50 оттенков свободы читать онлайн

– Не уверена, что его сейчас можно транспортировать.
– Я поговорю с доктором Слудер. Узнаю ее мнение.
– Ты соскучился по дому?
– Да.
– Ладно.

– Ты не перестаешь улыбаться, – говорит Кристиан, когда я торможу перед «Хитманом».
– Я очень рада. И счастлива.
Кристиан ухмыляется.
– Это хорошо.
День на исходе, и я ежусь, когда выхожу в прохладный, бодрящий вечер и вручаю ключи служителю парковки. Он с вожделением оглядывает мою машину, и я его не виню. Кристиан обнимает меня.
– Отпразднуем? – спрашивает он, когда мы входим в вестибюль.
– Что?
– Выздоровление твоего отца.
Я хихикаю.
– Скучал по этому звуку. – Кристиан целует меня в волосы.
– Не могли бы мы просто поесть в своем номере? Ну, знаешь, провести тихий, спокойный вечер?
– Конечно. Идем. – Взяв за руку, он ведет меня к лифтам.

– Бесподобно вкусно, – удовлетворенно бормочу я, отодвигая тарелку, впервые за долгое время наевшись до отвала. – Здешние повара знают, как готовить отличный tarte Tatin.
Я только что приняла ванну, и на мне лишь трусы и майка Кристиана. На заднем фоне тихонько играет айпод Кристиана, и Дидо щебечет о белых флагах. Кристиан раздумчиво смотрит на меня. Волосы его все еще влажные после ванны, и на нем только черная майка и джинсы.
– Впервые за все время, что мы здесь, я вижу, что ты нормально ешь, – говорит он.
– Я проголодалась.
Он откидывается на стуле с самодовольной ухмылкой и делает глоток белого вина.
– Чем бы ты хотела сейчас заняться?
– А ты что хочешь?
Он насмешливо вскидывает бровь.
– То же, что хочу всегда.
– И что это?
– Не прикидывайтесь скромницей, миссис Грей.
Потянувшись через стол, я хватаю его руку, переворачиваю и вожу указательным паль-цем по ладони.
– Я бы хотела, чтобы ты дотронулся до меня вот этим. – Я провожу своим пальцем по его.
Он ерзает на стуле.
– Только этим? – Глаза его тут же темнеют и вспыхивают.
– Может, вот этим? – Я веду кончиком пальца по его среднему и обратно к ладони. – И этим. – Мой ноготь обводит безымянный палец с кольцом. – Определенно, этим. – Мой палец останавливается у обручального кольца. – Оно ужасно сексуальное.
– В самом деле?
– О да. Оно говорит: «Этот мужчина мой». – И я обвожу небольшую огрубелость, кото-рая уже образовалась у него на ладони ниже кольца. Он наклоняется вперед и берет меня за подбородок другой рукой.
– Миссис Грей, вы соблазняете меня?
– Надеюсь.
– Анастейша, я весь твой. – Голос его звучит низко. – Иди сюда. – Он тянет меня за руку, к себе на колени. – Мне нравится, когда ты такая доступная. – Он скользит рукой по моему бедру к ягодицам. Обхватывает меня за шею другой рукой и целует.
У него вкус белого вина, и яблочного пирога, и Кристиана. Я пропускаю его волосы сквозь пальцы, прижимая к себе, пока наши языки исследуют, обвиваются вокруг друг друга, разогревая кровь в жилах. Когда Кристиан отрывается от меня, дыхания не хватает обоим.
– Пойдем в постель.
– В постель?
Он отстраняется чуть дальше и тянет меня за волосы, заставляя посмотреть на него.
– А вы что предпочитаете, миссис Грей?
Я пожимаю плечами, изображая безразличие.
– Удиви меня.
Он ухмыляется.
– Ты сегодня что-то несговорчива. – Он трется носом о мой.
– Возможно, меня надо связать.
– Возможно. А ты в свои преклонные годы становишься прямо командиршей. – Он щу-рится, но не может скрыть веселых искорок в глазах.
– И что ты намерен с этим делать? – дерзко спрашиваю я.
Его глаза блестят.
– Я знаю, что хотел бы с этим сделать. Зависит от того, согласишься ли ты.
– Ах, мистер Грей, в последние пару дней вы были со мной очень нежным.
– Тебе не нравится нежность?
– С тобой – конечно. Но знаешь… разнообразие – вот что придает остроту жизни. – Я хлопаю ресницами.
– У тебя на уме что-то не слишком нежное?
– Кое-что жизнеутверждающее.
Он удивленно вскидывает брови.
– Жизнеутверждающее, – повторяет он, потрясенный моим тоном.
Я киваю. Он мгновение смотрит на меня.
– Не кусай губу, – шепчет он, затем внезапно поднимается, держа меня на руках. Я вскрикиваю и от неожиданности хватаюсь за его руки, боясь оказаться на полу. Он идет к са-мому маленькому из трех диванов и усаживает меня на него.
– Жди здесь. Не двигайся. – Бросает на меня горячий напряженный взгляд и разворачива-ется, направляясь в спальню. Ох… Кристиан босиком. Почему его босые ноги – это так сексу-ально? Он возвращается через минуту, застигнув меня врасплох, и наклоняется надо мной сза-ди.
– Думаю, мы освободимся от этого. – Хватает мою майку и стягивает ее через голову, оставляя меня в одних трусах. Тянет за собранные в хвост волосы и целует.
– Встань, – приказывает он и отпускает. Я немедленно подчиняюсь. Он расстилает на ди-ван полотенце.
Полотенце?
– Сними трусики.
Я сглатываю, но делаю, как велено, бросая их рядом с диваном.
– Сядь. – Он снова хватает меня за хвост и оттягивает голову назад. – Ты скажешь, чтобы я остановился, если это будет слишком, ведь так?
Я киваю.
– Скажи. – Голос его строг.
– Да, – пищу я.
Он ухмыляется.
– Хорошо. Итак, миссис Грей… удовлетворяя вашу просьбу, я свяжу вас. – Голос опус-кается до прерывистого шепота. Желание пронзает мое тело, словно молния, от одних только слов. Ох, мой любимый Пятьдесят Оттенков… на диване?
– Подтяни колени вверх, – мягко приказывает он. – И откинься назад.
Я ставлю ноги на край дивана, коленями перед собой. Он берет мою левую ногу и, подо-брав пояс от банного халата, обвязывает один конец вокруг колена.
– Банный халат?
– Я импровизирую. – Он опять ухмыляется и, обвязав вторую коленку, заводит оба конца за спинку дивана, тем самым раздвигая мне ноги.
– Не двигайся, – предупреждает он, завязывая конца поясов за спинкой.
С ума сойти. Я сижу на диване, ноги широко разведены.
– Нормально? – мягко спрашивает Кристиан, глядя на меня из-за дивана.
Я киваю, ожидая, что он свяжет руки тоже. Но он этого не делает. Наклоняется и целует меня.
– Ты даже не представляешь, как соблазнительно сейчас выглядишь, – бормочет он и трется носом о мой нос. – Думаю, надо сменить музыку. – Он выпрямляется и вальяжной по-ходкой идет туда, где лежит его айпод.
Как ему это удается? Я тут сижу, связанная и доведенная до крайности, а он такой спо-койный и невозмутимый. Он все еще в поле моего зрения, и я любуюсь игрой мышц под май-кой, когда он меняет музыку. Нежный, почти детский, женский голос начинает петь о том, что кто-то следит за мной.
Мне нравится эта песня.
Кристиан поворачивается, и глаза его находят и не отпускают мои. Он подходит к дивану и грациозно опускается передо мной на колени.
Неожиданно я чувствую себя ужасно открытой, незащищенной.
– Незащищенная? Уязвимая? – спрашивает он, прочитав мои мысли.
Я киваю.
– Хорошо, – бормочет он. – Протяни руки.
Я не могу оторваться от его завораживающих глаз, но делаю то, что сказано. На каждую ладонь Кристиан наливает из маленького прозрачного пузырька немного маслянистой жидко-сти. У нее насыщенный мускусный, чувственный запах, определить который я не могу.
– Потри руки. – Я ерзаю под его горячим, тяжелым взглядом. – Сиди спокойно, – преду-преждает он.
А как же.
– А теперь, Анастейша, я хочу, чтобы ты прикасалась к себе.
Вот дела.
– Начни с шеи и продвигайся вниз.
Я мешкаю.
– Не стесняйся, Ана. Давай. Сделай это. – Веселье и вызов читаются на его лице так же ясно, как и желание.
Нежный голосок продолжает петь. Я кладу ладони себе на шею и позволяю им соскольз-нуть вниз, к вершине груди. Благодаря маслу они катятся, как санки по снегу. Ладони теплеют.
– Ниже, – бормочет Кристиан. Он не дотрагивается до меня.
Обхватываю груди.
– Подразни себя.
Вот так. Я осторожно тяну за соски.
– Сильнее, – побуждает Кристиан. Он неподвижно сидит у меня между ног и просто наблюдает. – Как сделал бы я, – добавляет он, глаза его блестят мрачно и загадочно. Мышцы внизу живота сжимаются. Я тихо стону в ответ и сильнее тяну соски, чувствуя, как они тверде-ют и удлиняются под моими прикосновениями.
– Да. Вот так. Еще.
Закрыв глаза, я снова тяну, мну и тискаю их между пальцами. Из горла вырывается не-произвольный стон.
– Открой глаза.
Я моргаю.
– Еще. Я хочу видеть тебя. Видеть, как ты наслаждаешься своими прикосновениями.
Надо же. Я повторяю движения. Это так… эротично.
– Руки. Ниже.
Я ерзаю.
– Сиди смирно, Ана. Впитывай удовольствие. Ниже. – Голос низкий и хриплый, оболь-щающий и завораживающий.
– Сделай это сам, – шепчу я.
– Сделаю – и очень скоро. А сейчас ты. Ниже. Давай же. – Кристиан проводит языком по своим губам. Ну нет. Я извиваюсь, натягивая путы.
Он медленно качает головой.
– Спокойно. – Кладет руки мне на колени, удерживая на месте. – Давай, Ана, ниже.
Мои ладони скользят по животу к лону.
– Ниже, – приказывает он.
– Кристиан, пожалуйста.
Его руки скользят от моих колен по бедрам к моим вратам.
– Ну, же, Ана. Прикоснись к себе.
Мой левая рука спускается вниз, и я обвожу медленный круг и выдыхаю беззвучное «о».
– Еще, – шепчет он.
Я стону громче и повторяю движение. Голова откидывается назад, дыхание сбивчивое, частое.
– Еще.
Я издаю громкий протяжный стон, и Кристиан резко втягивает воздух. Схватив меня за руки, наклоняется и пробегает носом, а потом языком в основании моих бедер.
– Ах!
Я хочу дотронуться до него, но, когда пытаюсь сделать это, его пальцы крепче сжимают мои запястья.
– Привяжу и их. Сиди смирно.
Я стону. Он отпускает меня, затем вводит два средних пальца и кладет ладонь на клитор.
– Я собираюсь сделать так, что ты кончишь быстро, Ана. Готова?
– Да, – выдыхаю я.
Он начинает двигать пальцами и ладонью вверх и вниз, быстро, одновременно лаская са-мое чувствительное место внутри меня и клитор. Ощущения такие интенсивные, такие яркие. Наслаждение нарастает и стрелами прошивает нижнюю половину тела. Я хочу вытянуть ноги, но не могу. Ногти царапают полотенце подо мной.
– Сдавайся, – шепчет Кристиан.
Я взрываюсь вокруг его пальцев, выкрикивая что-то нечленораздельное. Он прижимает ладонь к клитору, и волны блаженства прокатываются по телу, продлевая восхитительную аго-нию. Смутно сознаю, что он развязывает мои ноги.
– Моя очередь, – бормочет он и одним рывком переворачивает меня так, что я лежу ли-цом вниз на диване, коленями на полу. Он раздвигает мне ноги и сильно шлепает по заду.
– Ай! – вскрикиваю я, и он одним мощным ударом вламывается в меня.
– Ох, Ана, – шипит Кристиан сквозь стиснутые зубы, начиная двигаться. Пальцы с силой вонзаются в бедра. И блаженство снова нарастает.
– Давай, Ана! – кричит Кристиан, и я снова рассыпаюсь на тысячи кусочков, сжимаясь во-круг него и вскрикивая в пароксизме страсти.
– Достаточно жизнеутверждающе для тебя? – Кристиан целует мои волосы.
– О да, – бормочу я, устремив взгляд в потолок. Лежу на муже спиной, мы оба на полу рядом с диваном. Он все еще одет.
– Думаю, надо повторить. И в этот раз никакой одежды.
– Господи, Ана. Дай человеку шанс.
Я хихикаю, и он усмехается.
– Я рад, что Рэй пришел в себя. Похоже, твои аппетиты вернулись, – говорит он, не скры-вая в голосе улыбки.
Переворачиваюсь и сердито насупливаю брови.
– Ты забыл про эту ночь и утро? – Я надуваю губы.
– Разве это можно забыть? – Он улыбается и при этом выглядит таким молодым, безза-ботным и счастливым. Потом обхватывает мой зад. – У вас фантастическая попка, миссис Грей.
– У вас тоже. – Я выгибаю бровь. – Хотя ты до сих пор прикрыт.
– И что же вы собираетесь предпринять по этому поводу, миссис Грей?
– Я собираюсь раздеть вас, мистер Грей. Всего.
Он ухмыляется.
– И, думаю, в тебе очень много милого, – бормочу я, имея в виду песню, которая все иг-рает, поставленная на повтор. Его улыбка сникает.
О нет.
– Да, да, – шепчу я. Наклоняюсь и целую его в уголок рта. Он закрывает глаза, и руки, обнимающие меня, сжимаются.
– Кристиан, да. Ты сделал этот уикенд таким особенным – несмотря на то что случилось с Рэем.
Он открывает свои большие серьезные глаза – и мне больно видеть выражение его лица.
– Потому что я люблю тебя.
– Знаю. И я тоже люблю тебя. – Я глажу его лицо. – Ты тоже дорог мне. Ты ведь знаешь это, правда?
Он с потерянным видом замирает.
Ох, Кристиан… мои сладкие Пятьдесят Оттенков!
– Поверь мне, – шепчу я.
– Это нелегко. – Его голос чуть слышен.
– Постарайся. Очень постарайся, потому что это правда. – Я снова глажу его по лицу, пальцами касаясь бачков. Глаза – серые океаны растерянности, страдания и боли. Мне хочется забраться внутрь его тела и обнять. Все что угодно, лишь бы стереть этот взгляд. Когда же он наконец поймет, что дорог мне больше жизни? Что он более чем достоин моей любви, любви своих родителей, брата и сестры? Я говорила ему это уже сотни раз и все равно снова вижу этот потерянный, полный боли взгляд. Время. На это потребуется время.
– Ты замерзнешь. Идем. – Он грациозно поднимается на ноги и поднимает меня.
Я обнимаю его, и мы идем в спальню. Не стану давить, но после несчастного случая с Рэем для меня стало еще важнее, чтобы он знал, как сильно я люблю его.
Входим в спальню, и я лихорадочно придумываю способ восстановить то желанное, лег-комысленное настроение, которое было всего пару минут назад.
– Посмотрим телевизор? – спрашиваю я.
Кристиан фыркает.
– Я надеялся на второй раунд. – Мой переменчивый Пятьдесят Оттенков снова вернулся.
Я выгибаю бровь и останавливаюсь у кровати.
– Что ж, в таком случае командовать буду я.
Он изумленно смотрит на меня, а я толкаю его на кровать и, быстро усевшись верхом, пригвождаю его руки над головой.
Он ухмыляется.
– Что ж, миссис Грей, теперь, когда я в вашей власти, что вы намерены со мной делать?
Я наклоняюсь и шепчу ему на ухо:
– Буду любить тебя.
Он закрывает глаза и резко вдыхает, а я мягко скольжу зубами по его подбородку.

Кристиан работает на компьютере. Сейчас раннее солнечное утро, и он печатает элек-тронное письмо.
– Доброе утро, – тихо говорю я от двери. Он поворачивается и улыбается мне.
– Миссис Грей. Вы рано поднялись. – Он раскрывает мне объятия.
Я вихрем проношусь через комнату и сворачиваюсь у него на коленях.
– Как и ты.
– Я просто работал. – Он чуть сдвигается и целует мои волосы.
– Что? – спрашиваю я, чувствуя, что что-то не так.
Он вздыхает.
– Получил мейл от детектива Кларка. Хочет поговорить с тобой об этой скотине Хайде.
– Правда? – Я выпрямляюсь.
– Да. Я сказал, что ты пока в Портленде, так что ему придется подождать. Но он говорит, что хотел бы побеседовать с тобой здесь.
– Приедет сюда?
– По-видимому. – Кристиан выглядит озадаченным.
Я хмурюсь.
– Что ж там такого важного, что не может подождать?
– Вот и я о том же.
– Когда приезжает?
– Сегодня. Я напишу, чтобы не приезжал.
– Мне нечего скрывать. Интересно, что он хочет узнать?
– Узнаем, когда приедет. Я тоже заинтригован. – Кристиан опять сдвигается. – Завтрак скоро принесут. Давай поедим, а потом навестим твоего отца.
Я киваю.
– Можешь остаться здесь, если хочешь. Вижу, ты занят.
Он хмурится.
– Нет, я хочу поехать с тобой.
– Хорошо. – Я улыбаюсь, обнимаю его за шею и целую.

Рэй не в духе. Это радует. Все у него чешется, все ему мешает, все раздражает, все надо-ело.
– Папа, ты побывал в серьезной аварии. Нужно время, чтобы восстановиться. Мы с Кри-стианом хотим перевезти тебя в Сиэтл.
– Не понимаю, зачем ты со мной возишься. Я прекрасно справлюсь здесь и сам.
– Не глупи. – Я с нежностью сжимаю его руку, и он отвечает улыбкой.
– Тебе что-нибудь нужно?
– Я б не отказался от пончика, Анни.
Я снисходительно улыбаюсь ему.
– Добуду тебе парочку. Мы поедем в «Вуду».
– Здорово!
– А приличного кофе хочешь?
– Черт, да!
– Ладно, привезу.