50 оттенков свободы читать онлайн

– Ты мог бы продать компанию.
Он фыркает.
– Продать?
– Да.
– Думаешь, я найду покупателя при сегодняшнем положении на рынке?
– Во сколько она тебе обошлась?
– Я купил ее довольно дешево, – осторожно отвечает он.
– Так что если она закроется?..
– Мы переживем, – усмехается он. – Но она не закроется. Не закроется, пока ты там.
– А если я уйду?
– И чем займешься?
– Еще не знаю. Чем-нибудь другим.
– Ты ведь сказала, что всегда мечтала о такой работе. И извини, если ошибаюсь, но я обещал перед Господом, его преподобием Уолшем и всеми нашими родными и близкими забо-титься о тебе, лелеять и беречь.
– Ты цитируешь свою брачную клятву, а это нечестно.
– А я и не обещал быть честным в том, что касается тебя. К тому же ты первой использо-вала против меня брачную клятву.
Я отвечаю сердитым взглядом. Сказать нечего, это правда.
– Анастейша, если злишься, излей свою злость в постели. – Голос его меняется, в нем слышны глухие нотки желания, глаза темнеют.
Что? Постель? Как?
Кристиан снисходительно улыбается. Чего он ждет? Что я снова его свяжу? С ума сойти.
– Семь Оттенков Воскресенья, – шепчет он. – Жду с нетерпением.
Ух ты!
– Гейл! – кричит он вдруг, и ровно через четыре секунды в кухне появляется миссис Джонс. Интересно, где она была? В кабинете Тейлора? Подслушивала? Вот черт.
– Мистер Грей?
– Мы хотим поесть. Прямо сейчас. Пожалуйста.
– Хорошо, сэр.
Кристиан не сводит с меня глаз. Как будто сторожит. Как будто я – какой-то экзотический зверек и могу сбежать. Отпиваю вина.
– Я, пожалуй, тоже выпью, – вздыхает он и еще раз проводит ладонью по волосам.
– Ты еще не доела?
– Нет. – Я смотрю на тарелку с едва тронутыми фетучини – не выдерживаю его при-стального внимания – и, прежде чем он успевает что-то сказать, поднимаюсь и убираю со стола посуду.
– Джиа вот-вот приедет, – объясняю я. Кристиан недовольно морщится, но ничего не го-ворит.
– Я уберу, миссис Грей, – говорит миссис Джонс, когда я вхожу в кухню.
– Спасибо.
– Не понравилось? – озабоченно спрашивает она.
– Нет, все хорошо. Просто я не голодна.
Миссис Джонс сочувственно кивает и, отвернувшись, ставит тарелки в посудомойку.
– Мне нужно сделать пару звонков, – говорит Кристиан и, окинув меня оценивающим взглядом, исчезает в кабинете.
Я облегченно вздыхаю и отправляюсь в спальню. Обед прошел в атмосфере неловкости. Я все еще злюсь на Кристиана, а он, похоже, не считает, что чем-то провинился. А провинился ли? Мое подсознание поднимает бровь и смотрит на меня поверх очков-половинок. Да, прови-нился. Из-за него я чувствую себя на работе еще более неловко. И дома, где нам никто не ме-шает, продолжать разговор не соизволил. А если бы я ворвалась в его офис и стала там распо-ряжаться? Как бы он себя почувствовал? Мало того, Кристиан еще вознамерился отдать мне SIP! И что я буду делать с компанией? Я же совершенно не разбираюсь в бизнесе.
Смотрю в окно, на город, залитый розоватым светом заката. Как обычно, Кристиан хочет стереть все наши разногласия в спальне. Или в игровой комнате. Или в телевизионной. Или да-же на кухонном столе. Стоп! С ним все сводится к сексу. Секс – его механизм совладания.
Я вхожу в ванную. Смотрю на свое отражение в зеркале. Возвращаться в реальный мир всегда нелегко. Пока мы были в нашем пузыре, разногласия как-то сгладились. Мы просто не замечали их, потому что были полностью заняты друг другом. Но теперь? Вспоминаю день свадьбы, мои тогдашние тревоги – такой поспешный брак… Нет, так думать нельзя. Я ведь знала, за кого выхожу замуж. Нужно просто поговорить с ним обо всем, объясниться. Снова смотрю в зеркало – бледная. А ведь сейчас мне придется иметь дело с той женщиной.
На мне узкая серая юбка и блузка без рукавов. Правильно! Моя внутренняя богиня доста-ет ярко-красный лак для ногтей. Я расстегиваю две верхние пуговицы. Умываюсь, тщательно наношу макияж – туши чуть больше обычного, помаду чуть поярче и с блеском. Безжалостно, от корней до кончиков, расчесываю волосы, и, когда встаю, волосы взлетают каштановой дым-кой и спускаются до груди. Я убираю их за уши и принимаюсь за поиски «лодочек» – без каб-луков сегодня делать нечего.
Я выхожу в большую комнату. Кристиан стоит у обеденного стола перед расстеленными планами. Играет музыка. Я останавливаюсь.
– Миссис Грей, – говорит он приветливо, потом поворачивается и удивленно на меня смотрит.
– Что это? – спрашиваю я, имея в виду музыку.
– «Реквием» Габриэля Форе. А ты по-другому выглядишь, – рассеянно замечает он.
– Вот как. Никогда прежде не слышала.
– Хорошая музыка для релаксации. – Кристиан удивленно поднимает бровь. – Ты что-то сделала с волосами?
– Всего лишь расчесала. – Чистые, неземные голоса зовут куда-то, уводят…
Кристиан отодвигает бумаги и неторопливо, слегка покачиваясь в такт музыке, направля-ется ко мне.
– Потанцуем?
– Что? Под реквием?
– Да. – Он кладет руки мне на плечи, зарывается лицом в мои волосы и шумно вдыхает, а я наслаждаюсь его божественным запахом. Как же мне не хватало его сегодня! Прижимаюсь к нему и с трудом сдерживаюсь, чтобы не расплакаться. Ну почему же ты такой несносный?
– Не хочу, не могу с тобой ссориться, – шепчет он.
– Ну так перестань вести себя как задница.
Кристиан усмехается и еще крепче меня обнимает.
– Как задница?
– Как задница.
– А мне больше нравится «жопа».
– Так и должно быть. Оно тебе подходит.
Кристиан смеется и снова целует меня в макушку.
– Значит, реквием? – Я никак не могу поверить, что мы танцуем под такую музыку.
Он пожимает плечами.
– Всего лишь хорошая музыка.
У порога чуть слышно откашливается Тейлор. Кристиан поворачивается к нему.
– Пришла мисс Маттео.
Какая радость!
– Проводи. – Кристиан берет меня за руку, и в ту же секунду в комнату входит мисс Джиа Маттео.

Глава 8

Джиа Маттео – высокая симпатичная женщина. Коротко стриженная крашеная блондинка. Искусно завитые волосы уложены в нечто, напоминающее корону. На ней бледно-серый ко-стюм; брюки и приталенный, облегающий роскошные формы жакет. Одежда, судя по виду, до-рогая. Под горлом поблескивает одинокий бриллиант, в ушах – бриллиантики поменьше. Стильная, ухоженная, породистая – чувствуются и деньги, воспитание. Впрочем, последнее се-годня, похоже, отодвинуто; ее нежно-голубая блузка чересчур откровенна. Как и моя. Я крас-нею.
– Кристиан, Ана, добрый вечер. – Она улыбается, демонстрируя идеально ровные, белые зубы, и протягивает холеную, с идеальным маникюром руку – сначала Кристиану, потом мне, вынуждая меня выпустить его руку. Джиа лишь чуточку ниже Кристиана, но это из-за высочен-ных шпилек.
– Здравствуйте, Джиа, – вежливо отвечает мой муж. Я отделываюсь бесстрастной улыб-кой.
– Вы оба хорошо выглядите после медового месяца, – замечает Джиа, рассматривая Кри-стиана из-под длинных, тяжелых от туши ресниц. Глаза у нее карие.
Кристиан обнимает меня за талию.
– Да, отдохнули чудесно. Спасибо.
Он вдруг наклоняется и целует меня в висок, как бы говоря: она моя. Невозможная, даже невыносимая, но моя. Я улыбаюсь. Я люблю тебя, Кристиан Грей. Обнимаю его, просовываю руку в задний карман брюк, чуть тискаю. Джиа кисло улыбается.
– Успели просмотреть планы?
– Да, мы их посмотрели, – говорю я и бросаю взгляд на Кристиана, который отвечает мне усмешкой и вскидывает бровь. Интересно, что его так позабавило? Моя реакция на Джиа или то, что я потискала его задницу?
– Они здесь. – Кристиан кивает на обеденный стол и, держа меня за руку, идет к нему. Джиа следует за нами. Я наконец-то вспоминаю об обязанностях хозяйки.
– Не хотите ли выпить? Может быть, бокал вина?
– С удовольствием. Если можно, белого сухого.
Черт! Белый совиньон – это ведь сухое вино? Оставлять мужа не хочется, но делать нече-го, и я тащусь в кухню. Кристиан выключает музыку.
– Ты еще выпьешь? – спрашиваю я Кристиана, не оборачиваясь.
– Да, детка, пожалуйста, – отвечает он нежным голоском. Такой милый, такой обходи-тельный – сейчас, а ведь порой бывает таким несносным.
Привстаю на цыпочки, открываю шкафчик. Спиной чувствую – Кристиан за мной наблю-дает. Ощущение неприятное, словно мы оба участвуем в каком-то шоу, разыгрываем представ-ление – только на этот раз мы на одной стороне, объединились против мисс Маттео. Знает ли он? Понимает ли, что ее тянет к нему, и это ясно как божий день? Может быть, Кристиан пыта-ется поддержать меня, ободрить? Что ж, приятно. Или, может, он просто, ясно и недвусмыс-ленно дает ей понять, что занят?
Мой. Да, чертовка, он – мой. Моя внутренняя богиня облачается в гладиаторские доспе-хи. Настроена решительно – никакой жалости, пленных не брать. Улыбаясь про себя, беру три бокала, прихватываю из холодильника уже открытую бутылку совиньона и ставлю это все на стойку. Джиа – у обеденного стола, склонилась над бумагами, Кристиан стоит рядом и указы-вает на что-то.
– Насчет стеклянной стены у Аны есть какие-то сомнения, но в целом мы вполне доволь-ны.
– Я так рада, – с облегчением говорит Джиа и, протягивая руку к плану, как бы ненароком касается плеча Кристиана. Он тут же напрягается, но она, похоже, не замечает.
«Оставьте его в покое, леди. Моему мужу не нравится, когда его трогают», – мысленно шиплю я. Кристиан делает шаг в сторону и, оказавшись вне досягаемости, поворачивается ко мне.
– Жаждущие ждут.
– Сейчас иду.
Кристиан точно ведет игру. Присутствие Джиа определенно его тяготит. И как только я не замечала этого раньше? Вот почему она мне не нравится. Кристиан привык к тому, как жен-щины на него реагируют, и обычно не придает этому никакого значения. А вот прикосновения – дело совсем другое. Ладно, миссис Грей спешит на помощь.
Я торопливо разливаю вино по бокалам и тороплюсь к моему попавшему в беду рыцарю. Предлагая бокал Джиа, вклиниваюсь между нею и Кристианом. Она отвечает любезной улыб-кой. Второй бокал подаю Кристиану – он с облегчением выдыхает и благодарно смотрит на меня.
– Ваше здоровье! – говорит он нам обеим, но смотрит на меня. Мы с Джиа поднимаем бокалы и отвечаем в унисон. Я делаю глоток.
Джиа поворачивается ко мне.
– Ана, у вас, как я поняла, есть какие-то возражения против стеклянной стены?
– Да. Не поймите неправильно, она мне нравится. Но я бы хотела немножко иначе впи-сать ее в дом. Я уже влюбилась в него и не хочу радикальных изменений.
– Понятно.
– По-моему, эту стеклянную стену следовало бы встроить как-то посимпатичнее, чтобы она больше соответствовала оригинальному плану. – Сморю на Кристиана – он слушает меня задумчиво, потом кивает.
– Другими словами, никакой масштабной модернизации.
– Нет. – Я решительно трясу головой.
– Он нравится вам таким, как есть?
– В общем, да. Я всегда думала, что ему нужно лишь немного заботы и внимания.
Его взгляд теплеет.
Джиа смотрит на нас, и ее щеки розовеют.
– О’кей, – говорит она. – Думаю, я начинаю понимать вас, Ана. Что, если мы сохраним стеклянную стену, но сделаем так, чтобы она открывалась на широкую террасу в средиземно-морском стиле. Собственно говоря, сама терраса уже есть. Можно поставить колонны из под-ходящего камня, оставив между ними большие промежутки, чтобы не закрывать вид. И доба-вить стеклянную крышу или же подобрать соответствующую плитку. Тогда там получится удобная обеденная зона.
Надо отдать должное, свое дело она знает. И знает хорошо.
– Есть и другой вариант, – продолжает Джиа. – Вместо террасы тонировать стеклянные двери под дерево и таким образом сохранить тот самый средиземноморский дух.
– Как те ярко-голубые ставни на юге Франции, – говорю я Кристиану, который по-прежнему пристально за мной наблюдает.
Он отпивает вина и с невозмутимым видом пожимает плечами. Хм-м. Второе предложе-ние ему не по вкусу, но критиковать меня, затыкать мне рот и выставлять в глупом свете он не хочет. Что за человек, просто клубок противоречий! На память приходят его вчерашние слова: «Я хочу, чтобы дом был таким, каким его хочешь видеть ты. Каким бы ты его ни видела. Он твой». Кристиан хочет, чтобы я была счастлива. Счастлива во всем, что делаю. В глубине ду-ши я понимаю, что так оно и есть. Просто… Стоп. Не надо сейчас думать об этом. Подсозна-ние сердито хмурится. Джиа смотрит на Кристиана, ждет его решения. Наблюдаю за ней: зрач-ки расширены, губы приоткрыты. Перед тем как выпить вина, проводит языком по блестящей верхней губе. Я смотрю на Кристиана – он по-прежнему смотрит на меня, а совсем не на нее. Да! Моя внутренняя богиня триумфально потрясает кулачком. У меня еще есть парочка слов для мисс Маттео.
– Что думаешь, Ана? – спрашивает Кристиан.
– Мне нравится идея с террасой.
– Мне тоже.
Поворачиваюсь к Джиа. Так и хочется крикнуть: «Эй, леди, смотрите сюда, а не туда. Здесь решаю я».
– Я бы хотела увидеть новый вариант плана с расширенной террасой и колоннами в еди-ном с домом стиле.
Джиа неохотно переводит взгляд с моего мужа на меня и снисходительно улыбается. Неужели думает, что я ничего не замечаю?
– Конечно, – любезно говорит она. – Что-нибудь еще?
Кроме того, что трахаешь глазами моего мужа?
– Кристиан хочет переделать спальню.
Кто-то осторожно кашляет. Мы все одновременно поворачиваемся – на пороге стоит Тейлор.
– Что такое? – спрашивает Кристиан.
– Мне нужно поговорить с вами, мистер Грей. Дело срочное.
Кристиан подходит ко мне сзади, кладет руки на плечи и обращается к Джиа:
– Этим проектом занимается миссис Грей. У нее карт-бланш. Все будет так, как она захо-чет, а я полностью полагаюсь на ее чутье, вкус и прозорливость. – Голос звучит немного иначе, и я слышу в нем замаскированное предостережение. Кому? Джиа?
Полагается на мое чутье? Ну как тут не злиться! Еще сегодня прошелся по чувствам ко-ваными ботинками, а теперь… Качаю от досады головой, но в глубине души благодарна: нако-нец-то Кристиан сказал этой мисс Соблазнительнице, которая, к сожалению, еще и хорошо разбирается в своем деле, кто тут отдает распоряжения. Я поглаживаю его по руке.
– Прошу меня извинить. – Прежде чем последовать за Тейлором, Кристиан нежно сжима-ет мои плечи. Интересно, в чем там дело?
– Итак… спальня? – нервно спрашивает Джиа.
Я смотрю на нее, дожидаясь, пока Кристиан и Тейлор отойдут подальше. Потом, собрав-шись с силами и напомнив себе, как бесцеремонно обходились со мной последние пять часов, выплескиваю на нее все, что накопилось.
– У вас есть все основания нервничать, потому что сейчас ваша работа над проектом ви-сит на волоске. Но я уверена, мы поладим, если только вы будете держать руки подальше от моего мужа.
Она замирает на полувздохе.
– Иначе вы уволены. Понятно? – Я произношу это медленно и внятно, четко выговаривая каждое слово.
Джиа быстро моргает, она потрясена и ошарашена. Слушает и не может поверить, что это говорю ей я. Я и сама не могу в это поверить, но держусь и бесстрастно смотрю в ее выта-ращенные карие глаза.
Только не отступай! Только держись! Я переняла это холодно-бесстрастное выражение у Кристиана, а уж он умеет быть бесстрастным, как никто другой. Перестройка главной резиден-ции Грея – престижный проект для архитектурной фирмы Джиа. И огромный успех для нее лично. Потерять такой заказ она не может. А что мисс Маттео – подруга Элиота, так мне сей-час на это наплевать.
– Ана… миссис Грей… я… Извините, мне очень жаль. У меня и в мыслях… – Она залива-ется краской, не зная, что еще сказать.
– Давайте начистоту, чтобы все было предельно ясно. Моему мужу вы неинтересны.
– Конечно, – бормочет она, бледнея.
– Как я уже сказала, для полной ясности.
– Миссис Грей, если вы подумали… я… Приношу свои извинения… – Она умолкает, рас-терянная и ошарашенная.
– Хорошо. Пока мы понимаем друг друга, все будет хорошо. А сейчас я хочу, с вашего позволения, объяснить, что именно мы хотим изменить в спальне, и пройтись по списку пред-лагаемых вами материалов. Как вам известно, мы с Кристианом хотим, чтобы дом отвечал эко-логическим требованиям. Мне нужно знать, откуда поступили материалы и что они собой представляют.
– Разумеется, – бормочет она, запинаясь и хлопая испуганно ресницами.
Впервые меня кто-то боится. Моя внутренняя богиня бегает по рингу перед обезумевшей от восторга толпой.
Джиа нервно приглаживает волосы.
– Значит, спальня? – чуть слышно говорит она.
Я победила и теперь, впервые после разговора с Кристианом в офисе, позволяю себе рас-слабиться. Могу позволить. Моя внутренняя богиня салютует своей внутренней стерве.

Мы уже заканчиваем, когда возвращается Кристиан.
– Все сделали? – спрашивает он и, обняв меня за талию, поворачивается к Джиа.
– Да, мистер Грей. – Она беззаботно улыбается, хотя улыбке недостает убедительно-сти. – Через пару дней у вас будет переделанный план.
– Отлично. – Кристиан вопросительно смотрит на меня. – Ты довольна?
Я киваю и почему-то краснею.
– Пожалуй, пойду, – с той же фальшивой улыбкой говорит Джиа и протягивает руку, сна-чала мне, потом Кристиану.
– Пока, Джиа, – говорю я.
– До свидания, миссис Грей. Мистер Грей…
На пороге снова возникает Тейлор.
– Тейлор вас проводит, – говорю я так, чтобы он услышал.
Джиа еще раз приглаживает волосы, поворачивается на каблуках и уходит в сопровожде-нии Тейлора.
– А она вела себя гораздо сдержаннее, – констатирует Кристиан.
– Ты так думаешь? Я и не заметила. – Пожимаю равнодушно плечами. – Чего хотел Тей-лор? – Мне и впрямь любопытно, да и тему хочется сменить.
Кристиан подходит к столу и начинает сворачивать планы.
– Это касается Хайда.
– Хайда? Что такое?
– Тебе не о чем беспокоиться, Ана. – Кристиан снова обнимает меня. – Оказывается, Хайд уже несколько недель не был у себя дома. – Он целует меня в затылок и возвращается к столу.
А…
– Итак, что же ты все-таки решила? – Понимаю, ему не хочется говорить о Хайде и отве-чать на мои вопросы.
– Договорились по тем изменениям, которые мы обсуждали с тобой вчера, – отвечаю я и тихо добавляю: – По-моему, ты ей нравишься.
Кристиан фыркает.
– Ты ей что-то сказала? – Я краснею. Как он догадался? Не зная, что сказать, опускаю го-лову. – До ее прихода мы были Кристианом и Аной, а когда она ушла, стали мистером и мис-сис Грей. – Тон сухой, бесстрастный.
– Может, что-то и сказала, – бормочу я и бросаю на него робкий взгляд из-под ресниц. Странно, но он смотрит на меня отнюдь не сурово, а тепло и как будто даже… доволен.
Кристиан отводит глаза, качает головой, и выражение его лица меняется.
– Ей всего лишь нравится это лицо. – Я слышу нотку горечи и даже отвращения.
О нет, нет!
– Что? – спрашивает он, видя мою растерянность. В его глазах – тревога и даже ужас. – Ты ведь не ревнуешь?
Я сглатываю и смотрю на свои сплетенные пальцы. А ревную ли я?
– Ана, эта женщина – сексуальная хищница. Совсем не мой тип. Как ты можешь ревно-вать меня к ней? Или к кому-либо вообще? Она нисколько мне не интересна. – Смотрит на ме-ня так, как будто у меня выросло что-то лишнее. Проводит ладонью по волосам. – Есть только ты, Ана. И всегда будешь только ты.
Вот так да. Кристиан снова отодвигает планы, подходит и берет меня за подбородок.