50 оттенков серого читать онлайн

бесцеремонный.

Когда я снова перевожу взгляд на Кристиана Грея, он смотрит на нас, как ястреб: серые глаза прикрыты и задумчивы, губы плотно сжаты. Передо мной уже не внимательный покупатель, а кто-то другой – холодный и далекий.

– Пол, я занимаюсь с клиентом. Ты должен с ним познакомиться, – говорю я, стараясь растопить враждебность в глазах Грея. Тащу Пола к нему, и они окидывают друг друга оценивающими взглядами. Атмосфера просто ледяная.

– Пол, это Кристиан Грей. Мистер Грей, это Пол Клейтон, брат хозяина магазина.

Сама не знаю почему, я чувствую необходимость в дальнейших объяснениях.

– Мы знакомы давно, с тех пор, как я здесь работаю, но видимся не часто. Пол изучает менеджмент в Принстонском университете, – лепечу я. «Замолчи, хватит!»

– Мистер Клейтон. – Кристиан протягивает руку, по выражению его лица нельзя ничего понять.

– Мистер Грей. – Пол отвечает на рукопожатие. – Постойте, тот самый Кристиан Грей? Глава холдинга «Грей энтерпрайзес»? – За долю секунды неприязнь на лице Пола сменяется благоговейным трепетом. Грей вежливо улыбается, но глаза остаются холодными. – Здорово! Могу я вам чем-нибудь помочь?

– Анастейша уже со всем справилась. Она была очень внимательна. – Внешне он совершенно невозмутим, но его слова… Как будто он имеет в виду нечто совершенно другое. Я совершенно сбита с толку.

– Отлично, – откликается Пол. – Еще увидимся, Ана.

– Конечно, Пол. – Я смотрю, как он исчезает за дверью подсобки. – Что-нибудь еще, мистер Грей?

– Нет, это все. – Он говорит отрывисто и холодно. Черт! Я чем-то его обидела? Глубоко вздохнув, я поворачиваюсь и иду к кассе. Что с ним такое?

Я пробиваю веревку, комбинезоны, изоленту и кабельные стяжки.

– Все вместе – сорок три доллара. – Лучше бы я на него не смотрела. Он глядит на меня пристально, серые глаза внимательны и туманны. Мне сразу становится не по себе.

– Пакет вам нужен? – спрашиваю я, беря у него кредитку.

– Да, Анастейша. – Его язык ласкает мое имя, и сердце у меня снова начинает колотиться. Чуть дыша, я складываю покупки в пластиковый пакет.

– Вы позвоните мне, если я буду вам нужен для фотографии? – Он снова заговорил деловым тоном.

Я киваю, в очередной раз лишившись дара речи, и протягиваю ему кредитную карточку.

– Хорошо. Возможно, до завтра. – Он поворачивается, чтобы уйти, а затем останавливается. – Да, еще… Знаете, Анастейша, я рад, что мисс Кавана не смогла приехать на интервью.

Он улыбается и широким шагом целеустремленно идет к выходу, оставив бурлить во мне массу обезумевших женских гормонов. Я несколько минут смотрела на закрытую дверь, из которой он только что вышел, прежде чем вновь вернулась на нашу планету.

Ладно, надо признать – он мне нравится. Притворяться дальше бессмысленно. Я никогда раньше не испытывала подобных чувств. Он очень, очень хорош собой. Но это безнадежно, я знаю и вздыхаю с одновременно горестным и сладостным сожалением. То, что он пришел сюда, – простое совпадение. Впрочем, никто не запрещает мне восхищаться им издалека, ведь правда? Мне это ничем не грозит. И если я найду фотографа, то завтра смогу увидеть предмет своего обожания. Я кусаю губу в предвкушении и глупо улыбаюсь, как школьница. Надо позвонить Кейт и организовать фотосессию.

Глава 3

Кейт в экстазе.

– А что ему понадобилось в «Клейтонсе»?

Ее любопытство просачивается сквозь телефон. Я стою в подсобке, стараясь говорить как ни в чем не бывало.

– Случайно оказался поблизости.

– Уж больно много совпадений, Ана. Не искал ли он тебя? – задумчиво говорит она.

От этой мысли сердце екает, однако радость моя длится недолго. Как ни грустно, надо признать: Грей приезжал по делам.

– Он посетил экспериментальную ферму Вашингтонского университета. Финансирует какие-то исследования, – бормочу я.

– Да, он выделил им грант в два с половиной миллиона долларов.

Ого!

– Откуда ты знаешь?

– Ана, я журналистка, я собирала о нем сведения. Это моя работа – знать такие вещи.

– Ладно, Карла Бернстайн,[1] успокойся. Так тебе нужны эти фотографии?

– Разумеется. Вопрос в том, кто их будет делать и где?

– Мы можем спросить его. Он сейчас здесь.

– А ты можешь с ним связаться?

– У меня есть номер его мобильного.

Кейт шумно вздыхает.

– Самый богатый, недоступный, самый таинственный холостяк в штате Вашингтон запросто дал тебе номер своего мобильного.

– Ну да.

– Ана! Ты ему нравишься. Тут и думать не о чем, – произносит она убежденно.

– Кейт, с его стороны это простая любезность.

Еще не договорив, я понимаю, что это неправда.

Любезность совсем не в характере Кристиана Грея. Он вежлив, не более того. И маленький тихий голосок шепчет: возможно, Кейт права. От этой мысли у меня мурашки бегут по коже. Но ведь сказал же он: «Я рад, что Кейт не смогла приехать на интервью». В тихом восторге я обхватываю себя руками и начинаю раскачиваться из стороны в сторону, лелея мысль о том, что и впрямь, хоть ненадолго, ему понравилась. Кейт возвращает меня к реальности.

– Но у нас нет фотографа. Леви как раз на эти выходные уехал домой, в Айдахо-Фоллз. Вот он расстроится, когда узнает, что упустил шанс снять одного из ведущих американских промышленников!

– Хм… Может, попросить Хосе?

– Это мысль! Попроси его, он для тебя все на свете сделает. Потом позвонишь Грею и узнаешь, где ему удобнее. – Кейт ужасно бесцеремонна насчет Хосе.

– Думаю, ты должна сама ему позвонить.

– Кому, Хосе? – издевается Кейт.

– Нет, Грею.

– Ана, это у тебя с ним роман.

– Роман? – Мой голос взлетает на несколько октав. – Да я с ним едва знакома.

– Ну, ты по крайней мере с ним разговаривала, – отвечает Кейт с досадой. – И похоже, он хочет познакомиться с тобой поближе. Ана, просто позвони ему, и все, – в приказном тоне говорит она и вешает трубку. У нее иногда прорезаются командирские замашки. Я хмурюсь, глядя на телефон, и показываю ему язык.

Не успеваю я отправить сообщение Хосе, как в подсобку заходит Пол. Ему нужна наждачная бумага.

– Ана, у нас там полно посетителей, – желчно замечает он.

– Прошу прощения. – Я поворачиваюсь, чтобы идти.

– А где ты познакомилась с Кристианом Греем? – нарочито небрежно спрашивает Пол.

– Брала у него интервью для нашей студенческой газеты, когда Кейт заболела.

Я пожимаю плечами, стараясь, чтобы мои слова прозвучали естественно, но мне это удается не лучше, чем Полу.

– Кристиан Грей в «Клейтонсе». Ну, дела! – Он удивленно фыркает и трясет головой. – Ну, да ладно. Хочешь, сходим куда-нибудь сегодня вечером?

Каждый раз, когда Пол приезжает домой, он приглашает меня на свидание, и я всегда отказываюсь. Это уже стало традицией. Пол выглядит как типичный американский парень с обложки, но он совсем не похож на литературного героя, как ни старайся представить его в этом качестве. А Грей? – спрашивает меня мое подсознание, как бы подняв бровь. Я быстренько его затыкаю.

– Разве вы не будете сегодня отмечать день рождения твоего брата?

– Это завтра.

– Как-нибудь в другой раз, Пол. У меня на следующей неделе выпускные экзамены, мне надо заниматься.

– Ана, когда-нибудь ты ответишь мне «да»! – Он улыбается, и я спасаюсь бегством в торговый зал.

– Ана, я снимаю интерьеры, а не портреты, – стонет Хосе.

– Хосе, ну пожалуйста. – Сжимая телефон, я меряю шагами гостиную нашей квартиры и смотрю в окно на меркнущий вечерний свет.

– Дай мне телефон.

Кейт выхватывает у меня мобильный, откидывая за плечо шелковистые золотые волосы.

– Послушай, Хосе Родригес, если ты хочешь, чтобы наша газета сделала репортаж с открытия твоей выставки, ты должен быть завтра на съемках, усек? – Кейт умеет добиваться своего. – Хорошо. Ана тебе еще позвонит и скажет, когда и где. До завтра. – Она захлопывает телефон. – С этим улажено. Осталось только договориться о времени и месте. Звони ему. – Она протягивает мне мобильный. У меня скручивает живот. – Звони прямо сейчас.

Я бросаю на нее сердитый взгляд и лезу в задний карман за визиткой. Глубоко вздохнув, трясущимися пальцами набираю номер.

Он отвечает на второй звонок. Его голос сдержан, спокоен и холоден.

– Грей.

– Э… мистер Грей? Это Анастейша Стил. – Я не узнаю собственного голоса. Следует короткая пауза. Это просто невыносимо. В душе я вся трепещу.

– Мисс Стил. Рад вас слышать. – Тон изменился. Похоже, он удивлен; в голосе слышно тепло… и даже ласка. Дыхание прерывается, я краснею. Внезапно я осознаю, что Кэтрин Кавана смотрит на меня, открыв рот, и убегаю на кухню, чтобы скрыться от ее проницательных глаз.

– Я звоню по поводу фотосессии для статьи. – «Дыши, Ана, дыши». Мои легкие судорожно втягивают воздух. – Завтра, если вас устроит. Когда вам удобно, сэр?

Я почти вижу улыбку сфинкса.

– Я остановился в отеле «Хитман», в Портленде. Ну, скажем, завтра утром в половине десятого?

– Хорошо, мы приедем. – Я вне себя от восторга – как маленькая девочка, а не взрослая женщина, которая по закону штата Вашингтон имеет право голосовать и покупать алкоголь.

– Жду с нетерпением, мисс Стил. – Я представляю опасный блеск в его серых глазах. Как ему удается вложить в пять коротких слов столько мучительного соблазна? Я отключаюсь. Кейт уже на кухне и смотрит на меня с сосредоточенным выражением на лице.

– Анастейша Роуз Стил. Он тебе нравится! Никогда раньше не видела, чтобы ты так на кого-то реагировала. Ты вся красная.

– Да ладно, Кейт, я постоянно краснею. У меня такая привычка. Не делай далеко идущих выводов, – огрызаюсь я. – Просто в его присутствии я чувствую себя ужасно неловко, вот и все.

– «Хитман», это меня успокаивает, – бормочет Кейт. – Надо будет позвонить менеджеру и договориться о месте для съемки.

– Я приготовлю ужин, а потом мне надо заниматься. – Не в силах скрыть раздражения, я открываю буфет, чтобы приготовить ужин.

Ночью я плохо сплю, все время ворочаюсь с боку на бок. Мне снятся туманные серые глаза, комбинезоны, длинные ноги, тонкие пальцы и темные, неизученные места. Два раза за ночь я просыпаюсь оттого, что сердце колотится, готовое выпрыгнуть из груди. Хороша же я буду назавтра после бессонной ночи! Я взбиваю подушку и пытаюсь наконец улечься.

Отель «Хитман» уютно разместился в самом сердце Портленда. Это величественное здание коричневого камня было построено как раз накануне краха конца 1920-х. Хосе, Тревис и я едем в моем «жуке», а Кейт – в своем «SLK», поскольку в мою машину мы все не влезли. Тревис – друг и помощник Хосе, он будет ставить свет. Кейт ухитрилась договориться с «Хитманом», чтобы нам бесплатно выделили комнату для съемки в обмен на упоминание в журнале. Когда она объясняет на ресепшен, что мы приехали фотографировать известного предпринимателя Кристиана Грея, нам сразу же предоставляют номер люкс. Обычного размера люкс, поскольку самый большой номер, очевидно, занимает мистер Грей. Администратор показывает нам апартаменты – он очень молод и почему-то страшно волнуется. Скорее всего, на него произвела сильное впечатление красота Кейт и ее властные манеры, потому что он послушен ей, как глина рукам скульптора. Комнаты элегантны, сдержанны и богато обставлены.

Времени – девять. У нас в запасе еще полчаса. Кейт разворачивается на полную мощность.

– Хосе, думаю, надо снять его на фоне стены, ты согласен? – Она не дожидается ответа. – Тревис, убери стулья. Ана, позвони, пожалуйста, горничной, чтобы принесли напитки. И скажи Грею, что мы уже здесь.

Раскомандовалась тут. Я закатываю глаза, но делаю, что приказано.

Через полчаса Кристиан Грей входит в наш номер.

Ух ты! На нем белая рубашка с распахнутым воротом и серые фланелевые брюки, сидящие на бедрах. Непослушные волосы еще влажные после душа. Я смотрю на него, и во рту у меня все пересыхает. Он жутко сексуальный. За Греем в номер заходит какой-то мужчина лет тридцати пяти, заросший щетиной и коротко стриженный, в строгом темном костюме и галстуке, и молча становится в углу. Его карие глаза невозмутимо следят за нами.

– Рад вас видеть, мисс Стил. – Грей протягивает руку, и я жму ее, быстро моргая. Ох… какой он… обалдеть. Прикасаясь к его руке, я чувствую, как по телу пробегает приятный ток, смущаюсь и краснею. Наверное, мое неровное дыхание слышно всем вокруг.

– Мистер Грей, это Кэтрин Кавана, – бормочу я, сделав жест рукой в сторону Кейт, которая выходит вперед, глядя ему прямо в глаза.

– Настойчивая мисс Кавана. Как вы себя чувствуете? – Он приветливо улыбается. – Надеюсь, вам уже лучше? Анастейша сказала, что на прошлой неделе вы болели?

– Все в порядке, спасибо, мистер Грей. – Она, не моргнув глазом, пожимает его руку.

Кейт училась в лучшей частной школе штата Вашингтон. У нее богатые родители, и она выросла уверенной в себе и своем месте в мире. Я ею восхищаюсь.

– Спасибо, что нашли для нас время. – Она вежливо улыбается.

– Не стоит благодарности, – отвечает он и вновь одаривает меня взглядом серых глаз. Я опять заливаюсь краской. Черт!

[1] Карл Бернстайн — американский журналист, широко известный в США и Западной Европе своей работой по Уотергейтскому делу.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17