50 оттенков свободы читать онлайн

– Идет на ста десяти, сэр, – сообщает Сойер. Ничего себе! У меня даже сердце подскаки-вает. Смогу ли я ехать быстрее? Снова придавливаю педаль газа и уношусь вперед.
– Поморгай, – говорит Кристиан, имея в виду маячащий впереди «Форд Мустанг».
– Я только дурой себя выставлю.
– Ну так выстави, – резко бросает он.
Ладно, раз тебе так надо.
– Э, а где фары?
– Индикатор. Потяни на себя.
Тяну на себя – и «Мустанг» уходит вправо. Водитель показывает мне палец, но я проно-шусь мимо.
– Придурок, – бормочет Кристиан и тут же поворачивается ко мне: – Сверни на Стюарт.
– Есть, сэр.
– Мы на Стюарт-стрит, – говорит Кристиан Сойеру.
Сбрасываю газ, смотрю в зеркало, показываю поворот, на удивление легко пересекаю че-тыре полосы и скатываюсь с магистрали. Едем по Стюарт-стрит на юг. Улица пустынная, ма-шин почти нет. И где же все?
– Нам сегодня везет, никто не мешает. Но и «Доджу» тоже. Давай, Ана, гони. Вези нас домой.
– Не помню дорогу, – бормочу я. «Додж» по-прежнему висит на хвосте, и меня это нервирует.
– Держи на юг, пока я не скажу.
Кристиан тоже волнуется. Мы пролетаем три квартала, но на Йель-авеню светофор встречает нас желтым.
– Жми, Ана, – кричит Кристиан. Я жму на педаль газа, нас бросает назад, и «Ауди» рвет-ся вперед, на красный свет.
– Повернул на Стюарт-стрит, – докладывает Сойер.
– Оставайся с ним, Люк.
– Люк?
– Его так зовут.
Невольно бросаю взгляд вправо – Кристиан смотрит на меня, как на сумасшедшую.
– Следи за дорогой! – рявкает он.
Я не обращаю внимания на тон.
– Люк Сойер.
– Да!
Какие мы раздражительные. Но и я хороша: человек работал со мной последние шесть недель, а я даже имени его не знаю.
– Это я, мэм. – Я вздрагиваю, хотя голос из трубки спокойный и, как всегда у Сойера, мо-нотонный. – Несуб идет по Стюарт-стрит, сэр. Набирает скорость.
– Давай, Ана, не спи. Поменьше болтай, – ворчит Кристиан.
– Стоим на первом перекрестке, – докладывает Сойер.
– Быстрее, сюда, – кричит Кристиан, указывая на парковочную стоянку на южной стороне Борен-авеню.
Я резко выворачиваю руль, и покрышки протестующее взвизгивают.
Площадка забита до отказа.
– Вокруг, быстро, – командует Кристиан. Маневр ясен: скрыться, чтобы нас не заметили с улицы. – Туда! – Он показывает свободное место. Хочет, чтобы я припарковалась? Что за дурь!
– Делай, что говорят. – Я и делаю. Получается идеально. Впервые в жизни удалась образ-цовая парковка.
– Мы спрятались. Парковка между Стюарт и Борен, – говорит Кристиан, наклонившись к «блэкберри».
– О’кей, сэр. – Сойер, похоже, не в лучшем расположении духа. – Оставайтесь на месте, а мы последим за «Доджем».
Кристиан поворачивается ко мне, всматривается…
– Ты в порядке?
– Конечно, – шепчу я едва слышно.
Он усмехается.
– Знаешь, те, в «Додже», нас не слышат.
И я смеюсь.
– Проезжаем Стюарт и Борен, сэр. Вижу парковку. «Додж» проскочил мимо.
Мы оба облегченно вздыхаем.
– А вы молодец, миссис Грей. Хорошо водите. – Кристиан проводит по моей щеке ко-стяшками пальцев. Я вздрагиваю от прикосновения и перевожу дух.
– Надо ли понимать так, что ты больше не будешь жаловаться на мое плохое вождение? – спрашиваю я.
Он смеется, громко и от души.
– Так далеко я заходить, пожалуй, не стану.
– Спасибо, что разрешил прокатиться. Да еще при таких волнующих обстоятельствах. – Я старательно и безуспешно пытаюсь взять легкий тон.
– Может быть, сейчас за руль лучше сесть мне.
– По правде говоря, я, наверно, даже выбраться отсюда не смогу. Ноги как ватные. – Меня вдруг начинает трясти.
– Это адреналин, детка. Ты, как всегда, была великолепна. У меня нет слов. Ты ни разу меня не подвела. – Кристиан снова гладит меня по лицу, в его глазах любовь, страх, сожаление, столько эмоций сразу – и меня прорывает. Скопившиеся чувства вырываются из груди сдавлен-ным всхлипом, и я рыдаю.
– Не надо, детка, не надо. Пожалуйста, не плачь.
Пространство ограничено, но он все же дотягивается до меня, обнимает, привлекает к се-бе, убирает с лица волосы, целует глаза, щеки… Я обхватываю его руками, прижимаюсь к его плечу и тихонько всхлипываю. Он тычется носом в мои волосы, поглаживает по спине, и мы сидим так какое-то время, молча, не говоря ни слова, просто держимся друг за друга.
Действительность напоминает о себе голосом Сойера.
– Несуб возле «Эскалы». Объезжает заведение.
– Продолжайте наблюдение, – бросает Кристиан.
Я вытираю ладонью нос, перевожу дух.
– Воспользуйся моей рубашкой. – Он целует меня в висок.
– Извини, – смущенно говорю я.
– За что? Тебе не за что извиняться.
Я снова вытираю нос. Кристиан берет меня за подбородок и нежно целует в губы.
– Моя прекрасная, моя отважная девочка, у тебя такие мягкие губы, когда ты плачешь, – шепчет он.
– Поцелуй еще.
Кристиан замирает.
– Поцелуй меня, – выдыхаю я. Он наклоняется, берет стоящий на подставке «блэкберри» и бросает на водительское сиденье между моими ногами. И вот уже его губы впиваются в мои губы, а его язык врывается в мой рот, против чего у меня нет никаких возражений. Адреналин распаляет страсть, иглами разлетающуюся по телу. Я сжимаю его лицо между ладоней, я упи-ваюсь им, и он глухо рычит, воспламеняясь от моего огня, и там, внизу живота, свиваются упругие кольца желания. Он шарит жадной рукой по моей груди, талии, спине, спускается ни-же. Я приподнимаюсь…
– Уф… – выдыхает Кристиан и отодвигается.
– Что? – шепчу я.
– Ана, мы на парковочной стоянке, в Сиэтле.
– И что?
– Ну, я хочу трахнуть тебя, а ты тут… ерзаешь. Неудобно.
Его слова только раздувают костер моего желания, и оно вырывается из-под контроля, стягивая мышцы внизу живота.
– Хочешь – трахни. – Я целую его в уголок рта. Эта гонка на машине… волнение… страх… напряжение… они подстегнули мое либидо. Кристиан отстраняется, смотрит на меня пристально из-под тяжело нависших век.
– Здесь? – хрипло спрашивает он. Во рту делается сухо. У него это получается, завести меня одним словом.
– Да. Я хочу. Сейчас.
Он смотрит на меня еще несколько секунд, чуть склонив голову набок.
– Какая вы бесстыдная, миссис Грей, – шепчет он после долгой, в целую вечность, паузы. Собирает мои волосы на затылке, оттягивает голову назад, и вот уже его губы захватывают мои, требовательно, жадно. Рука скользит по моей спине, ныряет под бедро…
– Какая радость, что на тебе юбка. – Он сует руку под мою клетчатую, белую с голубым юбку, гладит по бедру, и я зарываюсь пальцами в его волосы, верчусь у него на коленях.
– Не ерзай, – рычит он и сжимает в пригоршню все, что оказалось под рукой. Я мгновен-но замираю. Его палец порхает по клитору, и у меня захватывает дух – где-то в глубине меня словно пробивает электрический разряд.
– Не елозь, – шепчет Кристиан и снова целует меня, кружа большим пальцем по тонким кружевам моих дизайнерских трусиков. Два пальца медленно пробираются под шелк и погру-жаются в меня. Я со стоном подаюсь им навстречу.
– Пожалуйста…
– О! Вы уже готовы, миссис Грей. – Он окунает пальцы глубже, вынимает, снова окунает. Какая томительная пытка. – Тебя так заводят погони?
– Ты меня заводишь.
Кристиан хищно, по-волчьи, ухмыляется и резко выводит пальцы, оставляя меня ни с чем. И тут же, без всякого предупреждения, подхватывает меня под колени, приподнимает и разворачивает лицом к ветровому стеклу.
– Разведи ноги, – командует он.
Я послушно исполняю приказ. Теперь мои ноги свешиваются до пола по обе стороны от него. Он гладит меня по ногам, снизу вверх, задирает юбку.
– Положи руки мне на колени. Наклонись вперед. И подними свою восхитительную зад-ницу. Смотри головой не стукнись.
Черт! Мы все-таки сделаем это, прямо здесь, на общественной парковке. Я быстро огля-дываюсь по сторонам и никого не вижу, но огонек возбуждения уже бежит в крови. Я на авто-стоянке! Круто! Кристиан возится у меня за спиной, и я слышу, как вжикает «молния». Он об-нимает меня за талию одной рукой, стягивает трусики другой и одним быстрым движением нанизывает меня на себя.
– А-а!
Я вжимаюсь в него и слышу, как он шипит мне в шею. Его рука ползет вверх и хватает меня снизу за подбородок. Он тянет мою голову назад и в сторону, подается вперед и целует в горло. Другая рука ложится на бедро. Мы начинаем наш танец.
Я подбираю ноги, и он набирает темп. Ощущения… Я громко стону. Как глубоко у него получается. Хватаюсь левой рукой за рычаг ручного тормоза, опираюсь правым локтем на дверцу. Он терзает зубами мочку моего уха, тянет… мне почти больно. Он таранит меня снова, и снова, и снова. Я качаюсь вверх-вниз, и мы находим наконец общий ритм. Кристиан просовы-вает руку под юбку и начинает нежно мять клитор через тонкую ткань трусиков.
– А-а!
– Быстрее, – выдыхает Кристиан мне в ухо сквозь стиснутые зубы. – Все надо сделать быстро, Ана. – Он добавляет жару.
– А-а! – Я уже ощущаю знакомый гул приближающейся волны наслаждения, растущей, сгущающейся в глубине меня.
– Ну же, детка, – хрипит мне в ухо. – Я хочу тебя слышать.
Я снова стону, я теряюсь, тону в ощущениях, и глаза мои закрыты. Его голос – у меня в ухе, его дыхание – у меня на шее, и наслаждение изливается, пульсируя, из того места, где его пальцы…
Меня захватывает водоворот, и мое тело требует разрядки.
– Да, – шипит Кристиан, и я на миг открываю глаза и вижу перед собой брезентовую крышу «R8». Я снова жмурюсь и тут же кончаю.
– Ох, Ана, – удивленно шепчет он и, обняв меня, посылает последний удар и замирает на пике внутри. Трется носом о мою шею, целует в горло, в щеку, в висок.
– Ну как, миссис Грей, сбросили напряжение? – Кристиан снова тискает зубами мочку моего уха. Я полностью опустошена, и сил хватает только на что-то напоминающее мяуканье. Чувствую, как он улыбается.
– Мне так точно помогло. – Он снимает меня с себя. – Ты что, голос потеряла?
– Да.
– А теперь скажи, кто у нас распутник. Не думал, что ты такая эксгибиционистка.
Я тут же выпрямляюсь и беспокойно озираюсь по сторонам. Он напрягается.
– За нами ведь никто не наблюдает? – с тревогой спрашиваю я.
– По-твоему, я позволил бы, чтобы кто-то смотрел, как моя жена кончает? – Кристиан по-глаживает меня по спине, но от его голоса по ней снова бегут мурашки. Я оглядываюсь и лука-во улыбаюсь.
– Секс в машине!
Кристиан усмехается и убирает у меня с лица прядку волос.
– Давай поменяемся. Я поведу.
Он открывает дверцу, чтобы я выбралась на площадку, и быстро застегивает «молнию». Потом выходит сам, открывает другую дверцу, быстро возвращается за руль, подбирает «блэк-берри» и набирает номер.
– Где Сойер? И «Додж»? Как получилось, что Сойер не с тобой?
Он внимательно слушает ответ, наверное, Райана.
– Она? – Пауза. – Оставайся с ней. – Кристиан дает отбой и смотрит на меня.
Она? Райан говорил о водителе «Доджа»? Но кто? Элена? Лейла?
– В «Додже» была женщина?
– Похоже, что так, – тихо отвечает Кристиан. Его губы сжимаются в тонкую, сердитую линию. – Едем домой. – Он поворачивает ключ и осторожно сдает назад. «Ауди» плавно выка-тывается со стоянки.
– А где… этот… несуб? И вообще, что это все значит? Звучит почти как БДСМ.
Кристиан едва заметно усмехается и сворачивает на Стюарт-стрит.
– Несуб – это неизвестный субъект. Райан – бывший фэбээровец.
– Бывший фэбээровец?
– Не спрашивай. – Кристиан качает головой, похоже, что-то обдумывает.
– И где же сейчас этот несуб?
– На шоссе I-5, движется на юг. – Он бросает на меня короткий взгляд. Глаза холодные, жестокие. Ух ты, такой переход от страсти к спокойствию! Несколько секунд – и передо мной другой человек. Тянусь, поглаживаю по бедру, пробегаю пальцами по внутреннему шву джин-сов – надеюсь поднять настроение. Он отпускает руль, кладет свою руку на мою – дальше путь закрыт.
– Нет. Мы и так далеко зашли. Ты же не хочешь, чтобы я попал в аварию в трех кварталах от дома. – Подносит мою руку к губам – смягчить упрек бесстрастным поцелуем. Расчетливый, холодный, властный… Мой Пятидесятигранный. Впервые за долгое время я чувствую себя расшалившейся девчонкой. Убираю руку, отодвигаюсь и секунду-другую сижу тихо.
– Значит, женщина?
– Очевидно, да. – Кристиан вздыхает, поворачивает к подземному гаражу и набирает код на пульте. Двери распахиваются, он въезжает и аккуратно паркуется.
– Мне нравится эта машина, – мурлычу я.
– Мне тоже. И нравится, как ты с ней справилась. Даже не сломала.
– Можешь купить мне такую же на день рождения. – Я мило улыбаюсь и выхожу из ма-шины – Кристиан сидит с открытым ртом. – Белую, – добавляю я.
Он ухмыляется и качает головой:
– Анастейша Грей, вы не перестаете изумлять меня.
Я захлопываю дверцу и жду Кристиана. Он выходит, смотрит на меня, и этот взгляд как будто обращается к чему-то, что живет глубоко во мне. Теперь я уже хорошо знаю этот взгляд. Кристиан подходит ближе, наклоняется и шепчет:
– Тебе нравится машина. Мне нравится машина. Я трахал тебя в ней… может быть, стоит трахнуть на ней.
Ответить я не успеваю – в гараж въезжает сверкающий серебристый «Мерседес». Кристи-ан смотрит на него сначала с беспокойством, потом с раздражением.
– Похоже, мы уже не одни. Идем. – Он берет меня за руку, ведет к гаражному лифту, нажимает кнопку вызова, и, пока мы ждем, к нам присоединяется водитель «Мерседеса». Мо-лодой, одет с элегантной небрежностью, волосы длинные, темные. Обычно так выглядят теле-визионщики или газетчики.
– Привет. – Он добродушно улыбается нам.
Кристиан обнимает меня за талию и вежливо кивает.
– Я здесь недавно. Мне шестнадцатый.
– Привет, – улыбаюсь я в ответ. У него добрые карие глаза. Приходит лифт. Мы входим. Кристиан смотрит на меня с непроницаемым выражением.
– Вы – Кристиан Грей, – говорит молодой человек.
Кристиан натянуто улыбается.
– Пол Харрисон. – Он протягивает руку. Кристиан неохотно ее пожимает. – Вам на какой этаж?
– Мне нужно ввести код.
– А-а…
– Пентхаус.
– О… – Пол снова улыбается. – Конечно. – Он нажимает кнопку восьмого этажа, и двери закрываются. – Миссис Грей, полагаю.
– Да. – Я вежливо улыбаюсь, мы обмениваемся рукопожатиями. Пол задерживает на мне взгляд и чуточку краснеет. Вот еще. Я тоже краснею и чувствую, как напрягается лежащая у меня на талии рука. – Когда вы въехали?
– В прошлый уикенд. Мне здесь нравится.
Неловкая пауза… звонок… кабина останавливается на этаже Пола.
– Рад познакомиться с вами обоими, – говорит он с облегчением и выходит. Двери бес-шумно закрываются. Кристиан вводит код, и лифт снова идет вверх.
– Мне он показался милым. А других соседей я еще не встречала.
Кристиан хмурится.
– Предпочитаю, чтобы так и было.
– Это потому, что ты затворник. А мне он понравился.
– Затворник?
– Затворник. Прячущийся в башне из слоновой кости, – сухо констатирую я.
– Башня из слоновой кости. – Он усмехается. – Я так полагаю, теперь вы можете доба-вить еще одно имя в список своих поклонников, миссис Грей.
Я закатываю глаза.
– Ты каждого записываешь в мои поклонники.
– Ты сейчас закатила глаза?
Пульс учащается.
– Да, закатила. – Дышать становится труднее.
Он смотрит на меня, чуть наклонив голову, со своим фирменным, самодовольно-насмешливым выражением.
– И что мы будем с этим делать?
– Что-нибудь грубое.
Моргает. Не ожидал.
– Пожалуйста.
– Хочешь еще?
Я медленно киваю. Дверь открывается – мы дома.
– Насколько грубо? – Глаза его темнеют.
Я молча смотрю на него. Он закрывает на мгновение глаза, потом хватает меня за руку и вытаскивает в фойе.
Мы врываемся через двойные двери в холл и натыкаемся на Сойера. Он выжидающе смотрит на нас.
– Сойер, доложишь обо всем через час, – говорит Кристиан.
– Да, сэр. – Сойер поворачивается и идет в офис Тейлора.
У нас целый час!
Кристиан смотрит на меня.
– Значит, грубо?
Я киваю.
– Что ж, миссис Грей, вам повезло. Сегодня у меня день исполнения желаний.

Глава 6

Какие есть идеи? – спрашивает Кристиан и смотрит мне в глаза, откровенно и бесстыдно.
Я пожимаю плечами, но дыхание вдруг стесняется от непонятного волнения. Я не знаю, в чем тут дело – в погоне, адреналине, моем прежнем плохом настроении, – но я хочу этого, хо-чу отчаянно. На лице мужа медленно проступает озадаченность. – Что-нибудь особенное? – Его слова – как нежная ласка. Я киваю, чувствуя, как вспыхивает лицо. Почему это так меня смущает? Я ведь чего только не делала с этим мужчиной. Он мой муж, в конце-то концов! А может, проблема в том, что я сама хочу этого и стесняюсь признаться? Мое подсознание бро-сает сердитый взгляд: «Хватит уже выдумывать лишнее».
– Карт-бланш? – Кристиан смотрит на меня задумчиво, словно пытается влезть мне в го-лову.
Карт-бланш? Ну и дела! А что же за этим может последовать?
– Да, – нервно говорю я, и возбуждение расцветает во мне пышным цветом. Кристиан улыбается своей ленивой сексуальной улыбкой.
– Идем. – Он берет меня за руку и ведет к лестнице. Теперь ясно. Игровая комната! Моя внутренняя богиня стряхивает дрему и торопится следом.
У подножия лестницы Кристиан отпускает мою руку и отпирает дверь. Ключ висит на це-почке, которую я недавно ему подарила.
– После вас, миссис Грей, – говорит он, отступая в сторону.
В игровой – знакомый запах дерева, кожи и полировки. Я краснею при мысли, что миссис Джонс заходила сюда прибраться, пока мы уезжали на медовый месяц. Кристиан сразу включа-ет свет, и темно-красные стены заливает мягкий рассеянный свет. Я останавливаюсь и смотрю на него, и предвкушение разгоняет по венам густую, тяжелую кровь. Что у него в голове? Что он собирается сделать со мной? Кристиан запирает дверь, поворачивается и, задумчиво накло-нив голову набок, смотрит на меня.
– Чего ты хочешь, Анастейша?