50 оттенков свободы читать онлайн

– Нравится? – шепчет он с усмешкой.
– М-м-м, – отвечаю я одобрительно. Он водит ладонью по своей груди, вверх-вниз, и я смотрю на него из-под ресниц. Какой же он сексуальный!
– Вы кусаете губу, миссис Грей.
– Потому что проголодалась.
– Проголодалась? – Он удивленно открывает рот.
– М-м-м, – подтверждаю я и облизываю губы.
Он загадочно улыбается и продолжает поглаживать себя, закусив при этом нижнюю губу. Не знаю почему, но меня эта картинка заводит.
– Понятно. Надо было за обедом поесть, – с насмешливой строгостью выговаривает он. – Но, может быть, я еще смогу что-то сделать. – Вставай.
Я знаю, что будет дальше, и поднимаюсь. Ноги уже не дрожат.
– На колени.
Опускаюсь на прохладный пол.
– Поцелуй меня.
Он подвигается вперед и, держа член, проводит языком по верхним зубам. Не знаю поче-му, но в этом есть что-то невозможно эротичное. Я наклоняюсь вперед и целую самый кончик члена. Он шумно выдыхает и замирает, стиснув зубы. Потом кладет ладонь мне на голову, и я пробую его на вкус, слизнув капельку выступившей росы. Ммм… вкусно. Он застывает с от-крытым ртом, а я втягиваю и жадно сосу.
– А-а… – шипит Кристиан сквозь зубы и подает бедрами вперед, но я не останавливаюсь и продвигаюсь выше. Он хватается за мою голову обеими руками и едва заметно покачивается взад-вперед. Дыхание его учащается. Я провожу языком вокруг, и Кристиан щурится и поста-нывает. Он отвечает. Мне. Вот где улет. Я отвожу губы, но оставляю зубы.
– А-а! – Кристиан перестает двигаться, хватает меня и тянет на колени. – Хватит! – рычит он, срывая с моих запястий трусики.
Я потираю покрасневшие места и смотрю на него из-под ресниц. Он тоже смотрит, и в его взгляде – любовь, желание и страсть. Это меня он хочет трахнуть во всех семи оттенках вос-кресенья. Как же я хочу его! Хочу видеть, как он кончит, как сдастся предо мной. Я беру член и опускаюсь на него. Медленно и осторожно, держась за его плечо. Он рычит и издает еще какие-то грозные, первобытные звуки. Стягивает с меня блузку и швыряет на пол.
– Замри. – Его пальцы впиваются в мои бедра. – Дай мне вкусить тебя.
Я останавливаюсь. О-о-о… Как хорошо, когда он внутри меня. Гладит по лицу, ест гла-зами. Он выгибается подо мной, и я, не сдержав стона, закрываю глаза.
– Мое любимое место, – шепчет Кристиан. – В тебе. В моей жене.
Ну же, Кристиан. Я больше не могу сдерживаться. Пальцы скользят по влажным волосам, губы находят губы, и я начинаю снова. Вверх-вниз. Пусть берет все, и я тоже возьму все. Губы на губах, языки сплетены, стон за стоном… При всех наших спорах и обидах у нас всегда оста-нется вот это. Я так его люблю, что не могу даже вместить эту любовь. Он держит руки на мо-их бедрах, контролирует темп, помогает мне и подгоняет себя.
Ход ускоряется, и мой беспомощный стон уходит в его рот. Меня уносит… уносит…
– Да… да… Ана… – Кристиан изливает на меня дождь поцелуев – на лицо, руки, грудь, шею. Снова захватывает мой рот.
– Я люблю тебя, Кристиан. Люблю. И всегда буду любить. – Я хочу, чтобы он знал это и не сомневался – после нашей сегодняшней схватки.
Он сжимает меня и кончает с громким всхлипом, и этого достаточно, чтобы и я последо-вала за ним. Я обнимаю его за шею, и слезы жгут глаза, потому что я так сильно его люблю.
– Эй? – Он берет меня за подбородок и озабоченно смотрит в глаза. – Ты почему пла-чешь? Я сделал тебе больно?
– Нет.
Он убирает пряди волос с моего лица, смахивает слезинку и нежно целует в губы. Он все еще во мне, и, когда выходит, я моргаю.
– Что случилось, Ана? Скажи мне.
– Ничего. Просто иногда я не выдерживаю этой огромной любви.
Он смотрит на меня пристально, потом застенчиво улыбается.
– У меня с тобой тоже такое бывает.
– Правда?
– Ты же сама знаешь, – усмехается он.
– Иногда. Не всегда.
– Взаимно, миссис Грей.
Я целую его в грудь. Он меня в плечо.
– Вы божественно пахнете, миссис Грей.
– Вы тоже, мистер Грей.
Я трусь о него носом, втягиваю его запах, смешанный с тяжелым запахом секса. Я могла бы всю жизнь лежать в его объятьях. Только это мне и надо после рабочего дня со всеми спо-рами, криками, разборками. Вот место, где я хочу быть, даже несмотря на то, что это место – рядом с повернутым на контроле фриком. Кристиан втягивает запах моих волос, и я довольно вздыхаю. Мы сидим, взявшись за руки. Молчим. Но реальность все же напоминает о себе.
– Уже поздно.
– Тебя еще нужно подстричь.
– А вам, мисс Грей, хватит сил закончить начатое?
– Ради вас, мистер Грей, я готова на жертвы. – Я целую его в грудь и с неохотой подни-маюсь.
– Не уходи. – Он удерживает меня, поворачивает и начинает расстегивать юбку. Она па-дает на пол. Он подает руку, и я выступаю из кучки ткани. Теперь на мне только чулки и пояс.
– Какой вид, миссис Грей. – Кристиан откидывается на спинку и складывает руки на гру-ди.
Я верчусь под его одобрительным взглядом.
– Боже, какой же я везунчик, – с восхищением говорит он.
– Согласна.
Он усмехается.
– Накинь рубашку и постриги меня. В этой блузке ты меня только отвлекаешь. Так мы и до кровати не доберемся.
Ничего не могу поделать, губы сами разъезжаются в улыбке. Зная, что он наблюдает за каждым моим движением, иду, покачивая бедрами туда, где остались мои туфли и его рубашка. Медленно наклоняюсь, поднимаю рубашку, подношу к носу – м-м-м! – и набрасываю на плечи.
Кристиан смотрит на меня круглыми глазами. Брюки он уже застегнул.
– Ну и представление вы здесь устроили, миссис Грей.
– У нас есть ножницы? – невинным тоном спрашиваю я, хлопая ресницами.
– В моем кабинете, – хрипло отвечает он.
– Я поищу. – Оставив его в ванной, иду в нашу спальню, беру с туалетного столика рас-ческу и отправляюсь в кабинет. Проходя по коридору, замечаю, что дверь к Тейлору чуть при-открыта. За ней, почти у порога, стоит миссис Джонс. Я застываю как вкопанная. Тейлор гладит ее по щеке и нежно улыбается. Потом наклоняется и целует.
Вот это номер! Тейлор и миссис Джонс? Стою с открытым в полном изумлении ртом. Хотя… если подумать, я ведь и подозревала что-то в этом роде. Значит, они вместе.
Краснею, чувствуя себя какой-то вуайеристкой, быстро проскакиваю дальше и влетаю в кабинет. Включаю свет, подхожу к столу. Тейлор и миссис Джонс… Ух ты! Просто голова идет кругом. Мне всегда казалось, что миссис Джонс старше Тейлора. Вот и пойми их. Выдвигаю верхний ящик стола, и все посторонние мысли вылетают из головы – в ящике пистолет. У Кри-стиана есть пистолет!
Точнее, револьвер. Черт! У меня и в мыслях не было, что Кристиан держит оружие. Вы-нимаю, проверяю барабан. Заряжен полностью. Только какой-то он легкий… слишком легкий. Должно быть, из углеродистой стали. Но зачем ему оружие? Надеюсь, он хотя бы умеет им пользоваться. Вспоминаю, как Рэй постоянно предупреждал насчет оружия. «Эти штуки уби-вают, Ана. Ты должна точно знать, что делаешь, когда берешь в руки оружие». Кладу револь-вер на место и ищу ножницы, а найдя, бегом возвращаюсь к Кристиану. Голова раскалывается от мыслей. Тейлор и миссис Джонс… револьвер… В конце коридора натыкаюсь на Тейлора.
– Миссис Грей… извините… – Заметив мой наряд, он густо краснеет.
– Э… м-м-м… да. Собираюсь вот постричь Кристиана, – выпаливаю смущенно.
Тейлору еще хуже, чем мне. Открывает рот, хочет что-то сказать, но тут же закрывает и делает шаг в сторону.
– После вас, мэм.
Я, наверно, одного цвета с моей старой «Ауди», сабмиссив-спешл. Вот же попала, хоть сгорай от смущения.
– Спасибо, – бормочу я и мчусь дальше. Вот же гадство! Надо как-то привыкать к тому, что мы здесь не одни. Влетаю, запыхавшись, в ванную.
– Что случилось? – Кристиан стоит передо мной, держа в руках мои туфли. Одежда со-брана и аккуратно сложена возле стены.
– Напоролась на Тейлора.
– О… – Кристиан хмурится. – В таком-то виде.
Черт!
– Тейлор же не виноват.
Его брови сдвигаются к переносице.
– Нет. Но все равно…
– Я одета.
– Едва ли.
– Даже не знаю, кто из нас больше смутился, я или он. – Пускаю в ход отвлекающий при-ем. – А ты знал, что они с Гейл… ну, вместе?
Кристиан смеется.
– Разумеется, знал.
– И не сказал мне?
– Думал, ты тоже знаешь.
– Нет.
– Ана, они взрослые люди и живут под одной крышей. У обоих никого нет. Оба симпа-тичные.
Я краснею: какой же надо быть дурочкой, чтобы не заметить.
– Ну, раз уж ты так говоришь… Я просто думала, что Гейл старше Тейлора.
– Так и есть, старше, хотя и ненамного. – Кристиан смотрит на меня недоуменно. – Неко-торым мужчинам нравятся женщины постарше… – Он останавливается, поймав мой взгляд. Я сердито хмурюсь.
– Знаю.
Кристиан сокрушенно качает головой и виновато улыбается. Ага! Приемчик сработал. Мое подсознание закатывает глаза – и какой же ценой? На нас снова ложится тень той, чье имя не произносится, миссис Робинсон.
– Кстати, вспомнил, – бодро говорит Кристиан.
– Что именно? – бурчу я недовольно и, схватив стул, поворачиваю его лицом к зеркалу. – Садись!
Кристиан смотрит на меня с легкой снисходительностью, но не перечит и делает, как ему сказано. Я начинаю расчесывать ему волосы. Они уже не мокрые, но еще влажные.
– Те комнаты, над гаражом, в новом доме, можно было бы переделать и отдать им. Пусть устраиваются. Как дома. С другой стороны, и дочь Тейлора могла бы оставаться у него поча-ще. – Кристиан настороженно наблюдает за мной в зеркале.
– А почему она здесь не остается?
– Тейлор ни разу меня не спрашивал.
– Может, тебе самому стоит предложить? Но тогда нам придется вести себя поприлич-нее.
Он качает головой.
– Об этом я не подумал.
– Может быть, поэтому Тейлор и не спрашивал. А ты с ней знаком?
– Да. Милая девочка. Застенчивая. Очень симпатичная. Я оплачиваю ее учебу.
Вот как? Я смотрю на него в зеркале.
– Не знала.
Кристиан пожимает плечами.
– Сделал что мог. По крайней мере, это значит, что он не уйдет.
– Уверена, ему нравится на тебя работать.
Он смотрит на меня пустыми глазами, потом пожимает плечами.
– Не знаю.
– Думаю, он очень предан тебе. – Продолжаю расчесывать ему волосы. Он смотрит на меня, не сводя глаз.
– Думаешь?
– Да.
Фыркает, как будто для него это мелочь, но я вижу: ему приятно.
– Хорошо. Ты поговоришь с Джиа насчет комнат над гаражом?
– Да, конечно.
Упоминание ее имени уже не отзывается, как раньше, раздражением. Мое подсознание с мудрым видом кивает: «Да, сегодня мы все сделали правильно». Моя внутренняя богиня тор-жествует. Теперь Джиа оставит моего мужа в покое и не будет доставлять ему неудобств.
Я уже готова приступить к стрижке.
– Уверен, что хочешь этого? Последний шанс отступить.
– Делайте свое черное дело, миссис Грей. Не мне на себя смотреть, а вам.
Я усмехаюсь.
– Я могла бы смотреть на тебя весь день, с утра до вечера.
Он раздраженно качает головой.
– Ничего особенного тут нет, обычное приятное лицо.
– И за ним очень и очень приятный мужчина. – Я целую его в висок. – Мой мужчина.
Он смущенно улыбается.
Беру первую прядь, расчесываю снизу вверх, зажимаю между средним и указательным пальцами. Держу расческу зубами, беру ножницы и срезаю кончик примерно на дюйм длины. Кристиан закрывает глаза и замирает. Сидит неподвижно, как статуя, и только довольно взды-хает. Я продолжаю стричь. Время от времени он открывает глаза и внимательно за мной наблюдает. Пока работаю, он меня не трогает, за что я ему признательна: его прикосновения… отвлекают.

Я закончила. На всю работу ушло пятнадцать минут.
– Готово. – Результат радует. Кристиан выглядит так же сексуально, как раньше, только волосы чуть короче. Он смотрит на себя в зеркало и, похоже, приятно удивлен. Ухмыляется.
– Отличная работа, миссис Грей. – Крутит головой из стороны в сторону, потом обнима-ет меня за талию, притягивает к себе, целует, тычется носом в живот, щекочет. – Спасибо.
– Не за что. – Я наклоняюсь и целую его.
– Уже поздно. В постель. – Он игриво шлепает меня по попе.
– Мне еще надо прибраться здесь.
Волосы разлетелись по всему полу. Кристиан смотрит на них и хмурится, как будто мысль об уборке никогда не приходила ему в голову.
– Ладно, принесу щетку, – хмуро говорит он. – Не хочу смущать прислугу твоим непо-добающим видом.
– А ты знаешь, где щетка? – спрашиваю я с невинным видом. Кристиан останавливается.
– Э… нет.
Я смеюсь.
– Сама схожу.

Забираюсь в постель и жду Кристиана. А ведь день мог закончиться совсем по-другому. Я так на него злилась, и он злился на меня. И что теперь делать со всей этой ерундой насчет управления компанией? Ни малейшего желания чем-либо управлять у меня нет. Я – не он. С этим надо что-то делать. Может, надо завести какой-то пароль специально для тех случаев, ко-гда он начинает командовать и распоряжаться… когда становится, грубо говоря, задницей. И пусть пароль будет «задница». А что, неплохо придумано.
– Что такое? – спрашивает Кристиан, подходя к кровати. На нем пижамные штаны и ни-чего больше.
– Ничего. Просто подумала…
– О чем? – Он вытягивается рядом.
Ну вот. Опять у меня ничего не выйдет.
– Послушай, я не хочу управлять компанией.
Кристиан приподнимается на локте и смотрит на меня сверху.
– Почему?
– Потому что меня никогда к этому не тянуло.
– Ты справишься, Анастейша.
– Мне нравится читать книги. Управлять компанией – это совсем другое. Я уже не смогу читать книги.
– Ты могла бы заниматься творческой работой.
Я хмурюсь.
– Видишь ли, – продолжает он, – чтобы управлять успешной компанией, нужно исполь-зовать талант каждого имеющегося в твоем распоряжении сотрудника. Если твои таланты и ин-тересы лежат в этой сфере, ты и выстраиваешь компанию соответствующим образом.
Что?
– Не отказывайся вот так, сразу. Ты очень способная женщина, Анастейша. Я думаю, ты могла бы справиться с чем угодно, если бы только постаралась как следует.
Ух ты. И откуда, хотелось бы мне знать, ему это известно?
– А еще меня беспокоит, что работа будет отнимать слишком много времени.
Он хмурится.
– Времени, которое я могла бы посвятить тебе. – Я пускаю в ход секретное оружие, и его глаза темнеют.
– Я знаю, что ты делаешь, – бормочет он с усмешкой.
Черт!
– Что? – Хлопаю ресницами.
– Пытаешься отвлечь меня от дела первостепенной важности. Ты всегда так делаешь. Просто не принимай решения второпях. Не отказывайся, Ана. Подумай. О большем я не про-шу.
Он наклоняется, сдержанно меня целует, проводит пальцем по щеке. Похоже, этот разго-вор надолго. Я улыбаюсь ему, а память вдруг подбрасывает кое-что, сказанное им раньше.
– Можно вопрос? – осторожно спрашиваю я.
– Конечно.
– Ты сказал сегодня, что если я разозлюсь на тебя за что-то, то могу выместить злость в спальне. Что ты имел в виду?
Кристиан напрягается.
– А сама-то как думаешь?
Черт. Придется выкладывать.
– Что ты захочешь, чтобы я тебя связала.
Он удивленно вскидывает брови.
– Э-э… нет. Я вовсе не это имел в виду.
– Ой… – невольно вырывается у меня.
– Так ты хочешь связать меня? – Он все-таки уловил нотку разочарования и, похоже, шо-кирован.
Я краснею.
– Ну…
– Ана, я… – Он останавливается, лицо его словно накрывает тень.
– Кристиан, – с тревогой шепчу я и, повернувшись, приподнимаюсь на локте. Протягиваю руку, поглаживаю его по щеке. В больших серых глазах – страх.
Он печально качает головой. Дело дрянь.
– Кристиан, перестань. Это неважно. Я просто подумала, что ты сам хотел этого.
Он берет мою руку, прикладывает ладонью к груди, и я чувствую, как колотится его сердце. Черт! Да что же с ним такое?
– Ана, я не знаю, что буду чувствовать, если ты станешь трогать меня связанного.
У меня как будто мурашки по черепу. Он так это говорит, словно признается в чем-то тайном, нехорошем.
– Для меня это все еще слишком ново, – негромко говорит Кристиан.
Надо же. Обычный вопрос. Я вдруг понимаю, что, хотя Кристиан и прошел большой путь, конец еще неблизок. Тревога сжимает сердце. Наклоняюсь – он замирает, но я лишь це-лую его в уголок рта.
– Кристиан, я просто сказала, не подумав. Пожалуйста, не волнуйся. Пожалуйста, не ду-май об этом больше.
Я снова целую его. Он стонет, отвечает тем же и вдавливает меня в матрас. Сжимает ру-ками мой подбородок… и вот уже все позади и мы снова забываемся друг в друге.

Глава 9

На следующее утро просыпаюсь еще до будильника. Кристиан обвился вокруг меня, как плющ: голова – на груди, руки – на талии, нога застряла между моими. Мало того, он еще и скатился на мою сторону кровати. Всегда одно и то же. Стоит нам поспорить вечером, как все вот этим и заканчивается: он сворачивается у меня под боком, а мне жарко и неудобно.
Ох, мои Пятьдесят Оттенков! Какой же он бедненький и несчастненький… в некоторых отношениях. Кто бы мог подумать?
Перед глазами – знакомый образ: грязный, неприсмотренный, несчастный мальчик. Этот образ постоянно меня преследует. Глажу его по стриженым волосам, и меланхолия отступает. Кристиан ворочается, открывает заспанные глаза, смотрит на меня и пару раз мигает.
– Привет. – Улыбается.
– Привет. – Люблю просыпаться под эту улыбку.
Водит носом по моим грудям, довольно мурлычет.
Его рука ползет по моей талии, по прохладному атласу халата.
– Ты такая соблазнительная, – бормочет он и бросает взгляд на будильник, – но мне надо вставать. – Потягивается, откатывается от меня, поднимается.
Я лежу на спине, заложив руки за голову. Любуюсь…
Кристиан раздевается – пора в душ. Я смотрю на него – само совершенство. Ни убавить, ни прибавить. Я бы и волоска не изменила… ну, разве что подстригла бы, когда отрастут.