50 оттенков свободы читать онлайн

А еще у меня тут спрятана ваза с анальной пробкой! Я краснею от смущения, но – вот уж чудо! – нахожу силы смотреть миссис Джонс в лицо. Она, конечно, знает, чем мы там занима-емся, потому что убирает в комнате. Чертовски неудобно сознавать, что прислуга живет вме-сте с тобой и от нее ничего не скроешь.
– Когда освободитесь, миссис Грей, я буду счастлива обсудить с вами дела.
– Спасибо.
Дальнейший обмен любезностями прерывает Сойер. Бледный как смерть, он выходит из кабинета, торопливо пересекает зал, коротко кивает нам обеим и, не глядя по сторонам, исче-зает в комнате Тейлора. Его появление спасает меня от продолжения неудобного разговора с миссис Джонс – обсуждать с ней меню или фаллоимитаторы мне совсем не хочется. Отделав-шись улыбочкой, спешу в спальню. Привыкну ли я к тому, что прислуга всегда рядом и готова отозваться на любой зов? Я качаю головой: может быть, когда-нибудь.
В спальне я бросаю туфли Кристиана на пол, свою одежду – на кровать, беру вазу с проб-кой и иду в ванную. Придирчиво рассматриваю смущающий меня предмет. Выглядит он вполне безобидным и на удивление чистым. Ладно. Быстренько мою его мыльной водой. Достаточно? Надо будет спросить Мистера Секс-эксперта, что с ней делать – стерилизовать или как? От этой мысли становится не по себе.

Хорошо, что Кристиан выделил мне библиотеку. Теперь здесь стоит симпатичный белый стол, за которым можно работать. Я открываю ноутбук и пересматриваю заметки по пяти ру-кописям, которые читала во время медового месяца. Отлично, все, что нужно, есть. Возвра-щаться к работе и хочется, и не хочется, но с Кристианом своими опасениями я делиться не стану – он сразу же воспользуется ими как предлогом, чтобы заставить меня уйти. Я хорошо помню реакцию Роуча, как он заискивал, когда узнал, за кого я вышла замуж. Помню и то, как вскоре после этого укрепилось мое положение в редакции. Теперь-то понятно: все дело было в том, что моим мужем стал босс. Думать об этом неприятно. Я больше не исполняющая обязан-ности редактора, я – Анастейша Стил, редактор. Я пока еще не набралась смелости сообщить Кристиану о своем решении не менять имя на работе. Причины такого решения достаточно ве-сомы – между нами должна сохраняться некоторая дистанция, – но когда он все же узнает об этом, спора не избежать. Может, обсудить все заранее, например сегодня вечером? Устроив-шись в кресле, берусь за последнюю из намеченных на день работ. Часы в углу монитора пока-зывают семь вечера.
Кристиан по-прежнему в кабинете, так что время у меня есть. Я вынимаю из «Никона» карту памяти и подключаю ее к ноутбуку – собираюсь перебросить фотографии. Пока снимки загружаются, размышляю обо всем, что случилось за день. Интересно, Райан вернулся или еще только едет в Портленд? Удалось ли ему догнать ту загадочную женщину на «Додже»? Полу-чил ли Кристиан от него какую-то информацию? Мне нужны ответы. И пусть он занят – пле-вать, я хочу знать, что происходит. И вообще, с какой это стати Кристиан держит меня в неве-дении! Я поднимаюсь с твердым намерением пойти в кабинет и потребовать объяснений, но тут на экране ноутбука появляются фотографии, сделанные в последние дни медового месяца. Ни-чего себе!
Я, я и снова я. Вот я сплю – таких фотографий особенно много, – волосы упали на лицо или разметались по подушке, губы приоткрыты. А здесь… фу ты, сосу большой палец. Я же не сосала палец черт знает сколько лет! Как много фотографий… я и не знала, что он столько нащелкал. Несколько общих планов. На одном я стою у поручня яхты и угрюмо смотрю вдаль. Но почему я ничего не замечала? Смотрю и улыбаюсь – вот я под ним, волосы разметались, свернулась и хохочу, отчаянно сопротивляюсь, отбиваюсь от щекочущих пальцев. А здесь мы вместе на кровати – Кристиан сделал снимок, держа камеру в вытянутой руке. Моя голова – у него на груди, а он смотрит в объектив, молодой, красивый… В другой руке Кристиан держит чашку над моей головой, и я улыбаюсь, как влюбленная идиотка, но не могу отвести от него глаз. Он прекрасен, мой любимый мужчина, – взъерошенные, влажные после страстного секса волосы, серые глаза сияют, губы приоткрыты. Мой любимый, который не переносит щекотку, который еще совсем недавно не терпел, когда к нему прикасались. Надо будет спросить, нра-вятся ли ему мои прикосновения или он просто терпит их ради моего удовольствия. Я смотрю на него, но уже без улыбки – меня переполняют другие чувства. Кто-то там желает ему зла – сначала «Чарли Танго», потом пожар в серверной, теперь вот эта чертова погоня. Я вскидываю руку ко рту, останавливаю непроизвольный всхлип и, забыв про компьютер, бегу к Кристиану – не требовать объяснений, но убедиться, что ему ничто не угрожает.
Не удосужившись постучать, врываюсь в кабинет. Кристиан сидит за столом и разговари-вает по телефону. Поворачивается к двери, и недовольное выражение на лице тотчас исчезает.
– Значит, больше увеличить не можешь? – говорит он в трубку, продолжая разговор и глядя на меня. Я обхожу стол. Кристиан поворачивается в кресле. Хмурится, наверное, спра-шивает себя, что ей тут надо. Я забираюсь ему на колени – брови удивленно прыгают вверх. Обнимаю за шею, прижимаюсь. Он неуверенно кладет руку мне на талию.
– Э… да, Барни. Подожди секунду. – Кристиан закрывает трубку ладонью.
– Ана, что случилось?
Качаю головой. Кристиан берет меня за подбородок, смотрит в глаза. Я опускаю голову, сворачиваюсь у него на коленях. Он целует меня в макушку.
– Барни? Ты что-то говорил?
Разговаривая, Кристиан держит телефон между плечом и ухом и одновременно стучит пальцем по клавишам. На экране возникает зернистое черно-белое изображение – темноволо-сый мужчина в светлом комбинезоне. Кристиан трогает еще одну клавишу, и мужчина оживает, движется на камеру. Лица не видно, он идет, опустив голову. Кристиан останавливает картинку – незнакомец стоит в ярко освещенной, выкрашенной белым комнате с черными высокими ящиками вдоль левой стены. Должно быть, это и есть серверная.
– О’кей, Барни, еще разок.
Экран оживает. Голова человека на записи увеличивается в появившейся рамке. Я при-поднимаюсь, подаюсь к монитору.
– Это Барни делает? – спрашиваю тихонько.
– Да, – отвечает Кристиан. – Можешь добавить резкости? – обращается он к Барни.
Картинка расплывается, фокус меняется, камера как будто наплывает на человека, кото-рый опускает голову. Я смотрю на него, и по спине пробегает холодок. В линии подбородка что-то знакомое. Короткие черные волосы как-то странно растрепаны… Изображение стано-вится резче, и я вижу маленькое колечко в мочке уха.
Ни фига себе! А ведь я его знаю.
– Кристиан. Это Джек Хайд.

Глава 7

Думаешь, он? – удивленно спрашивает Кристиан.
– Линия подбородка. – Я указываю на экран. – Серьги. Линия плеч. Фигура. И у него, должно быть, парик… или волосы подстриг и покрасил.
– Слышишь, Барни? – Кристиан кладет телефон на стол и включает громкую связь. – По-хоже, миссис Грей, вы очень хорошо изучили своего бывшего босса, – недовольно ворчит он. Я отвечаю сердитым взглядом, но положение спасает Барни.
– Да, сэр. Я слышал миссис Грей. Сейчас провожу весь имеющийся материал через про-грамму распознавания лиц. Посмотрим, где еще этот му… прошу прощения, мэм, – этот чело-век успел побывать.
Я поднимаю глаза – Кристиан уже не слушает объяснения Барни, все его внимание зани-мает изображение на экране.
– Но зачем ему это? – спрашиваю я.
Кристиан пожимает плечами.
– Может быть, из мести. Не знаю. Понять, почему люди ведут себя так, а не этак, бывает порой невозможно. Меня только злит, что ты близко работала с этим человеком. – Он еще крепче, словно защищая от какой-то беды, обнимает меня.
– У нас также есть содержимое его жесткого диска, – добавляет Барни.
Что?
– Да, помню. А есть ли у вас адрес мистера Хайда?
– Есть, сэр.
– Сообщите Уэлчу.
– Обязательно, сэр. Я просканирую весь городской видеоархив, может быть, смогу отсле-дить его передвижения.
– Проверьте, какая у него машина.
– Понял, сэр.
– А Барни сможет все это сделать? – шепотом спрашиваю я.
Кристиан кивает и довольно усмехается.
– А что было на жестком диске?
Лицо тут же суровеет, улыбки как не бывало.
– Ничего особенного, – роняет он сквозь зубы.
– Расскажи.
– Нет.
Кристиан снова качает головой и прикладывает к моим губам указательный палец. Я насупливаю брови, но он смотрит на меня с прищуром, ясно давая понять, что сейчас лучше помолчать.
– У него «Камаро» 2006 года, – докладывает взволнованно Барни. – Я отправлю Уэлчу номера.
– Хорошо. Дайте мне знать, где еще успел побывать этот мерзавец. И сопоставьте это изображение с тем, что есть в его личном деле. – Кристиан скептически смотрит на меня. – Мне нужна полная уверенность.
– Уже сделано, сэр. Миссис Грей права. Это Джек Хайд.
Победно улыбаюсь. Ну что, и я пригодилась? Кристиан гладит меня по спине.
– Отлично, миссис Грей. Похоже, вы можете не только исполнять декоративную функ-цию, но и полезны в практическом смысле. – Он смотрит на меня, и в глазах прыгают веселые огоньки. Поддразнивает.
– Декоративную? – в тон ему говорю я.
– Очень. – Кристиан мягко целует меня в губы.
Он усмехается, целует еще раз, уже настойчивее, сжимает в объятьях…
– Проголодалась? – спрашивает Кристиан, слегка запыхавшись.
– Нет.
– А я – да.
– И чего хочешь?
Он растерянно мигает.
– Ну… э… вообще-то я хотел бы поесть, миссис Грей.
– Сейчас что-нибудь приготовлю.
– Мне это уже нравится.
– Нравится, что я предлагаю приготовить? – смеюсь я.
– Нравится, что ты смеешься. – Он целует меня в макушку, и я поднимаюсь.
– Так чего бы вы хотели, сэр? – заботливо спрашиваю я.
Он щурится.
– Хитрите, миссис Грей?
– Как всегда, мистер Грей. Ну, сэр?
На его губах – улыбка сфинкса.
– Знаешь, я еще могу положить тебя на колено… – Какое соблазнительное обещание.
– Знаю. – Я наклоняюсь и целую его. – И мне это нравится. Но сейчас поберегите ладонь – вы ведь голодны.
Он смущенно улыбается, и мое сердце сжимается от нежности.
– Ох, миссис Грей, что же мне с вами делать?
– Для начала ответить на заданный вопрос. Что бы вы хотели съесть?
– Что-нибудь легкое. Подумай. Удиви меня, – говорит он, повторяя мои слова из игровой комнаты.
– Хорошо, подумаю. – Покачивая бедрами, я выхожу из комнаты и иду в кухню. Настро-ение, однако, падает, когда я вижу там миссис Джонс.
– Здравствуйте, миссис Джонс.
– Миссис Грей. Желаете поесть?
– Э…
Она помешивает что-то в кастрюльке на плите. Аромат восхитительный.
– Вообще-то, я собиралась приготовить по сэндвичу для нас с мистером Греем.
Рука замирает над кастрюлькой, но только на мгновение.
– Конечно. Мистеру Грею нравится французский хлеб. В холодильнике есть как раз то, что надо. Я вам сделаю, мэм. С удовольствием.
– Да, конечно. Но я хотела бы сама.
– Понимаю. Пожалуйста, я подвинусь.
– А что вы такое готовите?
– Соус болоньезе. Есть можно в любое время. Я поставлю его в холодильник. – Она ра-душно улыбается и выключает плиту.
– А что… какие Кристиан любит сабы? – Я умолкаю, поймав себя на двусмысленности. Поняла ли это миссис Джонс?
– Миссис Грей, в сэндвич, если это французская булка, можно класть что угодно. Не со-мневайтесь, он съест.
Мы улыбаемся друг дружке.
– Ладно. Спасибо. – Подхожу к холодильнику. В морозильном отделении обнаруживаю уже порезанную французскую булку в закрытом пакете. Беру две порции, кладу на тарелку, ставлю в микроволновку и включаю режим размораживания.
Миссис Джонс ушла. Я возвращаюсь к холодильнику – поискать ингредиенты для сэндви-ча. Похоже, нам с миссис Джонс нужно установить какие-то правила для совместной работы. Я могла бы готовить для Кристиана по уикендам, а в остальные дни пусть это делает миссис Джонс – чем уж мне точно не хочется заниматься после работы, так это готовкой. Н-да… сма-хивает на то, что было у Кристиана с его сабами. Качаю головой. Ладно, надо поменьше об этом думать. Нахожу в холодильнике ветчину, а в контейнере – вполне созревшее авокадо. Де-лаю из авокадо пюре, добавляю щепотку соли, сбрызгиваю лимоном. Из кабинета выходит Кристиан с планами нового дома. Кладет бумаги на бар, подкрадывается ко мне, обнимает сза-ди и целует в шею.
– Босая и в кухне, – мурлычет он.
– Предпочитаешь босую и беременную в кухне? – усмехаюсь я. Он замирает, напрягает-ся.
– Пока что нет. – В голосе слышны настороженные нотки.
– Конечно, нет. Пока что нет.
Он облегченно выдыхает.
– В этом у нас полное согласие, миссис Грей.
– Но ты ведь хочешь детей, да?
– Конечно, да. Потом. Но пока я еще не готов делить тебя с кем-либо. – Он снова целует меня в шею.
Ого… делить?
– Что ты такое готовишь? Выглядит вкусно. – Он целует меня за ухом – отвлекает. По спине пробегает приятный холодок.
– Сабы, – с лукавой улыбкой говорю я.
Чувствую, он тоже улыбается. Покусывает мочку уха.
– Мои любимые.
Я тычу его локтем в бок.
– Миссис Грей, вы меня стукнули. – Он хватается за бок, притворно морщась от боли.
– Нытик, – неодобрительно ворчу я.
– Нытик? – возмущенно повторяет он и хлопает меня ладонью пониже спины. Я вскрики-ваю от неожиданности. – Поживей, красотка, мне хочется есть. А потом узнаешь, какой я ны-тик. – Он шлепает меня еще раз и отходит к холодильнику.
– Стакан вина?
– С удовольствием.

Кристиан разворачивает на баре подготовленные Джиа планы. Идеи у нее и впрямь есть, это видно с первого взгляда.
– Мне нравится ее предложение сделать всю заднюю нижнюю стену стеклянной, но…
– Но?..
Я вздыхаю.
– У этого дома уже есть свой характер, и мне не хотелось бы так уж сильно его ломать.
– Характер?
– Да. Предложения Джиа весьма радикальны, но… как бы это сказать… я уже люблю дом таким, какой он есть… со всеми его изъянами и недостатками.
Кристиан грозно сводит брови, словно я только что предала его анафеме.
– Дом нравится мне нынешним, – добавляю я шепотом. Что дальше?
Он смотрит на меня в упор.
– Я хочу, чтобы дом был таким, каким его хочешь видеть ты. Каким бы ты его ни видела. Он твой.
– А я хочу, чтобы он и тебе нравился. Чтобы ты тоже был в нем счастлив.
– Я буду счастлив где угодно, лишь бы там была ты. Все просто, Ана. – Вцепился в меня взглядом и не отпускает. Вот сейчас он искренен. Абсолютно искренен. Мое сердце переполня-ется теплом и нежностью. Ну и дела, а ведь он и впрямь меня любит.
– Ну… – Я сглатываю – в горле застрял комок эмоций. – Вообще-то мне даже нравится стеклянная стена. Может быть, мы попросим Джиа вписать ее в дом как-то симпатичнее?
Он усмехается.
– Конечно. Как пожелаешь. А что с остальным? С верхом? С подвалом?
– Я согласна.
– Хорошо.
Ладно. Я собираюсь с силами, чтобы задать вопрос на миллион долларов.
– Хочешь сделать игровую комнату? – По шее и лицу разливается знакомая теплая волна. Кристиан вскидывает брови.
– А ты хочешь? – немножко удивленно спрашивает он.
Я пожимаю плечами.
– Ну… если ты хочешь…
Он снова смотрит на меня задумчиво, потом кивает.
– Давай не будем пока принимать какое-то решение. В конце концов, это ведь будет се-мейный дом.
Не знаю почему, но я испытываю разочарование. Наверно, он прав, хотя… А когда у нас будет семья? Через много-много лет?
– Кроме того, нам ведь никто не запрещает импровизировать.
– Люблю импровизировать.
Он улыбается.
– Хочу еще кое-что обсудить. – Кристиан показывает на главную спальню, и мы начина-ем говорить о ванных и раздельных гардеробных.

Когда мы заканчиваем, на часах уже половина десятого вечера.
Кристиан сворачивает бумаги.
– Собираешься еще поработать? – спрашиваю я.
– Нет, если ты не хочешь. – Он улыбается. – А чем бы тебе хотелось заняться?
– Можно посмотреть телевизор. – Читать желания нет и ложиться тоже не хочется… по-ка.
– Ладно, – охотно соглашается Кристиан, и я иду за ним в телевизионную.
Мы сидели там раза три или, может, четыре. Кристиан – обычно с книжкой. Телевизор его не интересует совершенно. Я устраиваюсь рядом на диване, поджимаю ноги и кладу голову ему на плечо. Он щелкает пультом и начинает бесцельно переключаться с канала на канал.
– Хочешь посмотреть что-то конкретное? У тебя есть какие-то любимые «сопли»?
– Тебе ведь не нравится телевидение, да? – говорю я. Он качает головой.
– Пустая трата времени. Но посмотрю что-нибудь с тобой за компанию.
– Я думала, мы могли бы заняться сексом.
Кристиан поворачивается ко мне.
– Заняться сексом? – Он смотрит на меня так, словно я какой-то уродец с двумя голова-ми. Даже перестает щелкать пультом. На экране – какая-то испанская «мыльная опера».
– Да. – Что его так напугало?
– Сексом мы можем заняться и в постели.
– Да мы же только это и делаем. Когда ты в последний раз занимался сексом перед теле-визором? – спрашиваю я робко и в то же время лукаво.
Он снова берет пульт, пробегает по каналам и останавливается на «Секретных материа-лах».
– Кристиан?
– Никогда, – тихо говорит он.
О!
– Никогда-никогда?
– Нет.
– И даже с миссис Робинсон?
Фыркает.
– Детка, я много чего делал с миссис Робинсон. Но сексом с ней не занимался. – Он усмехается и смотрит на меня с внезапно проснувшимся любопытством. – А ты?
Я вспыхиваю.
– Конечно. Вроде того…
– Что? И с кем же?
Ну нет. Ввязываться в эту дискуссию нет ни малейшего желания.
– Расскажи, – не отстает Кристиан.
Я смотрю на сплетенные, с побелевшими от напряжения костяшками пальцы. Он мягко накрывает их ладонью. Я поднимаю голову, и наши взгляды встречаются.
– Мне нужно знать. Я его так отделаю…
Тихонько хихикаю.
– Ну, в первый раз…
– В первый раз? Так были и другие? – рычит Кристиан. Меня пробирает смех.
– А чему вы так удивляетесь, мистер Грей?
Он хмурится, приглаживает ладонью волосы и смотрит на меня так, словно видит в дру-гом свете. Пожимает плечами.
– Просто… Ну, принимая во внимание твою неопытность…