50 оттенков свободы читать онлайн

– С дедушкой Кристиана, – поясняю я.
Хосе улыбается.
– Удачи, Ана. Удачи во всем.
– Спасибо.
Старик неизменно мил. После танца с ним я стою у застекленной двери. Солнце медленно опускается над Сиэтлом, бросая на залив ярко-оранжевые и синие тени.
– Идем. – В голосе Кристиана – нетерпение.
– Мне надо переодеться. – Я хватаю его за руку, хочу затянуть через дверь в комнату и пойти наверх вместе. Он непонимающе хмурится и мягко тянет меня к себе.
– Думала, ты поможешь мне снять платье, – объясняю я.
Его глаза вспыхивают.
– Правильно. – Кристиан чувственно ухмыляется. – Но здесь я раздевать тебя не буду. Мы не можем уйти, пока… Не знаю… – Он делает неопределенный жест рукой. Предложение остается незаконченным, но смысл вполне ясен.
Я вспыхиваю от смущения и отпускаю его руку.
– И не распускай волосы, – предупреждает он.
– Но…
– Никаких «но», Анастейша. Ты прекрасно выглядишь. И я хочу сам тебя раздевать.
Вот так. Я хмурюсь.
– Собери одежду, которую возьмешь с собой, – распоряжается Кристиан. – Она тебе по-надобится. Твой большой чемодан – у Тейлора.
– Ладно.
Что он задумал? Куда мы поедем? Мне никто ничего не сказал. Наверно, никто и не зна-ет. Ни Миа, ни Кейт пока еще никакой информации у него не выведали. Я поворачиваюсь к ма-тери – она стоит неподалеку с Кейт.
– Я не буду переодеваться.
– Что? – удивляется мама.
– Кристиан не хочет. – Я пожимаю плечами, как будто этого вполне достаточно и других объяснений не требуется.
– Ты не обещала во всем ему подчиняться, – коротко нахмурившись, тактично напомина-ет мама. Кейт фыркает и тут же закашливается. Я смотрю на нее, прищурившись. Ни она, ни мама даже не догадываются о наших с Кристианом спорах насчет этого. Рассказывать об этих спорах мне не хочется. Черт возьми, может ли мой муж дуться и… мучиться от кошмаров? Память отрезвляет.
– Знаю, мама, но ему нравится это платье, а я хочу ему угодить.
Она смягчается. Кейт картинно закатывает глаза и тактично отходит в сторонку, оставляя нас наедине.
– Дорогая, ты так чудесно выглядишь. – Карла бережно убирает выбившуюся прядку и гладит меня по щеке. – Я так горжусь тобой, милая. Уверена, Кристиан будет с тобой счаст-лив. – Она заключает меня в объятия. Ох, мама! – Ты такая взрослая, даже не верится. У тебя начинается новая жизнь. Только помни, что мужчины с другой планеты, – и все будет хорошо.
Я тихонько хихикаю. Мама и не знает, что мой Кристиан – из другой вселенной.
– Спасибо, мам.
Рэй подходит и улыбается нам обоим.
– Какая у тебя, Карла, красавица выросла. – Глаза его сияют от гордости. В новом смо-кинге и бледно-розовой жилетке он и сам выглядит весьма элегантно.
Я моргаю – к глазам подступили слезы. О нет… пока мне удавалось сдерживаться.
– Выросла у тебя на глазах, Рэй. И с твоей помощью. – Голос у мамы грустный.
– О чем нисколько не жалею. Ты чертовски хороша в этой роли, Ани. – Рэй убирает мне за ухо ту же непокорную прядку.
– Папа… – Я сглатываю подступивший к горлу комок, и он обнимает меня, коротко и неуклюже.
– И жена из тебя тоже чудесная получится, – сдавленно шепчет он и опускает руки. Ря-дом уже стоит Кристиан.
Рэй тепло жмет ему руку.
– Ты уж приглядывай за моей девочкой.
– Именно этим и намерен заняться. Рэй… Карла… – Он кивает моему отчиму и целует маму.
Гости уже образовали что-то вроде длинного живого коридора, ведущего к парадному входу.
– Готова? – спрашивает Кристиан.
– Да.
Он ведет меня под аркой из вытянутых рук. Все кричат, желают нам удачи, поздравляют и осыпают рисом. В самом конце этого коридора улыбающиеся Грейс и Каррик. Они тоже об-нимают нас и целуют. Грейс снова расчувствовалась. Мы торопливо прощаемся.
Тейлор уже сидит за рулем «Ауди». Кристиан открывает дверцу, я оборачиваюсь и бро-саю в кучку собравшихся молодых женщин свой букет из белых и розовых роз. Миа ловит его и расплывается в победной улыбке. Я проскальзываю, смеясь, в салон, а Кристиан, наклонив-шись, подбирает мой шлейф. Убедившись, что я в безопасности, он машет гостям.
Тейлор открывает ему дверцу.
– Поздравляю, сэр.
– Спасибо. – Кристиан усаживается рядом со мной.
Тейлор трогает, и мы отъезжаем, осыпаемые рисом.
Кристиан берет мою руку и целует пальцы.
– Пока ведь все хорошо, миссис Грей?
– Пока все замечательно, мистер Грей. Куда мы едем?
– В Си-Так, – отвечает он с загадочной улыбкой сфинкса.
Эге, и что же у него на уме?
Вопреки моим ожиданиям, Тейлор не поворачивает к терминалу вылета, а проезжает че-рез служебный вход ко взлетной полосе. И что?
И тут я вижу его, личный самолет Кристиана. На фюзеляже крупными голубыми буквами – «Грей энтерпрайзес холдингз инк.».
– Только не говори, что снова используешь собственность компании в личных целях!
– Надеюсь, ты права. – Он улыбается.
Тейлор останавливается у трапа и, выскочив из машины, открывает дверцу со стороны Кристиана. Они обмениваются несколькими словами, после чего Кристиан открывает дверцу мне, но не отступает в сторону, а наклоняется и поднимает меня с сиденья.
Ух!
– Ты что делаешь?
– Переношу тебя через порог.
– А…
И это дом?
Он легко несет меня по трапу. Тейлор поднимается следом с моим чемоданом, наверху ставит его за порожком, спускается и идет к «Ауди». Я заглядываю в салон и вижу Стивена, пи-лота Кристиана.
– Добро пожаловать на борт, миссис Грей. – Он приветливо улыбается нам обоим. Кри-стиан опускает меня на пол и здоровается со Стивеном за руку. Рядом с пилотом стоит темно-волосая женщина, тоже в форме, лет, наверно, тридцати с небольшим. – Примите мои поздрав-ления.
– Спасибо. – Кристиан поворачивается ко мне. – Со Стивеном ты уже знакома. Сегодня он наш капитан. А это – его первый помощник, Бигли.
Женщина краснеет и смущенно моргает. Я закатываю глаза. Еще одна поклонница моего мужа. По-моему, это тот случай, когда популярность идет человеку во вред.
– Рада с вами познакомиться, – с придыханием говорит Бигли. Я благосклонно ей улыба-юсь: в конце концов, он мой.
– Все готово? – спрашивает Кристиан.
Я оглядываю салон. Интерьер отделан светлым кленом и кремовой кожей. Мило. В самом конце салона – еще одна женщина, миловидная брюнетка. Это еще кто такая?
– Все системы в порядке. Погода благоприятная до самого Бостона.
Бостон?
– Турбулентность?
– До Бостона не ожидается. Небольшой погодный фронт над Шенноном. Вот там, воз-можно, потрясет.
Шеннон? Ирландия?
– Понятно. Надеюсь, поспать все же удастся, – замечает Кристиан.
Поспать?
– Будем взлетать, сэр, – говорит Стивен. – О вас позаботится Наталия, ваша бортпровод-ница. – Мой муж бросает на нее быстрый взгляд и хмурится, но к Стивену поворачивается с улыбкой.
– Отлично. – Кристиан берет меня за руку и ведет к роскошному кожаному креслу. Всего кресел около дюжины. – Садись. – Он снимает смокинг, расстегивает серебристую парчовую жилетку.
Мы садимся лицом друг к другу. Между нами – небольшой полированный столик.
– Добро пожаловать на борт. Мои поздравления. – Наталия предлагает нам по бокалу ро-зового шампанского.
– Спасибо, – говорит Кристиан, брюнетка вежливо улыбается и уходит в камбуз.
– За счастливую семейную жизнь. – Кристиан поднимает бокал, мы чокаемся. У шампан-ского восхитительный вкус.
– «Боланже»? – спрашиваю я.
– Оно самое.
– В первый раз я пила его из чайной чашки.
– Я хорошо помню тот день. Твой выпускной…
– Куда летим? – Любопытство распирает, и я уже не могу сдерживаться.
– В Шеннон. – Глаза у Кристиана вспыхивают, как у предвкушающего приключение мальчишки.
– Так мы отправляемся в Ирландию?
– Для дозаправки, – добавляет он. Издевается.
– А потом? – не отступаю я.
Он улыбается еще шире и качает головой.
– Кристиан!
– Потом – Лондон. – Он внимательно смотрит на меня, пытаясь предугадать мою реак-цию.
Ух ты! Я-то думала, мы отправимся в Нью-Йорк, Аспен или, может быть, на Карибы. Лондон! Даже не верится. Я всегда мечтала побывать в Англии. На душе становится светло, как будто от счастья там зажглась какая-то лампочка.
– Потом – Париж, – добавляет Кристиан.
Что?
– Потом – юг Франции.
Здорово!
– Я знаю, что ты всегда мечтала съездить в Европу, – мягко говорит он. – И хочу, чтобы твои мечты стали явью.
– Мои мечты – ты. И они уже сбылись.
– Я могу сказать то же самое о вас, миссис Грей, – шепчет он.
Ну и ну…
– Пристегнись.
Я улыбаюсь и пристегиваюсь.
Пока самолет выруливает на взлетную полосу, мы попиваем шампанское и глуповато улыбаемся друг другу. Мне все еще трудно поверить в происходящее. Дожив до двадцати двух лет, я наконец-то отправляюсь в Европу, и не куда-нибудь, а в Лондон!
Самолет набирает высоту. Наталия наливает нам еще шампанского и начинает готовить брачный пир. Да еще какой – копченый лосось, жареная куропатка с салатом из зеленых бобов и картофель-«дофинэ». Стюардесса демонстрирует пример эффективности.
– Десерт, мистер Грей? – спрашивает она.
Он качает головой, проводит пальцем по моей нижней губе и вопросительно смотрит на меня – в упор, пристально, с каким-то мрачным, но непонятным выражением.
– Нет, спасибо, – лепечу я, не в силах отвести глаз. Его губы складываются в едва замет-ную улыбку. Наталия уходит.
– Вот и хорошо, – негромко говорит он. – Вообще-то я уже спланировал, что получу на десерт тебя.
Ой… здесь?
– Идем. – Он встает из-за стола, предлагает мне руку и ведет в хвостовую часть салона.
– Здесь ванная.
Кристиан указывает на небольшую дверцу и идет дальше, к другой двери в самом конце короткого коридорчика. Ух ты, спальня! Он оборачивается и привлекает меня к себе.
– Я подумал, что мы проведем брачную ночь на высоте в тридцать пять тысяч футов. Раньше у меня такого не было.
Ни черта себе. Еще одно «в первый раз». Я смотрю на него и чувствую, как колотится сердце. «Клуб высотников». Что-то я об этом слышала.
– Но сначала придется освободить тебя от этого сказочного платья. – В его глазах – лю-бовь и что-то еще, что-то темное и непонятное, что-то притягательное, взывающее к моей внутренней богине. У меня захватывает дух.
– Повернись.
Голос низкий, властный и до невозможности сексуальный. Как это ему удается? Одно слово, но сколько всего оно обещает! Я охотно подчиняюсь. Он возится с моими волосами, бе-режно, одну за другой, вытаскивает заколки. У него ловкие пальцы, и с работой Кристиан справляется на удивление быстро. Мои волосы волнами падают на плечи, на спину, на грудь… Я стараюсь стоять неподвижно, не ерзать, но мне так хочется его прикосновений, ласк! День получился долгий, утомительный и с волнениями, и теперь я хочу его – всего, целиком и пол-ностью.
– У тебя чудесные волосы, – шепчет Кристиан, и я ощущаю тепло его дыхания, хотя губы и не касаются моего уха. Волосы освобождены от заколок, и он осторожно перебирает их. Я чувствую мягкие касания пальцев – и закрываю от наслаждения глаза. Пальцы спускаются ни-же, бережно оттягивают голову назад, открывая горло.
– Ты моя, – выдыхает Кристиан и сжимает губами мочку моего уха.
С моих губ срывается стон.
– Тише, – укоризненно шепчет он и, убрав волосы в сторону, ведет пальцем по спине, от плеча до плеча, над верхней, кружевной кромкой платья. Я уже дрожу. Он ставит первую пе-чать над верхней пуговицей платья.
– Ты прекрасна. – Кристиан расстегивает первую пуговицу. – Сегодня я счастливейший человек на всем свете. – Медленно, с неспешностью истязателя, он расправляется с остальны-ми пуговицами, опускаясь ниже и ниже. – Я так тебя люблю. – Его губы прокладывают дорожку от шеи к плечу, заполняя промежутки между поцелуями короткими словами: – Я… Так… Хо-чу… Тебя… Хочу… Быть… В тебе… Ты… Моя…
Каждое слово – глоток вина. Я закрываю глаза и наклоняю голову, подставляя ему шею, покоряясь чарам Кристиана Грея, моего мужа.
– Моя, – снова бормочет он и тянет платье вниз, так что оно падает к моим ногам легким облаком шелка и кружев.
– Повернись. – Голос его меняется, шепот напоминает хрип. Я поворачиваюсь, и у него перехватывает дух.
На мне тугой корсет из розового атласа с подвязками, кружевные трусики того же цвета и белые шелковые чулки. Он пробегает по мне жадным взглядом, но ничего не говорит и только смотрит. Зрачки его расширяются.
– Нравится? – шепотом спрашиваю я, чувствуя, как приливает к лицу кровь.
– Не просто нравится, детка. Ты просто потрясающе выглядишь сегодня. Иди сюда. – Он протягивает руку, и я, взяв ее, переступаю через лежащее на полу платье.
– Не шевелись. – Пожирая меня глазами, он ведет средним пальцем над грудями, следуя по кромке корсета. Дышать все труднее, а его палец повторяет тот же путь в обратном направ-лении. По спине бегут мурашки. Кристиан останавливается и жестом показывает, что мне надо повернуться. Сейчас я готова для него на все.
– Стоп.
Я стою лицом к кровати. Он обнимает меня за талию, притягивает к себе, прижимается лицом к моей шее. Потом кладет ладони мне на груди, ласкает их, кружит большими пальцами по соскам, так что они напрягаются и проступают под тонким атласом корсета.
– Моя… – шепчет он.
– Твоя… – выдыхаю я.
Оставив в покое груди, он переходит на живот, потом ниже, на бедра. Пальцы подбира-ются все ближе к развилке. Он спускает с моих плеч лямки и со своей обычной ловкостью рас-стегивает застежки подвязок.
– Моя… – Он поглаживает меня сзади, легонько касаясь волосков.
– А-а-а…
– Тише. – Руки сползают ниже.
Кристиан наклоняется и сбрасывает с постели покрывало.
– Садись.
Я подчиняюсь беспрекословно, как зачарованная, и Кристиан опускается на колени и ска-тывает один за другим мои белые свадебные чулки «Джимми Чу». Пальцы скользят по моим ногам… между ними…
– Я как будто разворачиваю рождественский подарок. – Он улыбается мне из-под длин-ных, темных ресниц.
– Подарок, который ты уже…
Кристиан укоризненно хмурится.
– О нет, детка, нет. На этот раз ты по-настоящему моя.
– Я твоя с тех пор, как впервые сказала «да». – Я наклоняюсь, беру его прекрасное лицо в ладони. – Я твоя и всегда буду твоей. А теперь… по-моему, это на тебе слишком много лишне-го. – Я целую его, и он вдруг наклоняется, целует меня в губы, сжимает мне голову обеими ру-ками.
– Ана… Моя Ана… – Он впивается в мои губы, его язык настойчиво рвется внутрь.
– Одежда, – шепчу я, и наше дыхание смешивается. Я стаскиваю с него жилетку, и он, пытаясь помочь, на мгновение выпускает меня и замирает. Его глаза как будто стали больше от желания.
– Позволь мне, пожалуйста, – умоляюще говорю я. Мне хочется самой раздеть мужа.
Он опускается на корточки, и я медленно распускаю узел серебристо-серого, моего лю-бимого галстука, стягиваю его и тянусь к верхней пуговице белой рубашки. Он задирает под-бородок. Закончив с пуговицей, перехожу к манжетам. У него платиновые запонки с выграви-рованными переплетенными буквами «А» и «К» – мой свадебный подарок. Кристиан забирает запонки и зажимает в кулаке, потом наклоняется, целует меня и опускает их в карман брюк.
– Мистер Грей, так романтично.
– Сердечки и цветы – для вас, миссис Грей. Всегда.
Я беру его руку, подношу к губам и, глядя на него из-под ресниц, целую платиновое об-ручальное кольцо. Он стонет и закрывает глаза.
– Ана… – В его устах мое имя звучит как молитва.
Я возвращаюсь к пуговицам и, подражая Кристиану, отмечаю каждый маленький успех поцелуем.
– Ты… Мое… Счастье… Я… Тебя… Люблю…
Он вдруг хватает меня, бросает на кровать и сам падает сверху. Его губы ищут мои, руки сплетаются у меня за головой, и я замираю, наслаждаясь волшебным танцем наших языков. Кристиан соскальзывает на колени, оставляя меня на кровати – запыхавшуюся, трепещущую.
– Ты такая красивая… моя жена. – Он проводит ладонью по моим ногам, сжимает левую ступню. – У тебя такие прелестные ножки. Так и хочется покрыть их все поцелуями. Начиная отсюда. – Он прижимается губами к большому пальцу, покусывает подушечку. Все, что у меня ниже талии, содрогается и тает. Его язык ползет выше, по подъему, и добирается до щиколот-ки. Губы сворачивают на внутреннюю сторону икры, оставляя за собой влажные следы. Я начинаю ерзать.
– Спокойно, миссис Грей. Замрите, – предупреждает Кристиан и внезапно, без предупре-ждения, переворачивает меня на живот и продолжает то же неспешное путешествие по моим бедрам, ягодицам…
– Пожалуйста… – выдавливаю сквозь зубы я.
– Я хочу тебя без одежды, – бормочет он и принимается за крючки моего корсета, а когда тот соскальзывает со спины на постель, проводит языком вдоль всей спины.
– Пожалуйста…
– Чего вам угодно, миссис Грей? – шепчет Кристиан мне на ухо. Он уже почти лежит на мне, и я чувствую силу его желания.
– Тебя…
– А я хочу тебя, любовь моя… моя жизнь…
Я снова оказываюсь на спине. Он быстро поднимается, одним движением освобождается от брюк и трусов и предстает передо мной во всей восхитительной и устрашающей готовности. Тесная комната заполнена его красотой и желанием. Он наклонятся, стягивает трусики и смот-рит на меня сверху.
– Моя… – беззвучно шепчут губы.
– Пожалуйста… – молю я, и его губы кривит усмешка – похотливая, искушающая, непри-стойная усмешка.
Кристиан возвращается к кровати и покрывает поцелуями мою правую ногу. Достигнув вершины, он раздвигает мне ноги…
– М-м… какая у меня женушка… – бормочет он и…
Я закрываю глаза, полностью отдаваясь во власть этого проворного, ловкого и изобрета-тельного языка. Мои бедра движутся, подчиняясь заданному им ритму – вверх-вниз, взад-вперед, по кругу. Он сжимает их, стараясь удержать, усмирить, но при этом не прекращает восхитительную пытку. Я улетаю все выше…
– Кристиан…
– Нет… еще нет… – Его язык, проделав путь наверх, ныряет в ямку пупка.
– Нет! – Черт! Я чувствую его усмешку, чувствую животом.
– Вы такая нетерпеливая, миссис Грей. У нас еще много времени до Изумрудного остро-ва. – Он награждает поцелуями мои груди, захватив губами, тянет левый сосок и смотрит на меня. В его глазах – тьма тропического шторма.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15