд просматривает мою почту. Он ненормальный – даже обвинил меня, что я шпионка, посланная Кристианом, предпо-ложительно чтобы помочь ему завладеть компанией. Он не знал, что Кристиан уже купил изда-тельство. – Я качаю головой, вспоминая тот крайне неприятный эпизод.
– В конце концов я… э… сбила его с ног.
Брови Кларка удивленно поднимаются.
– Сбили с ног?
– Мой отец – бывший военный. Хайд… э… дотронулся до меня, а я умею защищаться.
В коротком взгляде Кристиана читается гордость.
– Ясно. – Кларк откидывается на спинку дивана, тяжело вздыхая.
– Вы говорили с кем-нибудь из бывших помощниц Хайда? – интересуется Кристиан по-чти добродушно.
– Да, говорили. Но, по правде сказать, нам не удается разговорить ни одну из его помощ-ниц. Все они твердят, что он был примерным боссом, даже несмотря на то, что ни одна из них не продержалась больше трех месяцев.
– У нас была та же проблема, – бормочет Кристиан.
Ого?! Мы с детективом Кларком смотрим на Кристиана разинув рты.
– Мой начальник службы безопасности расспрашивал пять последних помощниц.
– И зачем?
Кристиан бросает на него суровый взгляд.
– Затем, что моя жена работала на него, а я проверяю всех, с кем работает моя жена.
Детектив Кларк вспыхивает. Я сконфуженно пожимаю плечами; в моей улыбке читается: «Добро пожаловать в мой мир».
– Понятно, – говорит Кларк. – Думаю, тут есть нечто большее, чем кажется на первый взгляд, мистер Грей. Завтра мы проводим более тщательный обыск его квартиры, может, что-то еще и прояснится. Хотя, по нашим сведениям, он уже какое-то время там не живет.
– Вы уже проводили обыск?
– Да. Это будет повторный. На этот раз будем искать отпечатки пальцев.
– Вы все еще не предъявили ему обвинение в покушении на убийство Рос Бейли и меня? – тихо спрашивает Кристиан.
Что?
– Мы надеемся найти больше доказательств в связи с повреждением вашего вертолета, мистер Грей. Нам нужно больше, чем частичный отпечаток пальца, и пока Хайд под арестом, мы сможем построить дело.
– И это все, за чем вы приехали?
Кларк ощетинивается.
– Да, мистер Грей, если только у вас не появилось никаких новых мыслей насчет записки.
Записки? Какой записки?
– Нет. Я же говорил вам. Для меня она не имеет смысла. – Кристиан не может скрыть раздражение. – И не понимаю, почему нельзя было сделать это по телефону.
– Кажется, я говорил вам, что предпочитаю практический подход. К тому же заодно навещу свою двоюродную тетку, которая живет здесь, в Портленде, – убью сразу двух зайцев, так сказать. – Кларк сохраняет невозмутимое лицо, ничуть не обескураженный вспышкой мое-го мужа.
– Что ж, если это все, мне нужно работать. – Кристиан встает, и детектив Кларк следом за ним.
– Спасибо, что уделили мне время, миссис Грей, – вежливо говорит он.
Я киваю.
– Мое почтение, мистер Грей.
Кристиан открывает дверь, и Кларк выходит.
Я бессильно опускаюсь на диван.
– Ну каков негодяй, а? – взрывается Кристиан.
– Ты о Кларке?
– Нет, об этом подонке Хайде.
– Просто в голове не укладывается.
– Что за игру он ведет? – шипит Кристиан сквозь стиснутые зубы.
– Не знаю. Думаешь, Кларк поверил мне?
– Разумеется, поверил. Он знает, что Хайд – гнида, каких поискать.
– Ты ужасный сквернослов.
– Сквернослов? – ухмыляется Кристиан.
– Да.
Он неожиданно широко улыбается и садится рядом со мной, притягивая меня в свои объ-ятия.
– Не думай об этом подонке. Пойдем посмотрим, как там твой отец, и попробуем обсу-дить завтрашнюю транспортировку.
– Он хочет остаться в Портленде и не быть обузой.
– Я с ним поговорю.
– Я бы хотела сопровождать его.
Кристиан смотрит на меня, и сначала мне кажется, что он скажет «нет».
– Хорошо. Я тоже поеду. Сойер и Тейлор могут взять машины. Сегодня вечером я дам Сойеру вести твою «R-8».

На следующий день Рэй знакомится со своим новым жилищем – просторной, светлой комнатой в реабилитационном центре Северо-западной больницы Сиэтла. Сейчас полдень, и Рэй выглядит сонным. Перелет на вертолете сильно его утомил.
– Скажи Кристиану, что я ему очень благодарен, – тихо говорит он.
– Ты сам можешь сказать. Он будет сегодня вечером.
– А ты разве не идешь на работу?
– Возможно. Просто хочу убедиться, что тебе здесь хорошо.
– Давай уже иди. Незачем со мной носиться.
– А мне нравится носиться с тобой.
Звонит мой «блэкберри». Я смотрю на номер – какой-то незнакомый.
– Собираешься отвечать? – спрашивает Рэй.
– Нет. Я не знаю, кто это. Голосовая почта примет звонок. Я принесла тебе кое-что почи-тать. – Указываю на стопку спортивных журналов на прикроватной тумбочке.
– Спасибо, Анни.
– Ты устал, да?
Он кивает.
– Тогда спи. – Я целую его в лоб. – Пока, папочка.
– Увидимся, милая. И спасибо. – Рэй берет мою руку и мягко сжимает. – Я люблю, когда ты называешь меня папочкой. Прямо как раньше.
Ох, папа. Я тоже жму его руку.

Выхожу через центральный вход и направляюсь к машине, где ждет Сойер. Слышу, как кто-то меня окликает.
– Миссис Грей! Миссис Грей!
Обернувшись, я вижу, что ко мне спешит доктор Грин, выглядящая, как всегда, безупреч-но, но слегка взволнованная.
– Миссис Грей, как поживаете? Вы получили мое послание? Я вам звонила.
– Нет. – У меня начинает покалывать кожу головы.
– Я хотела узнать, почему вы отменили четыре встречи.
Четыре? Я недоуменно смотрю на нее. Я пропустила четыре назначенные встречи? Как?
– Быть может, нам стоит поговорить об этом у меня в кабинете. Я вышла позавтракать… у вас есть сейчас время?
Я смиренно киваю.
– Конечно, я… – Слова изменяют мне. Я пропустила четыре встречи? И опоздала с уко-лом. Черт.
Как в тумане, возвращаюсь в больницу и поднимаюсь к ней в кабинет. Как я могла пропу-стить четыре встречи? Смутно помню о переносе одной – Ханна упоминала об этом, – но че-тыре? Как я умудрилась пропустить четыре?
Кабинет доктора Грин просторный, в минималистском стиле и хорошо обставленный.
– Хорошо, что вы застали меня до того, как я ушла, – бормочу я, все еще потрясенная. – Мой отец попал в аварию, и мы только что перевезли его сюда из Портленда.
– Мне очень жаль. Как он?
– Все хорошо, спасибо. Поправляется.
– Прекрасно. И это объясняет, почему вы отменили встречу в пятницу.
Доктор Грин двигает мышкой на своем столе, и ее компьютер оживает.
– Да… уже больше тринадцати недель. Вы немного запаздываете. Нам лучше сделать тест, прежде чем делать вам еще один укол.
– Тест? – шепчу я, и вся кровь отливает у меня от головы.
– Тест на беременность.
Нет.
Она лезет в ящик своего стола.
– Вы знаете, что с этим делать. – Протягивает мне маленькую емкость. – Туалет прямо напротив моего кабинета.
Я поднимаюсь, словно в трансе, и тащусь в туалет.
Черт, черт, черт, черт. Как я могла допустить это… опять? Мне вдруг делается нехоро-шо, и я возношу безмолвную молитву: «Пожалуйста, нет. Еще слишком рано. Слишком рано. Слишком рано».
Когда я вновь вхожу в кабинет доктора Грин, она натянуто улыбается мне и жестом предлагает сесть у стола.
Я сажусь и без слов подаю ей свой образец. Она окунает в него маленькую белую палочку и наблюдает. Потом поднимает брови, когда палочка становится бледно-голубой.
– Что это означает? – Напряжение буквально душит меня.
Она поднимает на меня глаза. Взгляд серьезный.
– Что ж, миссис Грей, это означает, что вы беременны.
Что? Нет. Нет. Нет. Проклятье.

Глава 20

Я в оцепенении смотрю на доктора Грин, и мой мир рушится. Ребенок. Ребенок. Я не хо-чу ребенка… пока не хочу. И в глубине души знаю, что Кристиан придет в ярость.
– Миссис Грей, вы очень бледны. Хотите стакан воды?
– Пожалуйста. – Мой голос чуть слышен. Мысли путаются. Беременна? Как? Когда?
– Я так понимаю, вы удивлены.
Я киваю доброму доктору, и она подает мне стакан воды, налитой из стоящего рядом ку-лера. Делаю желанный глоток.
– Потрясена, – шепчу я.
– Мы можем сделать ультразвук, чтобы определить срок. Судя по вашей реакции, подо-зреваю, недели две или около того с момента оплодотворения – четыре или пять недель бере-менности. Насколько я понимаю, других симптомов у вас не было?
Я безмолвно качаю головой. Симптомов? Вроде бы нет.
– Я думала… думала, это надежная форма контрацепции.
Доктор Грин приподнимает бровь.
– Обычно да, когда не забывают делать укол.
– Должно быть, я потеряла счет времени. – Кристиан разозлится. Я знаю.
– Месячные у вас были?
Я хмурюсь.
– Нет.
– Это нормально для подобного вида контрацепции. Давайте сделаем ультразвук, хоро-шо? Я меня есть время.
Я оцепенело киваю, и доктор Грин ведет меня к обтянутому черной кожей смотровому столу за ширмой.
– Вам надо снять юбку и белье, накроетесь одеялом, мы приступим, – бодро говорит она.
Белье? Я ожидала ультразвукового обследования живота. Зачем снимать белье? Я недо-уменно пожимаю плечами, делаю, как сказано, и ложусь под мягкое белое одеяло.
– Вот и замечательно. – Доктор Грин появляется у стола, подтягивает поближе ультра-звуковой аппарат. Усевшись, она поворачивает монитор так, чтобы мы обе видели его, и сту-чит по клавишам. Экран оживает.
– Пожалуйста, согните ноги в коленях, потом широко раздвиньте их, – прозаично говорит она.
Я недоуменно хмурюсь.
– Это трансвагинальный ультразвук. Если срок очень маленький, с его помощью мы смо-жем найти ребенка. – Она берет длинный белый зонд.
Это еще что за штука?
– Хорошо, – бормочу я, краснея от стыда, и делаю, как она говорит. Грин натягивает на конец зонда презерватив и смазывает его прозрачным гелем.
– Миссис Грей, расслабьтесь.
Расслабиться? Я беременна, черт побери! Как я могу расслабиться? Я еще сильнее крас-нею и пытаюсь подумать о чем-то хорошем… но в данный момент с этим у меня большая про-блема.
Медленно и мягко она вводит зонд.
О господи!
Единственное, что я вижу на экране, – это какая-то серовато-белая бесформенная масса. Доктор Грин медленно двигает зондом, и это ужасно смущает.
– Вот, – говорит она. Нажимает кнопку, фиксируя картинку на экране, и указывает на крошечный комочек среди всей этой серо-белой аморфной массы.
Маленький комочек. Крошечный комочек в моем животе. Совсем малюсенький. Ух ты. Я забываю про свой дискомфорт, потрясенно глядя на комочек.
– Сердцебиение пока еще не прослушивается, слишком рано, но да, вы определенно бе-ременны. Четыре или пять недель, я бы сказала. – Она хмурится. – Похоже, действие укола за-кончилось раньше времени. Ну что ж, такое случается.
Я слишком ошарашена, чтобы что-нибудь сказать. Маленький комочек – ребенок. Насто-ящий ребенок. Ребенок Кристиана. Мой ребенок. Ну и ну! Ребенок!
– Хотите, чтобы я распечатала для вас снимок?
Я киваю, все еще не в состоянии говорить, и доктор Грин нажимает кнопку. Затем мягко вынимает зонд и вручает мне бумажное полотенце, чтобы вытереться.
– Поздравляю, миссис Грей, – говорит она, когда я сажусь. – Я назначу вам еще один прием. Скажем, через четыре недели. Тогда мы сможем определить точный срок беременности и установить дату родов. Можете одеваться.
– Хорошо.
Я торопливо одеваюсь. Голова идет кругом. У меня есть комочек. Маленький комочек. Когда я выхожу из-за ширмы, доктор Грин уже снова сидит за своим столом.
– А пока я рекомендую вам начать курс фолиевой кислоты и специальных витаминов. Вот список запретов и предписаний.
Вручая мне пакет с витаминами и списком, она продолжает говорить со мной, но я не слушаю. Я потрясена. Я в глубоком шоке. Наверное, мне следовало бы радоваться… если б мне было лет тридцать. Еще так рано, слишком рано. Я пытаюсь подавить поднимающуюся волну паники.
Вежливо прощаюсь с доктором Грин и, как в тумане, выхожу из больницы в прохладу осеннего дня. Внезапно меня начинает бить озноб от холода и дурного предчувствия. Кристиан будет в ярости, я знаю, но как сильно и как долго, не представляю. Его слова преследуют меня: «Я пока еще не готов ни с кем тебя делить». Поплотнее закутываюсь в пиджак, стараясь про-гнать озноб.
Сойер выпрыгивает из машины и придерживает дверцу. Он хмурится, когда видит мое лицо, но я оставляю без внимания его озабоченность.
– Куда, миссис Грей? – мягко спрашивает он.
– В SIP.
Я усаживаюсь на заднее сиденье машины, закрываю глаза и откидываю голову на подго-ловник. Я должна радоваться. Но не рада. Слишком рано. Чересчур несвоевременно. А как же моя работа? Как же SIP? Как же мы с Кристианом? Нет. Нет. Нет. Все будет хорошо. У нас все будет хорошо. Кристиан любил маленькую Миа – я помню, Каррик мне рассказывал, – он и сейчас ее обожает. Быть может, следует предупредить Флинна… Быть может, не стоит гово-рить Кристиану. Быть может, мне… мне следует… избавиться от ребенка. Я решительно оста-навливаю свои мысли, испугавшись мрачного направления, которое они приняли. Инстинктив-но моя ладонь защитным жестом ложится на живот. Нет. Мой маленький комочек. Слезы под-ступают к глазам. Что же мне делать?
Видение маленького мальчика с медными волосами и яркими серыми глазами, бегущего по лугу у нашего нового дома, вторгается в мои мысли, дразня и маня возможностями. Маль-чик хохочет и взвизгивает, когда мы с Кристианом гонимся за ним. Кристиан подбрасывает его высоко в воздух и несет на руках, и мы идем рука об руку к дому.
Я вижу Кристиана, с отвращением отворачивающегося от меня. Я толстая и неуклюжая, с большим животом. Он идет по длинному зеркальному коридору, удаляясь от меня, и звук его шагов эхом отдается от зеркальных стен и пола. Кристиан…
Вздрогнув, я просыпаюсь. Нет. Он страшно разозлится.
Сойер останавливается перед издательством, и я выскакиваю из машины и направляюсь в здание.
– Ана, рада тебя видеть. Как твой папа? – спрашивает Ханна, когда я подхожу к своему кабинету. Я холодно смотрю на нее.
– Лучше, спасибо. Не могла бы ты зайти ко мне в кабинет?
– Конечно. – Она идет за мной, вид удивленный. – Все в порядке?
– Мне нужно знать, переносила ли ты или отменяла мои встречи с доктором Грин.
– Доктором Грин? Да. Две или три. Главным образом потому, что ты была на других встречах или опаздывала. А что?
«А то, что теперь я беременна!» – мысленно кричу на нее я. Делаю глубокий вдох, успо-каиваясь.