50 оттенков свободы читать онлайн

– Я такая горячая и потная, – шепчу я, когда мы возвращаемся за столик.
Он притягивает меня в свои объятия.
– Я люблю, когда ты горячая и потная. Хотя предпочитаю тебя такую наедине, – мурлы-чет он, и сладострастная улыбка приподнимает уголки его губ.
Такое чувство, будто инцидента на танцполе никогда и не было. Я немного удивляюсь, что нас не вышвырнули. Оглядываю бар. Никто на нас не смотрит, а здоровяка-блондина нигде не видно. Может, он ушел, или, может, его вышвырнули. Кейт с Элиотом ведут себя на танцполе до неприличия раскрепощенно, Итан с Миа – чуть сдержаннее. Отпиваю шампанско-го.
– Вот. – Кристиан ставит передо мной еще один стакан с водой и внимательно смотрит. Выражение лица выжидающее. Оно говорит: «Выпей. Выпей сейчас же».
Делаю, как сказано. Кроме того, я ужасно хочу пить.
Он вынимает бутылку перони из ведерка со льдом, ставит ее на стол и делает затяжной глоток.
– А если бы здесь была пресса? – спрашиваю я.
Кристиан сразу же понимает, что я имею в виду наш маленький инцидент.
– У меня дорогие адвокаты, – холодно отзывается он, воплощенная надменность.
Я хмурюсь.
– Но ты не выше закона, Кристиан. И я действительно контролировала ситуацию.
Его глаза покрываются ледяной коркой.
– Никто не смеет трогать то, что принадлежит мне, – говорит он с пугающей категорич-ностью, словно я не понимаю очевидного.
Ничего себе. Я делаю еще глоток шампанского и чувствую, что с меня довольно. Музыка слишком громкая, стучит в висках, голова и ноги гудят, и меня слегка подташнивает.
– Пошли. Я хочу отвезти тебя домой, – говорит он и хватает меня за руку. К нам подхо-дят Кейт и Элиот.
– Вы уходите? – спрашивает Кейт с надеждой в голосе.
– Да, – отвечает Кристиан.
– Хорошо, мы с вами.
Пока ждем возле гардеробной Кристиана, Кейт расспрашивает меня:
– Что там, с тем парнем на танцполе?
– Он меня лапал.
– Я только и увидела, как ты влепила ему пощечину.
Пожимаю плечами.
– Ну, я же знала, что Кристиан рассвирепеет, а это могло испортить ваш вечер. – Я еще не до конца разобралась в своем отношении к поступку Кристиана. Меня беспокоит, что могло быть хуже.
– Наш вечер. А он довольно вспыльчивый, да? – сухо добавляет Кейт, глядя на Кристиа-на, забирающего в гардеробной пальто.
Я фыркаю и улыбаюсь.
– Что есть, то есть.
– Думаю, ты хорошо с ним справилась.
– Справилась? – Я хмурюсь. Справилась с Кристианом?
– Я здесь. – Он уже держит пальто наготове.

– Проснись, Ана. – Кристиан легонько трясет меня. Мы приехали домой. Я неохотно от-крываю глаза и, пошатываясь, выхожу из мини-вэна. Кейт и Элиот исчезли, а Тейлор терпеливо ждет рядом с машиной.
– Тебя отнести? – спрашивает Кристиан.
Качаю головой.
– Я привезу мисс Грей и мистера Кавана, – говорит Тейлор.
Кристиан кивает и ведет меня к передней двери. Ноги гудят, и я едва ковыляю следом за ним. У двери он наклоняется, хватает меня за лодыжку и осторожно снимает вначале одну бо-соножку, потом вторую. Ах, какое облегчение! Он выпрямляется и с нежностью, держа в руке мою обувь, смотрит на меня.
– Лучше? – спрашивает он.
Я киваю.
– А я так мечтал, как твои ноги в них будут обвивать меня за шею, – бормочет он, с тос-кой глядя на босоножки. Качает головой и, снова взяв меня за руку, ведет через темный дом, потом – вверх по лестнице, в нашу спальню.
– Ты совсем без сил, да? – мягко спрашивает Кристиан, глядя на меня.
Я киваю. Он начинает расстегивать пояс пальто.
– Я сама, – бормочу я, делая неуверенную попытку отказаться от его помощи.
– Позволь мне.
Вздыхаю. Я понятия не имела, что так устала.
– Это высота. Ты к ней не привыкла. И спиртное, разумеется.
Он усмехается, снимает с меня пальто и бросает на стул. Взяв за руку, ведет в ванную. Зачем мы туда идем?
– Сядь, – велит он.
Я сажусь на стул и закрываю глаза. Слышу, как он возится с пузырьками на трельяже. Я слишком устала, чтоб открыть глаза и посмотреть, что он делает. Секунду спустя он отводит мою голову назад, и я удивленно открываю глаза.
– Глаза закрыты, – командует Кристиан. Господи, ватный диск! Он мягко вытирает мой правый глаз. Я сижу потрясенная, пока он методично удаляет макияж.
– А вот и женщина, на которой я женился, – говорит он через минуту.
– Тебе не нравится макияж?
– Нравится, нравится, но я предпочитаю то, что под ним. – Он целует меня в лоб. – Вот, выпей. – Он кладет в мою ладонь пару таблеток адвила и вручает стакан воды.
Я недовольно надуваю губы.
– Выпей.
Закатываю глаза, но подчиняюсь.
– Хорошо. Тебе нужна минутка уединения? – сардонически интересуется он.
Я фыркаю.
– Вы сама скромность, мистер Грей. Да, мне надо пописать.
Он смеется.
– Ждешь, чтобы я ушел?
Я хихикаю.
– А ты хочешь остаться?
Он склоняет голову набок. Улыбается.
– Ах ты, извращенный сукин сын. Прочь. Я не хочу, чтобы ты смотрел, как я писаю. Это уж слишком. – Я встаю и взмахом руки выпроваживаю его.

Когда я появляюсь из ванной, он уже переоделся в пижамные штаны. Хм-м-м… Кристиан в пижаме. Зачарованная, смотрю на его живот, мускулы, полоску волос. Это отвлекает. Он подходит ко мне.
– Любуешься видом? – насмешливо спрашивает он.
– Всегда.
– Думаю, вы слегка пьяны, миссис Грей.
– Думаю, в кои-то веки вынуждена с вами согласиться, мистер Грей.
– Давай помогу тебе снять этот лоскуток, который почему-то называют платьем. Ей-богу, его следует продавать с предупреждением «Опасно для здоровья». – Он поворачивает меня и расстегивает единственную пуговицу на шее.
– Ты был так зол, – бормочу я.
– Да.
– На меня?
– Нет. Не на тебя. – Он целует меня в плечо. – В кои-то веки.
Я улыбаюсь. Не злится на меня. Это прогресс.
– Приятное разнообразие.
– Точно. – Он целует другое мое плечо, затем стаскивает платье вниз по моему телу и на пол. Вместе с платьем снимает и трусики, оставляя меня обнаженной. Берет за руку.
– Шагай, – командует он, и я выступаю из платья, держась за его руку для равновесия.
Он подбирает платье и трусики и бросает их на стул к пальто Миа.
– Руки вверх, – мягко приказывает Кристиан. Надевает на меня свою майку и тянет вниз, прикрывая мою наготу. Ко сну готова.
Он привлекает меня в свои объятия и целует; мое мятное дыхание смешивается с его.
– Как бы ни хотелось мне заняться с вами любовью, миссис Грей, вы слишком много вы-пили, вы на высоте почти восьми тысяч футов, и вы плохо спали прошлой ночью. Идем. Заби-райся в постель. – Он откидывает покрывало, и я ложусь. Накрывает меня и снова целует в лоб.
– Закрывай глаза. Когда я приду, ты уже должна спать. – Это угроза, это приказ… это Кристиан.
– Не уходи, – молю я.
– Мне надо сделать несколько звонков, Ана.
– Сегодня же суббота. Уже поздно. Пожалуйста.
Он ерошит волосы.
– Ана, если лягу сейчас с тобой в постель, ты совсем не отдохнешь. Спи. – Он непрекло-нен.
Я закрываю глаза, и его губы касаются моего лба.
– Спокойной ночи, детка, – выдыхает он.
Образы прошедшего дня мелькают передо мной:
Кристиан несет меня на плече в самолете. Его волнение – понравится ли мне дом. Мы за-нимаемся любовью. Ванна. Его реакция на мое платье. Инцидент со здоровяком – блондином – у меня еще побаливают пальцы. И Кристиан, укладывающий меня в постель.
Кто бы мог подумать? Я широко улыбаюсь, в голове проносится слово «прогресс», и я засыпаю.

Глава 15

Мне слишком тепло. Как всегда, когда Кристиан обнимает меня во сне. Его голова – на моем плече, и он мягко дышит мне в шею, ноги переплетены с моими, рука обвивает талию. Понимаю, что если полностью проснусь, разбужу и его тоже, а он мало спал. Мысленно пере-бираю события вчерашнего вечера. Я слишком много выпила – даже слишком много. Удиви-тельно, что Кристиан не остановил. Я улыбаюсь, вспоминая, как он укладывал меня в постель. Это было мило, действительно мило и неожиданно. Наспех провожу ревизию. Желудок? От-лично. Голова? На удивление хорошо, но в тумане. Ладонь все еще красная после вчерашнего. Интересно, рассеянно думаю я, у Кристиана болела ладонь, когда он шлепал меня. Я ерзаю, и он просыпается.
– Что случилось? – Сонные серые глаза вглядываются в мои.
– Ничего. Доброе утро. – Пропускаю его волосы сквозь пальцы здоровой руки.
– Миссис Грей, вы чудесно выглядите этим утром, – говорит он, целуя меня в щеку, и я вспыхиваю изнутри.
– Спасибо за то, что позаботился обо мне вчера вечером.
– Мне нравится заботиться о тебе. Это то, что я хочу делать, – тихо отзывается он, но глаза выдают его: в их серых глубинах вспыхивает триумф. Он как будто выиграл первенство по бейсболу или Суперкубок.
Ох, мои Пятьдесят Оттенков!
– Ты даешь мне почувствовать себя нежно любимой.
– Это потому, что ты нежно любима, – шепчет он, и мое сердце сжимается.
Он стискивает мою руку. И я морщусь. Он тут же отпускает меня, встревоженный.
– Болит рука? – Глаза затягиваются льдом, а голос звенит от гнева.
– Ладонь. Я дала ему пощечину.
– Негодяй!
Я думала, мы покончили с этим вчера вечером.
– Мне невыносимо, что он к тебе прикасался.
– Он не сделал ничего плохого, просто вел себя развязно. Кристиан, со мной все в поряд-ке. Ладонь немножко красная, вот и все. Ты же знаешь, как это бывает? – улыбаюсь я, и он ве-селеет.
– Да, миссис Грей, мне это хорошо знакомо. – Его губы насмешливо дергаются. – И я мо-гу освежить это ощущение сию же минуту, если вы желаете.
– Ой, поберегите свою чешущуюся ладошку, мистер Грей.
Я глажу его лицо покрасневшей рукой, пальцами лаская волосы на висках. Мягко тяну за короткие волоски. Это его отвлекает, и он берет мою руку и нежно целует ладонь. Чудесным образом боль проходит.
– Почему ты вчера не сказала, что болит?
– Ну… я вчера как-то не чувствовала боли. И сейчас все в порядке.
Его глаза смягчаются, только губы подрагивают.
– Как ты себя чувствуешь?
– Лучше, чем заслуживаю.
– Крепкая вы женщина, миссис Грей.
– И вам не мешало бы это помнить, мистер Грей.
– О, в самом деле? – Он внезапно перекатывается на меня, вжимая в матрас, держа мои руки над головой. И с нежностью взирает на меня. – Готов побороться с вами с любое время, миссис Грей. В сущности, подчинить тебя в постели – вот моя фантазия. – Он целует меня в шею.
Что?
– Я думала, ты постоянно это делаешь. – Я ахаю, когда он легонько закусывает мочку уха.
– Но мне бы хотелось сопротивления, – бормочет он, тычась носом в мою скулу.
Сопротивления? Я затихаю. Он останавливается, отпускает мои руки и приподнимается на локтях.
– Хочешь, чтобы я боролась с тобой? Здесь? – шепчу я, пытаясь скрыть удивление. Лад-но – шок. Он кивает, глаза непроницаемые, но настороженные – оценивает мою реакцию.
– Сейчас?
Он пожимает плечами, и я вижу, как эта мысль проносится в его голове. Улыбается мне своей застенчивой улыбкой и снова медленно кивает.
Он напряжен, лежит на мне сверху, и я чувствую нарастающее давление на мою разбу-женную и уже ждущую плоть. Что это будет? Драка? Борьба? Сделает ли он мне больно? Моя внутренняя богиня качает головой: никогда. Она облачается в свою каратистскую форму и раз-минается. Клод был бы доволен.
– Ты это имел в виду, когда говорил, что в постель надо ложиться злым?
Он снова кивает, глаза по-прежнему настороженные.
Так, Пятьдесят Оттенков хотят побороться.
– Не кусай губу, – предостерегает он.
Я послушно отпускаю губу.
– Думаю, я по сравнению с вами в невыгодном положении, мистер Грей. – Я хлопаю рес-ницами и провокационно ерзаю под ним. Это может быть забавно.
– В невыгодном?
– Вы ведь уже заполучили меня туда, куда хотели?
Он ухмыляется и вновь вжимается в меня.
– Справедливо подмечено, миссис Грей, – шепчет он и быстро целует меня в губы. По-том резко перекатывается вместе со мной так, что я оказываюсь на нем сверху.
Хватаю его руки и прижимаю у него над головой, не обращая внимания на ноющую боль в ладони. Волосы падают, накрывая нас каштановым шатром, и я трясу головой так, чтобы пряди щекотали ему лицо. Он отдергивает лицо, но не пытается меня остановить.
– Значит, тебе хочется грубой игры? – Я трусь о него низом живота.
Кристиан открывает рот и резко втягивает воздух.
– Да, – шипит он, и я отпускаю.
– Подожди. – Я протягиваю руку за стаканом воды рядом с кроватью, где он сам его и оставил. Вода холодная и пузырящаяся – слишком холодная для комнаты. Интересно, когда же Кристиан лег.
Пока делаю большой глоток, Кристиан рисует пальцами круги на моем бедре, оставляя после себя покалывающую кожу, потом обхватывает и стискивает мою голую попу.
Следуя примеру из его впечатляющего репертуара, я наклоняюсь и целую его, вливая чи-стую прохладную воду ему в рот.
Он пьет.
– Очень вкусно, миссис Грей. – Расплывается в мальчишеской игривой улыбке.
Поставив стакан на прикроватную тумбочку, я убираю его руки на место.
– Значит, я должна изображать нежелание? – усмехаюсь я.
– Да.
– Актриса из меня не ахти.
Он ухмыляется.
– Постарайся.
Я наклоняюсь и целомудренно целую его.
– Ладно, попробую, – шепчу я и прохожусь зубами по подбородку, чувствуя под губами и языком колючую щетину.
Кристиан глухо ворчит – получается довольно сексуально – и бросает меня на кровать рядом с собой. Я удивленно вскрикиваю – и вот он уже на мне сверху; я начинаю вырываться, а он пытается поймать мои руки. Я упираюсь ладонями в грудь и с силой толкаю, пытаясь от-пихнуть, тогда как он стремится раздвинуть мои ноги коленом.
Продолжаю толкать его в грудь – ого, какой тяжелый! – но он не останавливается, как ко-гда-то. Ему это нравится! Пытается поймать мои запястья и наконец завладевает одним, не-смотря на мои храбрые попытки вывернуть руку. В плен попала ушибленная рука, поэтому я уступаю ее ему, но другой хватаю его за волосы и силой тяну.
– А-а! – Он рывком высвобождает голову и смотрит на меня дикими горящими глазами.
– Дикарка, – шепчет он, голос пронизан сладострастным восторгом.
В ответ на это единственное произнесенное шепотом слово мое либидо прорывается наружу. Я перестаю играть и снова силюсь вырвать руку. В то же время пытаюсь сцепить ло-дыжки и стараюсь сбросить его с себя. Он слишком тяжелый. Уф! Это так утомительно и так возбуждает.
Кристиан завладевает другой моей рукой. Теперь он держит оба моих запястья в своей левой руке, а правая неспешно – почти оскорбительно медленно – путешествует вниз по моему телу, по пути поглаживая и пощупывая, потом сжимает сосок.
Я вскрикиваю в ответ, удовольствие коротко, резко и жарко выстреливает от соска к паху. Предпринимаю еще одну бесплодную попытку сбросить Кристиана, но он уже всем телом на мне.
Пытается поцеловать меня, но я отдергиваю голову в сторону. Его нахальная рука тут же перемещается от края майки вверх к подбородку, удерживая меня на месте. Он проводит зуба-ми по моей скуле, повторяя то, что я только что делала с ним.
– Давай же, детка, сопротивляйся, – хрипит он.
Я дергаюсь и извиваюсь, пытаясь высвободиться из его безжалостной хватки, но это без-надежно. Он гораздо сильнее. Мягко прикусывает мою нижнюю губу, пытается проникнуть ко мне в рот. И я осознаю, что не хочу больше сопротивляться. Я хочу его, как всегда – сейчас, немедленно. Перестаю бороться и пылко отвечаю на поцелуй. Мне плевать, что я не чистила зубы. Плевать, что мы должны играть в какую-то игру. Желание, горячее и сильное, бурлит в моей крови, и я терплю поражение. Расцепив лодыжки, обвиваю его ногами и пятками тащу пи-жамные штаны вниз.
– Ана, – выдыхает он и целует меня везде. И больше нет борьбы, только руки, языки, прикосновения и ласки, быстрые и нетерпеливые.
Он подтягивает меня выше и одним стремительным движением стаскивает майку.
– Ты, – шепчу я, потому что это единственное, что мне приходит в голову. Я хватаюсь спереди за его штаны и сдергиваю их вниз, освобождая возбужденную плоть. Хватаю и сжимаю его. Какой твердый, упругий. Кристиан со свистом втягивает воздух, и я упиваюсь его откли-ком.
– Черт, – бормочет он. Отклоняется назад, приподнимает меня, опускает на кровать – все это время я не оставляю его пульсирующий член. Обнаружив капельку влаги, обвожу его большим пальцем. Он опускает меня на матрас, и я втягиваю палец в рот, чтобы попробовать его на вкус, в то время как его ладони рыщут по моему телу, выглаживая выпуклости, живот, груди.
– Вкусно? – спрашивает он, нависая надо мной и обжигая взглядом.
– Да. Вот. – Я вталкиваю свой большой палец ему в рот, и он посасывает и прикусывает подушечку. Я стону, хватаю его за голову и тяну на себя, чтобы поцеловать. Обхватываю но-гами за спину, пальцами стянув штаны, – и крепко сжимаю. Его губы с остановками проклады-вают дорожку поцелуев вдоль скулы к подбородку.
– Ты такая красивая. – Он опускает голову ниже, к впадинке на шее. – Такая прекрасная кожа. – Дыхание его мягкое, губы скользят вниз к правой груди.
Что? Сбитая с толку, я тяжело дышу и сгораю от желания. Думала, это будет быстро.
– Кристиан. – Я слышу тихую мольбу в своем голосе и тяну его за волосы.
– Тише, – шепчет он и обводит мой сосок языком, потом всасывает в рот и с силой тянет.
– А-а! – Я извиваюсь, верчусь под ним, но прием соблазна не срабатывает. Он улыбается и переключает внимание на левую грудь.
– Не терпится, миссис Грей? – Теперь сладкая боль пронзает левый сосок. Я тяну его за волосы. Он стонет и поднимает глаза. – Я свяжу тебя.
– Возьми меня, – умоляю я.
– Всему свое время. – Он щекочет меня языком, а его рука спускается вниз к моему бед-ру. Медленно, так невыносимо медленно! Дыхание сбилось, и я снова пытаюсь заманить его в себя, пуская в ход все известные приемы. Но он не спешит и вовсю наслаждается своей чув-ственной игрой.
К черту. Я дергаюсь и извиваюсь, решительно настроенная скинуть его с себя.
– Какого…
Схватив меня за руки, Кристиан пригвождает их широко раскинутыми к кровати и нава-ливается всем телом, полностью подчиняя меня себе. Я задыхаюсь.
– Ты хотел сопротивления, – говорю я, тяжело дыша. Он приподнимается и смотрит на меня, по-прежнему крепко удерживая мои руки. Я кладу подошвы ему на ноги и толкаю. Он не двигается. Ух!
– Не хочешь по-хорошему? – удивляется он.
– Я просто хочу, чтоб ты занялся со мной любовью, Кристиан.
Ну можно ли быть таким бестолковым? То мы боремся и деремся, то он весь такой нежный и ласковый. Это сбивает с толку. Я в постели с мистером Непостоянство.
– Пожалуйста. – Я снова прижимаю пятки к его ягодицам. Горящие серые глаза вгляды-ваются в мои. О чем он думает? Во взгляде мелькает смущение. Он отпускает мои руки и са-дится на пятки, притягивая меня к себе на колени.
– Ладно, миссис Грей, пусть будет по-вашему. – Приподнимает и медленно опускает ме-ня на себя.
– Ах!