50 оттенков свободы читать онлайн

– Да.
– Куда хочешь пойти? Это твой день, Ана.
– Я знаю одно подходящее место.
Подъезжаю к галерее, где проходила выставка работ Хосе, и паркуюсь перед рестораном «Ле Пикотин», куда мы ходили после выставки.
Кристиан ухмыляется.
– На минуту мне показалось, что ты поведешь меня в тот ужасный бар, откуда звонила мне навеселе.
– Зачем бы я это делала?
– Чтобы проверить, живы ли все еще азалии. – Он сардонически изгибает бровь.
Я краснею.
– Не напоминай мне! Кроме того… ты же все равно потом отвез меня к себе в номер. – Я самодовольно улыбаюсь.
– Лучшее решение за всю мою жизнь, – говорит он.
– Да. – Я наклоняюсь и целую его.
– Как думаешь, тот расфуфыренный павлин по-прежнему обслуживает столики?
– Расфуфыренный? Мне он таким не показался.
– Он пытался произвести на тебя впечатление.
– Что ж, ему это удалось.
Рот Кристиана кривится презрительно-насмешливо.
– Пойдем посмотрим? – предлагаю я.
– Ведите, миссис Грей.

После ланча мы забегаем в «Хитман», чтобы забрать ноутбук Кристиана, и возвращаемся в больницу. Я провожу день с Рэем, читаю ему вслух одну из рукописей, которые мне присла-ли. Мой единственный аккомпанемент – звуки аппаратов, поддерживающих его жизнь, удержи-вающих его со мной. Теперь, когда я знаю, что он идет на поправку, я могу дышать чуть сво-боднее и расслабиться. Я настроена оптимистически. Ему просто нужно время, чтобы выздо-роветь. Время у меня есть – это я могу ему дать. Я раздумываю, стоит ли попробовать еще раз позвонить маме, но решаю сделать это позже. Я держу Рэя за руку, пока читаю, время от вре-мени сжимая пальцы, мысленно внушая поправиться. Пальцы его мягкие и теплые. На безы-мянном все еще виднеется углубление в том месте, где он носил обручальное кольцо, – после стольких лет.
Спустя час или два, точно не знаю сколько, я поднимаю глаза и вижу Кристиана с ноут-буком в руке, стоящего в изножье кровати, и сестру Келли.
– Пора ехать, Ана.
– Ой, – я крепко стискиваю руку Рэя. Мне не хочется его оставлять.
– Я хочу накормить тебя. Идем. Уже поздно. – Кристиан настойчив.
– Я собираюсь обтереть мистера Стила губкой, – говорит сестра Келли.
– Хорошо, – уступаю я. – Мы вернемся завтра утром.
Целую Рэя в щеку, ощущая губами незнакомую щетину. Мне это не нравится. Скорее по-правляйся, папочка. Я люблю тебя.

– Я подумал, мы пообедаем внизу. В отдельном кабинете, – говорит Кристиан, открывая дверь в наш номер.
– Вот как? Чтобы закончить то, что начал несколько месяцев назад?
Он самодовольно ухмыляется.
– Если вам очень повезет, миссис Грей.
Я смеюсь.
– Кристиан, у меня нет с собой ничего нарядного.
Он улыбается, протягивает руку и ведет меня в спальню. Открывает шкаф, где висит большой белый пакет.
– Тейлор? – спрашиваю я.
– Кристиан, – отвечает он с нажимом, слегка оскорбленный. Мне смешно. Расстегнув «молнию» сумки, нахожу внутри темно-синее атласное платье и вытаскиваю. Оно потрясаю-щее. С тонкими бретелями. Маленькое.
– Какое красивое. Спасибо. Надеюсь, подойдет.
– Подойдет, – уверенно заявляет Кристиан. – И вот… – он достает обувную коробку, – туфли к нему. – Он плотоядно улыбается.
– Ты обо всем подумал. Спасибо. – Привстаю на цыпочки и целую его.
– Да. – Он вручает мне еще одну коробку.
Я вопросительно смотрю на него. Внутри черное боди без бретелек с кружевной вставкой посредине. Он гладит мое лицо, приподнимает за подбородок и целует.
– Жду не дождусь, когда сниму это с тебя.

Чистая и свежая после ванны, чувствуя себя королевой, я сижу на краю кровати и сушу волосы феном. Кристиан входит в спальню. Думаю, он работал.
– Давай я, – говорит он, указывая на стул перед туалетным столиком.
– Будешь сушить мне волосы?
Он кивает. Я недоуменно моргаю.
– Идем, – говорит он, напряженно глядя на меня. Я знаю это выражение и знаю, что луч-ше подчиниться. Медленно и методично он высушивает мои волосы, прядь за прядью. Несо-мненно, делал это раньше… и часто.
– Ты не новичок в этом деле, – бормочу я. Его улыбка отражается в зеркале, но он ничего не говорит и продолжает расчесывать мои волосы. Это так приятно и так хорошо расслабляет.
В лифте мы спускаемся не одни. Кристиан выглядит сногсшибательно в своей белоснеж-ной рубашке, черных джинсах и пиджаке. Без галстука. Две женщины в кабине бросают восхи-щенные взгляды на него и менее щедрые на меня. Я прячу улыбку. Да, дамы, он мой. Кристиан берет меня за руку, привлекает к себе, и мы молча спускаемся в бельэтаж.
Тут шумно, полно людей в вечерних нарядах, сидящих, болтающих, выпивающих, начи-нающих субботний вечер. Я радуюсь, что одета соответственно. Платье облегает как перчатка, подчеркивая выпуклости и удерживая все на месте. Должна признаться… я чувствую себя в нем привлекательной. Знаю, что Кристиану нравится.
Вначале я думаю, что мы направляемся в отдельный кабинет, где впервые обсуждали контракт, но он ведет меня мимо кабинета в дальний конец зала, где открывает дверь в другую комнату, обшитую деревянными панелями.
– Сюрприз!
Ну и дела! Кейт и Элиот, Миа и Итан, Каррик и Грейс, мистер Родригес и Хосе, моя мама и Боб – все здесь с поднятыми бокалами. Я стою, таращась на них, потеряв дар речи. Как? Ко-гда? В оцепенении поворачиваюсь к Кристиану, и он сжимает мою руку. Мама выходит вперед и обнимает меня. Ох, мамочка!
– Дорогая, ты замечательно выглядишь. С днем рождения.
– Мама! – всхлипываю я, обнимая ее. Ох, мамочка. Слезы бегут у меня по щекам, и я прячу лицо у нее на шее.
– Ну-ну, милая, не плачь. С Рэем все будет хорошо. Он такой сильный. Не плачь. Это же твой день рождения. – Мамин голос срывается, но она сохраняет самообладание. Берет мое лицо в ладони и большими пальцами стирает слезы.
– Я думала, ты забыла.
– Ой, Ана! Как я могла? Семнадцать часов схваток – не то, что можно легко забыть.
Я хихикаю сквозь слезы, и она улыбается.
– Вытри глазки, милая. Смотри, сколько людей приехало, чтобы разделить с тобой этот особенный для тебя день.
Я шмыгаю носом, не глядя больше ни на кого в комнате, испытывая смущение и в то же время неописуемую радость от того, что все они не сочли за труд приехать и поздравить меня.
– Как вы добрались сюда? Когда приехали?
– Твой муж прислал за нами самолет, дорогая. – Она гордо улыбается.
И я смеюсь.
– Спасибо, что приехали, мам. – Она вытирает мне нос платком, как делают только ма-мы. – Мама! – ворчу я, успокаиваясь.
– Так-то лучше. С днем рождения, дорогая. – Она отступает в сторону, и все выстраива-ются в очередь, чтобы обнять меня и поздравить с днем рождения.
– Он поправится, Ана. Доктор Слудер – одна из лучших в стране. С днем рождения, ан-гел! – Грейс обнимает меня.
– Плачь сколько хочешь, Ана, это ж твой день рождения. – Хосе заключает меня в объя-тия.
– С днем рождения, дорогая девочка. – Каррик улыбается, беря мое лицо в ладони.
– Выше нос, детка. Все будет тип-топ. – Это Элиот. – С днем рождения.
– Ну, ну. – Кристиан вытаскивает меня из медвежьих объятий Элиота. – Хватит обнимать мою жену. Иди обнимай свою невесту.
Элиот озорно улыбается ему и подмигивает Кейт.
Официант, которого я не заметила, вручает нам с Кристианом по бокалу розового шам-панского.
Кристиан прокашливается.
– День был бы идеальный, если б Рэй был с нами, но он недалеко. Состояние его не вызы-вает опасений, и я знаю, он хотел, чтобы ты, Ана, хорошо провела время. Спасибо всем вам за то, что приехали отметить день рождения моей жены, первый из многих. С днем рожденья, лю-бимая!
Кристиан поднимает свой бокал под хор «С днем рожденья!», и я опять вынуждена бо-роться с подступающими слезами.

Прислушиваюсь к оживленным разговорам за обеденным столом. Странно находиться в кругу семьи, зная, что человек, которого я считаю своим отцом, лежит в холодном клиниче-ском окружении отделения интенсивной терапии и его жизнь поддерживается медицинскими аппаратами. Я чувствую себя несколько отстраненно, но рада, что все здесь. Наблюдаю за пи-кировкой между Элиотом и Кристианом, за беззлобными остроумными шутками Хосе, за вос-торгом Миа и ее энтузиазмом по поводу еды, за Итаном, исподволь поглядывающим на нее. Думаю, она ему нравится… хотя трудно сказать. Мистер Родригес сидит, откинувшись на сту-ле, как я, и наслаждается разговорами. Он выглядит лучше. Отдохнувшим. Хосе очень внима-телен к отцу, разрезает ему еду, подливает в бокал. То, что его единственный живой родитель был так близок к смерти, заставляет Хосе еще больше дорожить мистером Родригесом, я знаю.
Смотрю на маму. Она – в своей стихии, очаровательная, остроумная и сердечная. Я так люблю ее. Не забыть бы сказать ей об этом. Жизнь так драгоценна, теперь я это сознаю.
– Ты как? Нормально? – спрашивает Кейт несвойственным ей мягким голосом.
Я киваю и сжимаю ее руку.
– Да. Спасибо, что приехала.
– Думаешь, мистер Денежный Мешок позволил бы мне пропустить твой день рождения? Мы прилетели на вертолете! – Она ухмыляется.
– Правда?
– Да. Все мы. Подумать только, Кристиан умеет им управлять.
– Я киваю.
– Это круто.
– Ага, я тоже так думаю.
Мы улыбаемся.
– Вы остановились здесь? – спрашиваю я.
– Да. Мы все, полагаю. Ты ничего об этом не знала?
Я качаю головой.
– Ловко он все провернул, а?
Я киваю.
– Что подарил тебе на день рождения?
– Это. – Я поднимаю руку с браслетом.
– О, прелестная вещица!
– Да.
– Лондон, Париж… мороженое?
– Лучше тебе не знать.
– Могу догадаться.
Мы смеемся, и я краснею, вспоминая «Бен & Джерри & Ана».
– О… и «R-8».
Кейт давится вином, и оно довольно непривлекательно стекает у нее по подбородку, от-чего мы обе смеемся еще сильнее.
– Офигеть! – Она хихикает.

На десерт мне преподносят роскошный шоколадный торт, на котором горит двадцать од-на серебристая свечка, и громкий хор «С днем рожденья!». Грейс смотрит, как Кристиан поет вместе с моими друзьями и родными, и глаза ее сияют любовью. Поймав мой взгляд, она посы-лает воздушный поцелуй.
– Загадай желание, – шепчет мне Кристиан. Одним выдохом я задуваю все свечки, горячо желая папиного выздоровления. Папочка, поправляйся. Пожалуйста, выздоравливай. Я так люблю тебя.
В полночь уходят мистер Родригес и Хосе.
– Большое спасибо, что пришел. – Я крепко обнимаю Хосе.
– Не пропустил бы это ни за что на свете. Рад, что Рэй движется в правильном направле-нии.
– Да. Мистер Родригес и Рэй должны как-нибудь съездить порыбачить с Кристианом в Аспен.
– Да? Классно. – Хосе широко улыбается и идет за отцовским пальто, а я опускаюсь на корточки, чтобы попрощаться с мистером Родригесом.
– Знаешь, Ана, было время… ну, в общем, я думал, что вы с Хосе… – Он смолкает и смотрит на меня, темный взгляд напряженный, но теплый.
Ой, нет.
– Я очень люблю вашего сына, мистер Родригес, но он мне как брат.
– Из тебя бы вышла замечательная невестка. И вышла. Для Греев. – Он тоскливо улыба-ется, а я краснею.
– Надеюсь, вы удовлетворитесь дружбой.
– Конечно. Твой муж – прекрасный человек. Ты не ошиблась в выборе, Ана.
– Я тоже так думаю, – шепчу я. – Я так люблю его. – И обнимаю мистера Родригеса.
– Обращайся с ним хорошо, Ана.
– Непременно, – обещаю я.

Кристиан закрывает дверь нашего номера.
– Одни наконец-то, – бормочет он, прислоняясь к двери и наблюдая за мной.
Я шагаю к нему и провожу пальцами по лацканам пиджака.
– Спасибо за чудесный день рождения. Ты самый заботливый, внимательный и щедрый муж на свете.
– Это для меня удовольствие.
– Кстати… насчет твоего удовольствия. Давай предпримем что-нибудь по этому пово-ду, – шепчу я и, ухватившись за лацканы, притягиваю к себе.

После совместного завтрака я открываю подарки и бодро прощаюсь со всеми Греями и Кавана, которые возвращаются в Сиэтл на «Чарли Танго». Мы с мамой и Кристианом отправ-ляемся в больницу с Тейлором за рулем, поскольку трое в мою «R-8» не войдут. Боб отказался ехать, чему я втайне рада. Было бы слишком странно, и, я уверена, Рэю не хотелось бы, чтобы Боб видел его в таком состоянии.
Рэй выглядит гораздо лучше. Зарос еще больше. Мама потрясена, когда видит его, и вме-сте мы немножко плачем.
– Ох, Рэй! – Она сжимает его руку, мягко гладит по лицу, и меня трогает любовь ее к бывшему мужу, которую я читаю у нее на лице.
Я рада, что у меня в сумочке бумажные платки. Мы сидим с ним рядом, я держу мамину руку, она держит его.
– Ана, было время, когда этот мужчина был центром моей жизни. Солнце вставало и са-дилось вместе с ним. Я всегда буду любить его. Он так хорошо заботился о тебе.
– Мама… – выдавливаю я, и она гладит мое лицо и заправляет прядь волос за ухо.
– Знаешь, я всегда буду любить Рэя. Мы просто постепенно отдалились друг от друга. – Она вздыхает. – И я не могла жить с ним.
Она смотрит на свои пальцы, а я гадаю, думает ли она о Стиве, муже Номер Три, о кото-ром мы не говорим.
– Я знаю, ты любишь Рэя, – шепчу я, вытирая глаза. – Сегодня врачи выведут его из комы.
– Вот и хорошо. Уверена, он поправится. Он такой упрямый. Думаю, ты научилась этому от него.
Я улыбаюсь.
– Ты разговаривала с Кристианом?
– Он считает, что ты упрямая?
– Вот именно.
– Я скажу ему, что это семейная черта. Ты прекрасно выглядишь сегодня, Ана. Такой счастливой.
– Мы счастливы, я думаю. Во всяком случае, на пути к этому. Я люблю его. Он центр мо-ей жизни. Солнце встает и садится вместе с ним.
– Он обожает тебя, дорогая.
– И я обожаю его.
– Непременно скажи ему об этом. Мужчины любят слышать все эти сантименты так же, как и мы.

Я настаиваю на том, чтобы поехать в аэропорт проводить маму с Бобом. Тейлор едет следом на «R-8», а Кристиан ведет «SUV». Жалко, что они не могут остаться подольше, но им надо возвращаться в Саванну. Прощание выходит слезным.
– Хорошенько заботься о ней, Боб, – шепчу я, когда он обнимает меня.
– Обязательно, Ана.
Я поворачиваюсь к маме.
– До свидания, мама. Спасибо, что приехала, – шепчу я севшим голосом. – Я очень люб-лю тебя.
– Моя дорогая девочка, я тоже люблю тебя. И с Рэем все будет в порядке. Он еще не го-тов покинуть этот бренный мир. Наверняка: скоро игра «Маринеров», которую он не может пропустить.
Я смеюсь. Она права. Решаю сегодня вечером почитать Рэю спортивные страницы вос-кресной газеты. Смотрю, как мама с Бобом садятся в самолет компании «Грей энтерпрайзес». Мама со слезами на глазах машет мне на прощанье. Кристиан обнимает меня за плечи.
– Поехали назад, детка, – бормочет он.
– Ты поведешь?
– Конечно.
Когда мы возвращаемся в больницу тем вечером, Рэй выглядит по-другому. До меня не сразу доходит, что дыхательного аппарата больше нет. Я глажу его заросшее щетиной лицо и достаю платок, чтобы аккуратно вытереть слюну с его рта.
Кристиан идет, чтобы найти доктора Слудер и доктора Кроува и узнать последние ново-сти, а я сажусь на уже знакомый стул рядом с кроватью, чтобы неотлучно дежурить у его по-стели.
Разворачиваю спортивный раздел воскресной «Орегониан» и добросовестно начинаю чи-тать репортаж об игре «Саундерсов» против «Реал Солт-лейк». Судя по отзывам, матч был бурный, но «Саундерсы» потерпели поражение. Единственный гол забил Кейси Келлер. Я твердо держу Рэя за руку и продолжаю читать:
– Окончательный счет 2:1 в пользу «Реал Солт-лейк».
– Эй, Ана, мы проиграли? Нет! – хрипит Рэй и стискивает мою ладонь.
Папа!

Глава 19

Слезы струятся по лицу. Он вернулся. Мой папа вернулся!
– Не плачь, Анни. – Голос у Рэя хриплый. – Что случилось?
Я беру его руку в обе свои и прижимаю к лицу.
– Ты попал в аварию. Сейчас ты в больнице в Портленде.
Рэй хмурится, и я не знаю, оттого ли, что ему неловко из-за нехарактерной для меня де-монстрации чувств, или он не помнит происшествие.
– Хочешь воды? – спрашиваю я, хотя не уверена, что ему можно. Он кивает, озадачен-ный. Мое сердце переполняет радость. Я встаю и склоняюсь над ним, целую в лоб. – Я люблю тебя, папочка. С возвращением.
Он смущенно взмахивает рукой.
– Я тебя тоже, Анни. Воды.
Я как на крыльях лечу к сестринскому посту.
– Мой отец – он очнулся! – Я широко улыбаюсь сестре Келли, которая улыбается в ответ.
– Сообщи доктору Слудер, – говорит она своей коллеге и быстренько обходит стойку.
– Он хочет воды.
– Я принесу.
Несусь обратно к папиной койке, радость кружит голову. Когда я подхожу, глаза его за-крыты – не провалился ли он снова в кому?
– Папа?
– Я здесь, – бормочет он, и глаза приоткрываются. Появляется сестра Келли с кувшином кусочков льда и стаканом.
– Здравствуйте, мистер Стил. Я – Келли, ваша медсестра. Ваша дочь сказала, что вы хо-тите пить.
В комнате ожидания Кристиан сосредоточенно смотрит в экран своего ноутбука. Подни-мает глаза, когда я закрываю дверь.
– Он очнулся, – объявляю я.
Мой муж улыбается, и напряжение вокруг его глаз исчезает. Ой… а я и не замечала. Неужели он был так напряжен все это время? Отодвигает ноутбук в сторону, встает и обнимает меня.
– Как Рэй? – спрашивает Кристиан, когда я обвиваю его руками.
– Разговаривает, хочет пить, сбит с толку. Совсем не помнит аварию.
– Это понятно. Теперь, когда он очнулся, я хочу перевезти его в Сиэтл. Тогда мы сможем поехать домой, и моя мама будет присматривать за ним.
Уже?