50 оттенков свободы читать онлайн

Глава 13

В Сарди-Филд приземляемся в двенадцать двадцать пять. Стивен останавливает самолет невдалеке от главного терминала, и через иллюминаторы я замечаю ожидающий нас «Фолькс-ваген» – мини-вэн.
– Отличная посадка. – Кристиан улыбается и пожимает Стивену руку. Мы готовимся сой-ти.
– Это все благодаря расчету плотности воздуха, сэр. – Стивен улыбается в ответ. – У Бейли хорошо с математикой.
Кристиан кивает первому помощнику Стивена.
– Вы молодчина, Бейли. Плавная посадка.
– Спасибо, сэр. – Она довольно улыбается.
– Хорошего уикенда, мистер Грей, миссис Грей. Увидимся завтра. – Стивен отступает в сторону, пропуская нас к выходу, и Кристиан ведет меня по трапу и дальше к машине, где нас ждет Тейлор.
– Мини-вэн? – удивленно говорит Кристиан, когда Тейлор открывает дверь.
Тейлор виновато улыбается и слегка пожимает плечами.
– В последнюю минуту, знаю, – произносит Кристиан, тут же смягчаясь. Тейлор возвра-щается к самолету, чтобы забрать наш багаж.
– Хочешь осмотреть салон? – шепчет мне на ухо Кристиан. Глаза его озорно блестят.
Я хихикаю. Кто этот незнакомец и что он сделал с мистером Злым Серым Волком по-следних двух дней?
– Ну же, вы, двое. Залезайте, – нетерпеливо говорит Миа. Мы забираемся в машину, про-ходим к двойному сиденью сзади и садимся. Я прижимаюсь к Кристиану, и он кладет руку на спинку.
– Удобно?
Миа с Итаном усаживаются напротив нас.
– Да. – Я улыбаюсь, и Кристиан чмокает меня в лоб. По какой-то неведомой причине я сегодня его стесняюсь. Почему? Из-за прошлой ночи? Из-за того, что мы не одни? Не могу разобрать.
Кейт с Элиотом усаживаются последними, а Тейлор открывает багажник, чтобы загрузить багаж. Через пять минут мы уже едем.
Мы направляемся в Аспен, и я смотрю в окно. Деревья еще зеленые, но признаки прибли-жающейся осени повсюду уже заметны в пожелтевших кончиках листьев. Небо кристально яс-ной голубизны, хотя на западе темнеют тучи. Нас окружают Скалистые горы, и самая высокая вершина – прямо впереди. Склоны укрыты буйной растительностью, пики увенчаны снежными шапками и похожи на детские рисунки гор.
Мы в излюбленном зимнем месте отдыха богатых и знаменитых. И у меня здесь есть дом. Верится в это с трудом. В глубине души появляется знакомая неловкость, возникающая всякий раз, когда я пытаюсь осмыслить размеры богатства Кристиана. Я даже чувствую себя винова-той. Что я сделала, чтобы заслужить такой образ жизни? Ничего. Ничего, кроме того, что по-любила.
– Ты когда-нибудь бывала в Аспене, Ана? – спрашивает Итан, отрывая меня от размыш-лений.
– Нет, это первый раз. А ты?
– Мы с Кейт часто приезжали сюда подростками. Папа – страстный лыжник. Мама – нет.
– Я надеюсь, муж научит меня кататься на лыжах. – Я бросаю взгляд на своего мужчину.
– На твоем месте я бы не был так уверен, – бормочет Кристиан.
– Я не настолько безнадежна!
– Ты можешь сломать себе шею. – От улыбки ни следа.
Не хочу спорить и портить ему настроение, поэтому меняю тему.
– Давно у тебя здесь дом?
– Около двух лет. Теперь он и ваш тоже, миссис Грей, – мягко отвечает он.
– Знаю, – шепчу я, но в глубине души хозяйкой себя не чувствую.
Наклонившись, целую Кристиана в подбородок и снова прижимаюсь к его плечу, слушаю, как он смеется и шутит с Итаном и Элиотом. Миа время от времени что-то вставляет, но Кейт молчалива, и я гадаю, размышляет ли она о Джеке Хайде или о чем-то еще. И кое-что вспоми-наю. Аспен… Этот дом Кристиана проектировала Джиа Маттео, а перестраивал Элиот. Не об этом ли думает Кейт? Я не могу спросить ее в присутствии Элиота, учитывая его прошлые от-ношения с Джиа. Да и известно ли Кейт о связи Джиа с домом? Хмурюсь, снова и снова задава-ясь вопросом, что же ее беспокоит. Решаю спросить, когда мы будем одни.
Мы проезжаем через центр Аспена, и мое настроение улучшается. Город прекрасен. Он застроен квадратными зданиями по большей части из красного кирпича, в стиле швейцарских шале, и множеством старинных домов, выкрашенных в «амстердамский» цвет – темно-терракотовый. Еще тут на каждом шагу банки, рестораны и модные бутики, выдающие богат-ство местного населения. Конечно, Кристиан прекрасно вписывается в эту атмосферу.
– Почему ты выбрал Аспен? – интересуюсь я.
– Что? – озадаченно смотрит на меня.
– Для покупки дома.
– Мама с папой, бывало, привозили нас сюда, когда мы были детьми. Здесь я научился ходить на лыжах, и мне здесь нравится. Надеюсь, тебе тоже понравится – в противном случае продадим этот дом и купим где-нибудь еще.
Ну разумеется, чего уж проще!
Он заправляет мне за ухо выбившуюся прядку.
– Ты сегодня чудесно выглядишь.
Моим щекам жарко. На мне обычная дорожная одежда: джинсы, майка и легкий синий пиджак. Проклятье. Откуда вдруг взялось это стеснение?
Он целует меня нежным, сладким, любящим поцелуем.
Мы выезжаем из города и начинаем подниматься на другую сторону долины, кружа по извилистой горной дороге. Чем выше поднимаемся, тем сильнее меня охватывает радостное возбуждение. А вот Кристиан напрягается.
– Что случилось? – спрашиваю я, когда мы делаем поворот.
– Надеюсь, тебе нравится, – тихо говорит он. – Мы приехали.
Тейлор сбрасывает газ, проезжает через ворота, сложенные из серого, бежевого и красно-го камня, едет по подъездной аллее и, наконец, останавливается перед внушительным домом с двойным фасадом и заостренными крышами. Темное дерево и тот же, что и ворота, камень. Смотрится потрясающе – современный и строгий, вполне в стиле Кристиана.
– Дом, – произносит он одними губами, пока наши гости начинают выгружаться из маши-ны.
– Выглядит замечательно.
– Идем. Посмотришь, – говорит он с радостным и взволнованным блеском в глазах, словно собирается показать мне свой научный проект или что-то в этом роде.
Миа бежит по ступенькам – туда, где в дверях стоит женщина. Миниатюрная, с иссиня-черными волосами, припорошенными сединой. Миа бросается ей на шею и крепко обнимает.
– Кто это? – спрашиваю я, когда Кристиан помогает мне выйти из вэна.
– Миссис Бентли. Они с мужем живут здесь. Присматривают за домом.
Ну и ну… очередная прислуга?
Миа представляет Итана, потом Кейт. Элиот тоже обнимает миссис Бентли. Пока Тейлор выгружает багаж, Кристиан берет меня за руку и ведет к входной двери.
– С возвращением, мистер Грей. – Миссис Бентли улыбается.
– Кармела, это моя жена Анастейша, – гордо объявляет Кристиан. Его язык ласкает мое имя, и сердце сбивается с ритма.
– Здравствуйте, миссис Грей. – Миссис Бентли уважительно кивает. Я протягиваю руку, и мы обмениваемся рукопожатием. Меня не удивляет, что с Кристианом она более официальна, чем с остальными членами семьи.
– Надеюсь, полет был приятным. Погоду на все выходные обещали хорошую, хотя я не уверена. – Она оглядывает темнеющие серые тучи позади нас.
– Ланч готов, так что милости прошу. – Она снова улыбается, ее темные глаза тепло по-блескивают, и я сразу же проникаюсь к ней симпатией.
– Ну-ка. – Кристиан подхватывает меня на руки.
– Что ты делаешь? – взвизгиваю я.
– Переношу вас через порог, миссис Грей.
Я улыбаюсь во весь рот, а он вносит меня в просторный холл и после короткого поцелуя мягко опускает на паркетный пол. Интерьер строгий и напоминает гостиную в «Эскале» – бе-лоснежные стены, темное дерево и современная абстрактная живопись. Холл переходит в большую гостиную, где три белых кожаных дивана окружают занимающий доминирующее по-ложение каменный камин. Единственное цветное пятно – разбросанные по диванам мягкие по-душки. Миа хватает Итана за руку и тащит дальше в дом. Кристиан провожает их взглядом. Глаза прищурены, рот плотно сжат. Он качает головой, затем поворачивается ко мне.
Кейт громко присвистывает.
– Красота!
Я оглядываюсь, вижу, что Элиот помогает Тейлору с багажом, и снова спрашиваю себя, знает ли она, что Джиа приложила руку к этому дому.
– Показать тебе дом? – спрашивает меня Кристиан. Какие бы мысли в отношении Миа и Итана его ни занимали, теперь они забыты. Он излучает радостное волнение – или это беспо-койство? Трудно сказать.
– Конечно. – Я вновь потрясена его богатством. Сколько стоил этот дом? А я не внесла в него никакого вклада. Переношусь в мыслях в тот день, когда Кристиан впервые привел меня в «Эскалу». Тогда я была ошеломлена. «Ты привыкла к этому», – шипит мое подсознание.
Кристиан хмурится, но берет меня за руку и ведет по дому. Оборудованная по последне-му слову техники кухня – сплошь белые мраморные стойки и черная мебель. Есть тут и вну-шительный винный погреб, а на первом этаже – уютная семейная гостиная с большой плазмен-ной панелью, мягкими диванами и… бильярдным столом. Я изумленно таращу глаза и краснею под взглядом Кристиана.
– Хочешь сыграть? – спрашивает он с лукавым блеском в глазах. Я качаю головой, и он снова хмурит брови и, взяв меня за руку, ведет на второй этаж. Там четыре спальни, каждая – с отдельной ванной.
Главная спальня – это что-то. Кровать широченная, больше, чем дома, и стоит перед огромным панорамным окном, выходящим на Аспен и зеленые горы.
– Это гора Аякс… или гора Аспен, если хочешь, – говорит Кристиан, настороженно глядя на меня. Он стоит в дверях, засунув большие пальцы в петли пояса своих черных джинсов.
Я киваю.
– Ты что-то притихла, – бормочет он.
– Тут так красиво, Кристиан. – И внезапно мне ужасно хочется назад, в «Эскалу».
В пять широких шагов он становится передо мной, берет за подбородок и освобождает мою нижнюю губу из плена.
– Что случилось? – спрашивает он, заглядывая мне в глаза.
– Ты очень богат.
– Да.
– Иногда твое богатство застает меня врасплох.
– Наше богатство.
– Наше, – машинально повторяю я.
– Не переживай из-за этого, Ана, пожалуйста. Это всего лишь дом.
– А что конкретно делала здесь Джиа?
– Джиа? – Он удивленно поднимает брови.
– Да. Она ведь что-то здесь перестраивала?
– Ну да. Она спроектировала семейную гостиную. Элиот ее построил. – Он проводит ру-кой по волосам и хмурится. – А почему мы говорим о Джиа?
– Ты знал, что у нее был роман с Элиотом?
Кристиан с минуту смотрит на меня.
– Элиот переспал с половиной Сиэтла, Ана.
Я изумленно таращу глаза.
– Главным образом с женщинами, как я понимаю, – шутит Кристиан. Думаю, его забавля-ет выражение моего лица.
– Нет!
Кристиан кивает.
– Это не мое дело. – Он вскидывает руки ладонями вверх.
– Не думаю, что Кейт знает.
– Не уверен, что он кричит об этом на каждом углу. Полагаю, Кейт тоже не все о себе рассказывает.
Я потрясена. Милый, скромный, белокурый, голубоглазый Элиот? Не могу в это пове-рить.
Кристиан наклоняет голову набок, внимательно меня разглядывая.
– Не может быть, что это все из-за Джиа и неразборчивости Элиота.
– Знаю. Прости. Просто после всего, что случилось на этой неделе… – Я пожимаю пле-чами, и глаза у меня ни с того ни с сего на мокром месте. Кристиан крепко меня обнимает, за-рывается носом в волосы.
– Знаю. Ты тоже прости. Давай расслабимся и будем получать удовольствие, хорошо? Ты можешь оставаться здесь и читать или смотреть телевизор, можешь походить по магазинам, погулять по окрестностям и даже порыбачить. Все, что пожелаешь. И забудь, что я сказал про Элиота. Брякнул, не подумав.
– Это несколько объясняет, почему он вечно над тобой подтрунивает, – бормочу я, уты-каясь носом в его грудь.
– На самом деле он понятия не имеет о моем прошлом. Я же говорил, в семье меня счи-тали геем. Девственником, но геем.
Я хихикаю. Напряжение понемногу уходит. Обнимая мужа, удивляюсь, как кто-то может считать его геем. Какая нелепость.
– Миссис Грей, вы надо мной подсмеиваетесь?
– Ну, может, чуть-чуть, – признаюсь я. – Знаешь, вот чего я не понимаю, так это зачем ты купил этот дом.
– Что ты имеешь в виду? – Он целует меня в волосы.
– У тебя есть яхта, это понятно, есть квартира в Нью-Йорке для бизнеса, но дом здесь? Ты ведь ни с кем тут не жил.
Кристиан затихает и несколько секунд молчит.
– Я ждал тебя, – мягко говорит он, и его серые глаза темнеют и светятся.
– Это… это так мило… так приятно слышать.
– Это правда. Просто тогда я сам этого не знал. – Он улыбается своей неотразимой улыб-кой.
– Рада, что ты дождался.
– Вы стоите любого ожидания, миссис Грей. – Он наклоняется и нежно меня целует.
– Ты тоже. – Я улыбаюсь. – Хотя я чувствую себя обманщицей. Мне совсем не пришлось ждать тебя долго.
Он усмехается.
– Я такой желанный приз?
– Кристиан, ты – джек-пот в лотерее, лекарство от рака и три желания от лампы Алад-дина вместе взятые.
Он вскидывает бровь.
– Когда же ты это наконец поймешь? – ворчу я. – Ты был весьма завидным холостяком. И я не имею в виду все это. – Я обвожу жестом окружающую нас роскошь. – Я имею в виду это. – Кладу ладонь ему на грудь там, где сердце, и зрачки его расширяются. Мой уверенный в себе, сексуальный муж бесследно исчез, и передо мной – потерянный мальчик. – Поверь мне, пожа-луйста, – шепчу я и тянусь к его губам. Он стонет, и я не знаю, от чего – от сказанного ли мною или такова его обычная реакция. Я целую его, мои губы смакуют его губы, язык проникает в рот…
Когда нам обоим становится нечем дышать, он отрывается от меня и глядит с сомнением.
– Когда же до тебя наконец дойдет, что я люблю тебя? – в отчаянии спрашиваю я.
Он сглатывает.
– Когда-нибудь.
Уже прогресс. Я улыбаюсь и в награду получаю ответную застенчивую улыбку.
– Идем поедим, а то остальные уже недоумевают, где мы. Заодно обсудим, кто чем хочет заняться.

– О нет! – внезапно восклицает Кейт.
Все взгляды устремляются на нее.
– Смотрите, – говорит она, указывая на панорамное окно. Дождь. Даже ливень. Мы сидим за темным деревянным столом в кухне, уничтожив целую гору фантастически вкусной ита-льянской пасты, приготовленной миссис Бентли, и уговорив бутылку или две фраскати. Я наелась до отвала и немножко захмелела.
– Плакал наш поход, – бормочет Элиот, и в его тоне слышатся нотки облегчения. Кейт сверлит его сердитым взглядом. Между ними определенно что-то происходит. Со всеми нами они чувствуют себя свободно, друг с другом – нет.
– Мы можем поехать в город, – предлагает Миа. Итан довольно улыбается ей.
– Отличная погода для рыбалки, – говорит Кристиан.
– Я пойду рыбачить, – заявляет Итан.
– Давайте разделимся. – Миа хлопает в ладоши. – Девочки – по магазинам, мальчики – развлекаться на природу.
Я бросаю взгляд на Кейт, которая снисходительно смотрит на Миа. Рыбалка или магази-ны? Ну и выбор.
– Ана, что ты хочешь делать? – спрашивает Кристиан.
– Я не возражаю, – лгу я.
Кейт ловит мой взгляд и одними губами произносит «магазины». Наверно, хочет потре-паться. Криво улыбаюсь ей и Миа. Кристиан ухмыляется. Он знает, что я терпеть не могу хо-дить по магазинам.
– Я могу остаться здесь с тобой, – говорит он, и что-то темное и порочное шевелится у меня в животе от его тона.
– Нет, ты иди порыбачь, – отвечаю я. Кристиану нужно побыть в мужской компании.
– Это уже план, – провозглашает Кейт, поднимаясь из-за стола.
– Тейлор поедет с вами, – говорит Кристиан, и это не просьба, а приказ, не подлежащий обсуждению.
– Нам не нужна нянька, – резко заявляет Кейт.
Я кладу ладонь ей на руку.
– Кейт, Тейлору следует поехать.
Она хмурит брови, потом пожимает плечами и впервые в жизни придерживает язык.
Я несмело улыбаюсь Кристиану. Лицо его бесстрастно. Надеюсь, он не злится на Кейт.
Элиот хмурится.
– Мне надо купить в городе батарейку для часов. – Он бросает быстрый взгляд на Кейт и слегка краснеет. Кейт не замечает, потому что подчеркнуто его игнорирует.
– Возьми «Ауди», Элиот. Когда вернешься, пойдем рыбачить, – говорит Кристиан.
– Ладно, – рассеянно отзывается Элиот. – Отличный план.

– Сюда. – Миа за руку тащит меня в дизайнерский бутик – сплошь розовый шелк и псев-дофранцузская, грубо сработанная мебель. Кейт идет за нами следом, а Тейлор остается ждать снаружи, спрятавшись от дождя под козырьком. Из динамиков громко разносится «Say a Little Prayer» Ареты Франклин. Мне нравится эта песня. Надо бы записать ее на айпод Кристиана.
– Это будет чудесно смотреться на тебе, Ана. – Миа поднимает какой-то серебряный лоскут. – Давай, примерь.
– Э… оно коротковато.
– Ты будешь выглядеть в нем офигительно. Кристиану понравится.
– Думаешь?
Миа буквально сияет от удовольствия.
– Ана, у тебя классные ноги, и если мы сегодня пойдем в клуб… – Она улыбается, чув-ствуя близкую победу. – Муж глаз не оторвет.
Я моргаю, слегка ошеломленная. Мы идем в клуб? Но я не хожу по клубам.
Видя мою растерянность, Кейт смеется. Сейчас, вдали от Элиота, она кажется более рас-кованной.
– Немножко размяться не помешает.
– Иди и примерь, – приказывает Миа. И я неохотно направляюсь в примерочную.
Дожидаясь, когда же Кейт и Миа появятся из гардеробной, я прохожу к витрине и смотрю на залитую дождем центральную улицу. Душещипательное пение продолжается: Дайон Уорвик поет «Walk On By». Еще одна классная вещь – одна из маминых любимых. Я опускаю глаза, смотрю на платье. Хотя платье – это, пожалуй, преувеличение. Оно с открытой спиной и очень короткое, но Миа заявила, что это «самый шик», то, что надо для клубной тусовки. По всей ви-димости, мне нужны еще и туфли, а также крупные бусы, на поиски которых мы и отправляем-ся. Я снова размышляю о том, как мне повезло, что у меня есть Кэролайн Эктон, мой персо-нальный ассистент.
В окно бутика я вижу Элиота. Он появляется на другой стороне тенистой главной улицы, выбираясь из большого «Ауди», и ныряет в магазин, словно убегая от дождя. Похоже на юве-лирный магазин… быть может, он ищет батарейку для часов. Через несколько минут он появ-ляется вновь. И не один – с женщиной.
Вот так номер! Он разговаривает с Джиа! Какого черта она здесь делает?
Пока я наблюдаю, они коротко обнимаются, и она беззаботно смеется над его словами. Элиот целует Джиа в щеку и бежит к ожидающей машине. Она поворачивается и идет по улице, а я смотрю ей вслед разинув рот. Оборачиваюсь к гардеробным, но ни Кейт, ни Миа пока не видно.
Я смотрю на Тейлора, который ждет перед магазином. Он ловит мой взгляд и пожимает плечами. Снова оборачиваюсь, Миа и Кейт выходят наконец, обе смеются. Кейт смотрит на меня вопросительно.
– Что случилось, Ана? – спрашивает она. – Охладела к платью? Ты в нем такая… чув-ственная.
– Э… нет.
– С тобой все в порядке? – настораживается Кейт.
– Все хорошо. Расплатимся? – Я направляюсь к кассе и присоединяюсь к Миа, которая выбрала две юбки.
– Добрый день, мэм. – Девушка-продавец, на которой блеска для губ больше, чем мне ко-гда-либо доводилось видеть в одном месте, улыбается. – Восемьсот пятьдесят долларов.
Что? За этот кусочек ткани! Я ошеломленно моргаю и покорно подаю ей свою черную «American Express».
– Миссис Грей, – мурлычет мисс Блеск Для Губ.
Следующие два часа я следую за Кейт и Миа как в тумане, борясь с собой. Следует ли рассказать Кейт? Мое подсознание твердо качает головой. Да. Я должна ей рассказать. Нет, не должна. Это могла быть просто невинная встреча. Вот черт. Что же мне делать?

– Ну, тебе нравятся туфли, Ана? – Миа стоит передо мной, уперев руки в боки.